Генри форд и томас эдисон: Как Генри Форд получил последний вздох Томаса Эдисона – Автоблог – Autoutro.ru

Содержание

Как Генри Форд получил последний вздох Томаса Эдисона – Автоблог – Autoutro.ru

Как Генри Форд получил последний вздох Томаса Эдисона

В музее Генри Форда в Дирборне (штат Мичиган) есть множество интересных экспонатов, посвященных индустриализму рубежа веков. В крыле «Сделано в Америке» за все еще работающим паровым двигателем Эдисона спряталась вещица, которая дает нам представление не только о великой дружбе XX века, но и о том, какими жутковатыми категориями мыслили американские гении. Внутри выставки, посвященной Томасу Эдисону и его конкурентам, представлен флакон с последним вздохом изобретателя.

Чтобы понять, как флакон оказался в распоряжении музея, нужно вернуться в 1896 год, когда Генри встретил Томаса.

Генри Форд и Томас Эдисон были настоящими титанами и удивительно близкими друзьями. Для Форда Эдисон был героем детства, и когда они повстречались на съезде Ассоциации Осветительных Компаний Эдисона, Форд был в восторге. Он был приглашен туда, потому что работал инженером в одной из дочерних компаний Эдисона Detroit Edison.

Форд был представлен Эдисону как изобретатель автомобиля с бензиновым двигателем, что, во-первых, конечно же было в корне неверно, а во-вторых, оказало Форду медвежью услугу, поскольку конференция была посвящена электроэнергии. Тем не менее, Эдисон активно включился в дискуссию, начал задавать Форду вопросы, а затем ударил по столу и воскликнул: «Ваш автомобиль самодостаточен. Он несет на себе собственную силовую установку. Ни огня, ни котла, ни дыма, ни пара! Это то, что надо! Продолжайте в том же духе!» Позже Форд скажет, что эта реакция полностью перевернула его мир.

Томас Эдисон был отнюдь не дружелюбным парнем, но несколько лет спустя, в период расцвета Форда, они стали переписываться. У них даже были совместные проекты: в основном Форд инвестировал деньги, а Эдисон их терял на неудачных продуктах.

Форд и Эдисон ходили в походы вместе со своими семьями, основателем компании Firestone Tire and Rubber Харви Файерстоуном и натуралистом Джоном Берроузом. Они даже купили дома рядом друг с другом и пытались построить электромобиль, правда результаты были катастрофическими.

Томас Эдисон скончался от диабета в 1931 году в Вест-Ориндж (штат Нью-Джерси) в возрасте 84 лет. В тот момент рядом с ним находились личный врач Эдисона и его сын Чарльз. Идея уловить последнее дыхание изобретателя пришла к Чарльзу, когда он заметил полку с пустыми пробирками у кровати умирающего отца. Чарльз собрал несколько флаконов, попросил доктора запечатать их в парафине и отправил один Форду как память об их близкой дружбе.

Наследия этих двух гигантов эпохи электричества невероятно переплетены. Даже здание, в котором хранится флакон, является свидетельством их дружбы. Музей Генри Форда был построен как музей индустриальной истории. Первоначально он был назван Институтом Эдисона и открыл свои двери к 50-летию изобретения электрической лампочки. Прилегающая деревенька Гринфилд-Виллидж воссоздает жизнь в Америке на рубеже XIX и XX веков и даже содержит оригинальную лабораторию Эдисона в Менло-Парке.

Хотя название поменялось, музей по-прежнему посвящен истории промышленности в целом и истории Ford Motor Company в частности.

Когда Генри Форд умер спустя десятилетие после Эдисона, многие его личные вещи попали в коллекцию музея, включая и последний вздох его наставника и друга.

Томас Эдисон — гений с противоречивой репутацией

Величайший изобретатель и предприниматель ХХ века однажды сказал: «Я не терпел поражений. Я просто нашёл 10 000 способов, которые не работают». Большинство читателей сразу же поняли о ком идет речь. Но знаете ли вы, что Томас Эдисон был «видеопиратом» и центр мировой киноиндустрии находится в Голливуде именно из-за него? Специально для вас мы собрали все самые неожиданные факты из жизни и биографии великого изобретателя.

В школу? Ни за что!

В это трудно поверить, но Томас Эдисон начал говорить только в 4 года. В семь лет он пошел в школу, но из-за гиперактивности и плохого поведения проучился там всего 3 месяца. Учительница считала маленького Эдисона «ограниченным», что сильно обидело маму Томаса, которая забрала сына из школы и стала заниматься с ним самостоятельно, что и помогло мальчику развить любовь к самообразованию.


Глухота как преимущество

В 12 лет знаменитый ученый начал терять слух, но, как ни странно, ему это нравилось! Эдисон считал, что благодаря глухоте он стал более искусным изобретателем, потому что отсутствие внешних звуков помогало ему лучше фокусироваться на создании своих изобретений, а все коммуникации с другими людьми записывались, что позволяло избегать какого-либо недопонимания.

На пике ухудшения слуха Эдисон активно использовал азбуку Морзе в общении, которую он выстукивал на теле собеседника. Своим первым сыновьям он даже дал прозвища «Точка» (Dot) и «Тире» (Dash). Вторая жена ученого тоже знала «морзянку», поэтому в театре специально для мужа выбивала речь актеров на его ноге, чтобы он мог понимать сюжет спектакля.

Кто изобрел лампочку

Первый вариант лампочки накаливания был изобретен и запатентован учеными из Канады в 1874 году, но, к сожалению, они не смогли найти денег на доработку своего изобретения. Спустя 5 лет Эдисон выкупил патент канадцев за $5 000 и заметно усовершенствовал его, представив миру одно из самых полезных изобретений человечества.

Через несколько дней после смерти ученого, 21 октября 1931 года, все электрическое освещение в Соединенных штатах было приглушено на 1 минуту в признательность за его неоценимый вклад в науку.

«Видеопират»

В 1881 году Эдисон изобрел и запатентовал видеозаписывающее устройство «Кинетограф» и устройство для просмотра видео через единственный окуляр «Кинетоскоп». Интересно, что для продвижения своих изобретений Эдисон снял популярное для нашего времени видео с котами, которое даже сегодня можно найти в Youtube. Но в конечном итоге эти устройства уступили в конкуренции «Синематографу», который, в отличие от своего соперника, мог проецировать видео на экран сразу для нескольких человек.

Кстати, Эдисон непосредственно повлиял и на месторасположение главной киноиндустрии мира. Оказывается, изобретатель владел патентами на все основные съемочные процессы, что вынудило крупные киностудии переехать в «независимую» Калифорнию, где патентные права не имели юридическую силу.


К слову, Эдисон успел отметиться и «видеопиратством», незаконно размножив фильм «A Trip to the Moon» 1902 года на несколько сотен копий.

Провал — ключ к успеху

Первым запатентованным изобретением Эдисона стала электрическая машина для записи голосов в билль членов Американского Конгресса. Но устройство работало так медленно, что от него решили отказаться. Именно после этой неудачи ученый стал придерживаться следующего девиза: «Никогда не изобретай то, на что нет спроса».

Одним же из самых известных изобретений Эдисона считается фонограф — прибор для записи и воспроизведения звука. Устройство было настолько уникальным для своего времени, что Эдисон удостоился приглашения на встречу с самим президентом США Ратерфордом Берчардом Хейсом.

Противостояние с Теслой

В 1884 году Эдисон пригласил уже известного европейского инженера Николу Теслу на свой завод для решения сложных технических проблем – за это он пообещал ему вознаграждение в размере $50 000.

В итоге Эдисон не сдержал своего слова, оправдывая себя тем, что Тесла неправильно понял его «американский юмор».

Помимо этого, Томас Эдисон выступал против использования переменного тока, который поддерживал Никола Тесла, потому что за использование постоянного тока он зарабатывал немалые деньги на патентных отчислениях. Поэтому, не найдя отклика в суде по делу о нарушениях патентных прав, американский изобретатель занялся черным пиаром переменного тока, демонстрируя его опасность для человека. Финансируемый Эдисоном инженер Гарольд Браун даже предложил казнить преступников переменным током.

Интересно отметить, что «война токов» завершилась только в 2007 году с окончательным переходом Нью-Йорка с постоянного тока на переменный.

Дружба с Генри Фордом

Знаменитый изобретатель автомобилей Генри Форд в молодости тоже работал в компании Томаса Эдисона. Подающего надежды инженера, который на тот момент уже построил «самодвижущийся экипаж», пригласили на одну из светских вечеринок, где его и представили ученому.

Эдисон был так впечатлен изобретением Форда, что уговаривал его всеми силами держаться за свою идею. Форд последовал совету своего кумира, решив уволиться из компании Эдисона и открыть свое дело по производству автомобилей. В скором времени, у них завязалась крепкая дружба на всю жизнь.

Примечательно, что в момент смерти Эдисона эксцентричный инженер сохранил последнее дыхание друга в пробирке, которая и по нынешний день продолжает храниться в музее Генри Форда в Детройте.

Успеть всё

Томас Эдисон поражал своей работоспособностью — типичный рабочий день Эдисона длился 16-19 часов. Первый патент он получил уже в 21 год, а всего в его владении были права на 1 093 патента в США и 1 239 патентов в других странах. В ходе работы над электрической лампочкой Эдисон исписал более 40 000 страниц, а изложение всех своих экспериментов он поместил в 2 500 книг.

Форд, Эдисон и электромобиль, который почти был : arktal — LiveJournal

Ни для кого не секрет то, что Генри Форд и Томас Эдисон были большими друзьями.
Хотя разница в возрасте у них довольно приличная (Томас Эдисон на 15 лет старше Форда), они много времени проводили вместе, дарили друг другу щедрые подарки и, со временем, даже дома их были рядом: Форд купил дом рядом с флоридской виллой Эдисона, и ворота между двумя поместьями никогда не запирались.

Многие поклонники Форда также знают, что в самом начале своей карьеры, когда он ещё только создавал свой знаменитый квадрицикл, ставший первым автомобилем, работающим на бензине, его работодателем был Томас Эдисон, владелец «Электрической компании Эдисона» (Edison Illuminating Company). Историки также знают, что Эдисон, когда его познакомили с Фордом на каком-то великосветском раунде и тот показал боссу свои планы бензинового автомобиля, пригласил Форда за свой стол. “Молодой человек, – сказал он Форду, – вы попали в точку! Ваша машина движется сама и несет свой собственный двигатель”. По крайней мере, так говорят.

Намного менее известно, что Эдисон и Форд работали вместе над созданием электромобиля.

Примерно в то же время, когда была основана Ford Motor Co., Эдисон занялся разработкой аккумуляторных технологий и начал предлагать свою железо-никелевую батарею для различных целей, в том числе для автомобилей. В 1903 году он объявил о своих планах переоборудовать четыре большие туристические машины в электромобили (разумеется, с использованием своих собственных батарей) - план, который выглядит скорее рекламным ходом по продаже батарей. И хотя Эдисон горячо поддержал Форда с его идеей бензиновых автомобилей, вскоре он стал их критиковать:

"Электричество - самая стоящая вещь. В нем нет сбивающих с толку гудящих и скрипящих колес с их многочисленными рычагами, нет ужасно дребезжащего и стучащего двигателя внутреннего сгорания, нет системы циркуляции воды, которая выходит из строя, нет опасного и зловонного бензина и нет шума".


Тем не менее Форд, по-прежнему высоко ценивший поддержку Эдисона, не только не покинул Детройт и созданную им компанию, но и занялся разработкой магнитной системы с маховиком для Модели Т, чтобы избежать использования батарей.
(Рассказывают, что однажды на прототипе Модели Т батарея перевернулась во время езды, из-за чего Форд прекратил поездку и решил вообще отказаться от батареи в своем новом автомобиле.)

Однако Форд понимал преимущества использования электричества, и к началу 1914 года стало известно, что он работает над созданием недорого электромобиля. Сообщения об этом появились в « Уолл-стрит джорнал», в специализированных журналах и газетах США и даже в Новой Зеландии. 11 января 1914 года в газете «Нью-Йорк Таймс» Форд подтвердил эти слухи:

"Надеюсь, что через год мы начнем производство электромобиля. Я не люблю говорить о вещах на год вперед, но хочу рассказать вам кое-что о моих планах. Дело в том, что мы с мистером Эдисоном уже несколько лет работаем над созданием дешевых и практичных электромобилей. Они были сделаны в порядке эксперимента, и мы удовлетворены тем, что путь к успеху очевиден. Проблема электромобилей заключалась до сих пор в создании аккумуляторной батареи небольшого веса, которая могла бы работать на больших расстояниях без подзарядки. Мистер Эдисон уже некоторое время экспериментирует с такой батареей".


Форд сказал о «нескольких» экспериментальных электромобилях и, возможно, он обмолвился, но, по крайней мере, один такой электромобиль был построен уже в 1913 году. Вот его фотография на заводе Ford в Хайленд-Парке.Электромобиль имел рулевое управление, необычно изогнутую раму и аккумуляторные батареи под сидением. Водитель на фото - Фред Эллисон, инженер-электрик из Детройта, ответственный за разработку двигателя.

На следующем фото Эллисон за рулем уже второго экспериментального электромобиля, работа над которым продолжалась в 1914 году. В этом образце использовалась рама, подвеска, передний мост и руль модели Т, а также задний мост с червячным приводом.

Говорят, что в надежде на успех Генри Форд купил электростанцию в Ниагара-Фолс и участок недалеко от Вудворд-авеню в Детройте специально для производства электромобилей Edison-Ford.

В 1915 и 1916 годах появились слухи о новом поколении дешевых электромобилей. Детали варьировались: он будет стоить где-то от 500 до 750 долларов (сегодня - от 10 000 до 15 712 долларов). Изданию "Автомобильные темы" ("Automobile Topics") в мае 1914 года, Эдисон, не разглашая подробностей, дал своё лучшее интервью:

"Это будет, только потерпите".


Позже General Motors развило эту мысль:Эдисон обратил внимание на тот факт, что новый автомобиль, особенно с такими радикальными особенностями, как этот, и стоимостью 500 или 750 долларов, не может быть спроектирован и изготовлен в течение нескольких недель.

«Г-н Генри Форд разрабатывает для него инструменты, специальную технику, заводские здания и оборудование. Предстоит сделать так много особой работы, что сейчас не может быть определена дата того, когда новый электромобиль может быть выпущенным на рынок. Но г-н Форд постоянно работает над деталями, и он знает свое дело, поэтому это не займет слишком много времени.

«Я верю, что в конечном итоге электродвигатель будет универсально использоваться для грузоперевозок во всех крупных городах, и что электромобиль станет обычным средством семейных перевозок. Я убежден, что это произойдет в ближайшее время, и все грузоперевозки в Нью-Йорке будут электрическими».

К сожалению, до сих пор нет никаких свидетельств того, что пресса того времени получила фотографии или другие убедительные доказательства существования таких электромобилей. В конце концов, СМИ, казалось, совсем забыли об Edison-Ford. Некоторые любители конспирологии утверждают, что нефтяные картели добрались до Форда и Эдисона и вынудили их отказаться от идеи электромобиля. В качестве доказательства они указывают на "таинственный пожар" в декабре 1914 года, уничтоживший мастерские Эдисона в Уэст-Орандж, штат Нью-Джерси, странным образом минуя здания, где находились горючие вещества.

Через несколько месяцев Первая мировая война поглотила Европу и, в конечном итоге, Америку тоже, и мечта об электромобиле превратилась со временем в любопытный и забытый эпизод истории.

Следует заметить, что согласно изданию "The Ford Century" Генри Форд инвестировал в 1903 - 1910 годы в проект электромобиля 1,5 млн $US (сегодня - почти 31,5 млн $US). Но – круг замкнулся. Сегодня по сообщению Reuters Форд заявляет, что инвестирует 135 млн. $US в развитие электромобилей, и к 2020 году от 10 до 25%% его парка будет электрифицировано.

По материалам "Henry Ford and the electric car"

История компании Ford

7 апреля 2016 года – 69 лет со дня смерти самого успешного автопромышленника всех времен – Генри Форда. В тот день 1947 года, этой удивительной личности было 83 года. На следующий же день первые страницы всех виднейших изданий содержали некролог. Один из них был озаглавлен особенно красноречиво – «Скончался отец автомобиля».

Несмотря на всю пафосность этого заголовка, он был очень близок к истине. Правда формально его отцом может считаться Карл Бенц, чей Motorwagen считается первым автомобилем в истории. Однако Генри Форд стал для автомобиля примерно тем же, чем Арнольд Шварценеггер для культуризма: не он его изобрел, но никто не сделал в его популяризацию большего вклада, чем он. Именно благодаря Форду автомобиль перестал восприниматься не в качестве дорогой игрушки для элиты общества, а стал доступным для всех транспортным средством и предметом всеобщего обожания.


Сам Генри Форд был настолько яркой и противоречивой личностью, что любая попытка рассказать о нем в рамках одной статьи изначально обречена на неудачу. Поэтому проще будет изложить важнейшие этапы жизни этого основателя легендарной корпорации, которая по сей день остается одной из крупнейших и наиболее уважаемых в мире.

Начало

Родился будущий автопромышленник 30 июля 1863 года в штате Мичиган в городке Спрингфилд-Тауншип. Его родителями были иммигранты из Ирландии, сколотившие себе состояние на заготовке леса. Благодаря этому у них было зажиточное хозяйство, добротный дом и впечатляющие земельные угодья. Старший сын – Генри – с самого раннего возраста испытывал особую тягу к технике, которая доходила, порой, до крайности. Из-за этого интереса, младшим сестрам (в семье было восемь детей), приходилось даже прятать от брата заводные игрушки. Однако это не помогало, поскольку пытливый ум все равно находил их и разбирал на запчасти, в расчете узнать, каким образом они устроены.

После этого, Генри видимо счел, что игрушки для него слишком просты и переключился на часы. Неизвестно как относились к этому его увлечению другие, но факт в том, что вскоре мальчик настолько освоился с ними, что мог с легкостью разобрать и, что удивительно, собрать их обратно. Однако не часам было суждено стать главной страстью помешанного на технике мальчика. В июле 1976 года, когда Генри было без малого 13 лет, его отец, Уильям, отправился на двухместной упряжке по своим делам в Детройт, захватив с собой и сына.


Вот тогда-то Генри и увидел первый автомобиль, ехавший им навстречу. Этот была оснащенная паровым двигателем самодвижущаяся коляска.

Сам Форд впоследствии вспоминал, что этот был огромных размеров паровой котел, который был установлен на колеса. Картину дополняли прицепленные сзади угольная тележка и бак для воды. К задним колесам шли ремни от двигателя, которые и приводили этот механизм в движение.

Спустя много лет, в своих мемуарах, Генри утверждал, что именно тогда он понял, что хочет связать свою жизнь с созданием транспортных средств. Тянуть с реализацией мечты Генри не стал, и первым делом бросил школу, отправившись в свои 15 лет в Детройт. Этот город уже тогда становился индустриальным центром Соединенных Штатов. Правда, с первого наскока эту промышленную столицу взять не удалость. Проработав некоторое время на фабрике производившей трамвайные вагоны, молодой Форд перебрался в мастерскую «Джеймс Флауэрс и братья», где трудился в качестве подмастерья. Зарплата была мизерной. Но зато мальчик мог изучать всевозможную технику столько, сколько душе угодно, благо в цехах ее было более чем достаточно.

Однако, несмотря на это, к своей мечте он так и не приблизился. Вдобавок к этому, он вступил в брак с местной красавицей по имени Клара, с которой даже на некоторое время вернулся в отцовский дом. Но, сделав это, он только лишний раз убедился в том, что деревенский образ жизни не для него. В итоге, спустя непродолжительное время, неугомонный юноша снова оказывается в Детройте. Теперь он устроился работать в один из филиалов американского электрокороля Томаса Эдисона. И хотя начинал Генри как простой смотритель линий, всего через два года он уже стал главным инженером, оклад которого составлял 90 долларов еженедельно, что по тем временам было очень прилично.


Стоит отметить, что в деньгах Форд особой нужды не испытывал (в чем он неоднократно признавался сам), и пошел работать на фирму только для того, чтобы постичь все связанное с электричеством. Это было ему нужно для того, чтобы разобраться, как именно работает передовой для тех времен ДВС системы Отто, в котором топливо воспламенялось от искры. Одним словом, автомобильной мечте он не изменял.

В конце концов, Генри осилил поставленную задачу, и в 1893 году, пока еще примитивный бензиновый мотор, сконструированный лично Фордом, наконец, заработал. Тогда он и понял, что готов приступить к постройке своей первой машины, для чего им было собрана команда единомышленников.

От мечтателя к руководителю

Лидерские качества у Форда проявились достаточно рано. С той поры, могучая харизма и умение увлечь окружающих своими, пусть даже безумными, идеями и энтузиазмом, стали одной из стержневых черт его характера. Во всяком случае, еще тогда, когда он трудился на предприятии Томаса Эдисона, он был уже не столько сотрудником, сколько руководителем. Впоследствии один из рабочих, который был увлечен автомобильным проектом Форда, вспоминал, что сам Форд почти никогда ничего не делал. Вместо этого он постоянно указывал, в каком направлении двигаться и давал советы по самым разным вопросам.

Спустя три года после появления на свет первого Фордовского двигателя, на свет появился и первый автомобиль. Произошло это летом 1896 года. Собран он был в находящемся рядом с домом угольном сарае, который был превращен в автомастерскую. Назван автомобиль был Quadricycle. Когда машина была готова, она столкнулась с неприятностью: оказалось, что дверной прем слишком узок, и машина не может выехать наружу. Пришлось воспользоваться ломом и киркой, и расширить проем. Однако на этом автомобильном «кесаревом сечении» проблемы, можно сказать, закончились. Нельзя сказать, что это было пределом мечтаний Форда, но машина оказалась вполне работоспособной.

Четырехтактный двухцилиндровый двигатель обладал четырьмя лошадиными силами и благодаря ременной передаче мог развить скорость в 30 км/ч. Вся молодая семья, в которой к этому времен появился еще и сын, стала ездить на нем на загородные прогулки, пугая лошадей и поражая соседей.

Однако наибольшее впечатление автомобиль произвел на тогдашнего начальника Генри. Машины тогда воспринимались как экзотика и поэтому директор филиала Edison Illuminating Company в Детройте, пригласил молодого инженера на престижную вечеринку, на которой собственной персоной присутствовал и сам Томас Эдисон. В самый разгар празднества королю электричества представили Форда, назвав его «молодым инженером, который сам сумел построить самодвижущийся экипаж».


Эдисон заинтересовался, и даже пригласил молодого инженера к своему столику, расспрашивая о конструкции автомобиля. Тот, нисколько не смущаясь, во всех подробностях ответил на все вопросы и даже набросал на обороте меню общую схему работы двигателя внутреннего сгорания. Эдисон был впечатлен, и, похвалив молодого человека, сказал, что, по его мнению, будущее за бензиновыми моторами. В заключение он посоветовал Форду не оставлять свою идею, добавив, что это его шанс.

Форд воспринял слова почитаемого им Эдисона как прямой призыв к действию. В первую очередь, он уволился с фирмы, несмотря на то, что ему светило двукратное повышение жалования и руководящая должность. А всего через несколько месяцев, Генри уже занимал должность главного конструктора в главной автомобильной фирме Детройта – Detroit Automobile Company.

Могло показаться, что вся жизнь Форда – это сплошное восхождение, однако на тот раз линия успеха стала зигзагом удачи.

Проблемой стало то, что ныне называется звездной болезнью. Гипертрофированное самолюбие, ничем не сдерживаемое доверие со стороны инвесторов, вкупе похвалами самого Эдисона, привели к тому, что Генри стал ощущать себя гением техники с наклонностями свободного художника, который делает только то, что захочет и когда захочет.


Движимый звездной болезнью Форд сконцентрировался на автогонках и конструировании гоночных машин, забросив работу в компании, которая стала производить только примитивные грузовики, которые не приносили фирме ничего, кроме убытков. В конце концов, терпение у инвесторов лопнуло и его уволили. С шумом распрощавшись с именитыми дельцами, Генри практически сразу же очаровал новых, которые и предоставили ему средства на разработку гоночного кара. Однако счастье и в этот раз было недолгим, и благодаря своему достаточно ершистому характеру, он рассорился и новыми партнерами.

В настоящее время имя "Генри Форд" кажется чем-то солидным и монументальным. Однако в те времена в деловых кругах Детройта трудно было найти большего оригинала, чем он. И известен он был не столько благодаря своей инженерной одаренности, сколько своему невыносимому характеру.

Уже одно его имя вызывало небезосновательные опасения у инвесторов, да и его бывшие компаньоны вспоминали о нем с ужасом. И уж точно никому не могло прийти в голову, что этот несносный молодой человек станет крупнейшим автопромышленником всех времен. Одним словом, его считали самовлюбленным выскочкой.

Такая слава не преминула отразиться на его отношениях с инвесторами, и на очередной проект деньги удалось добыть ценой колоссальных усилий. Человеком согласившимся пойти на сотрудничество с Фордом оказался знакомый еще по работе у Эдисона угольный магнат Александр Малкольмсон. И вот в середине июня 1903 года была основана автомобильная компания со скромным названием Ford Motor Company. К счастью, к этому времени и до самого Форда, наконец, дошло, что это может оказаться его последним шансом. Возможно, именно благодаря произошедшим внутренним метаморфозам, Генри, наконец, удалось ухватить птицу счастья за хвост.

"Король"

На самом деле, выпуск первого серийного Форда модели «А», начался даже несколько раньше официального открытия фирмы. Фирма была очень скромной: в арендованной мастерской десять рабочих потихоньку собирали несложные двухместные «Рэнбаут», с двухцилиндровым двигателем на восемь «лошадей». Вначале работали «про запас». Но в середине июня они получили заказ от одного чикагского дантиста, который приобрел авто с опционным верхом за 850 долларов. Дела пошли в гору, и к концу года было продано 215 машин. Первые дивиденды акционеры получили всего через пять месяцев прошедших после официальной регистрации фирмы. К началу следующего года число рабочих составляло уже более сотни человек, и за первые полтора года своего существования фирма выпустила более 1700 автомобилей.


Наконец-то Форду удалось воплотить свою детскую мечту на практике заодно доказав, что он способен не только на ссоры. Однако он был всего лишь одним из нескольких сотен успешных производителей автомобилей начала прошлого века. Однако у него было и одно важное отличие – способность смотреть в будущее. В ту пору среди его коллег доминировала теория, что наибольшие прибыли приносит выпуск дорогих автомобилей. Но Генри придерживался диаметрально противоположных взглядов, считая, что автомобилестроение – это не живопись, и ставку надо делать не на производство одиозных творений, а на массовое производство.

Распространено мнение, что первым Фордом для широкого потребителя была модель «Т», однако на самом деле это была «N», которая вышла двумя годами раньше. Эта машина воспринималась Фордом как эксперимент и была предельно упрощена. Стоила она всего пятьсот долларов и обладала пятнадцатью лошадками под капотом. И все восемь с половиной тысяч экземпляров, которые компания выпустила в 1906 году, моментально нашли своего покупателя. В итоге Форд стал самым крупным производителем в Штатах.


Такой успех убедил Форда, что он на правильном пути и его фирма с удвоенным рвением взялась за разработку модели, которой суждено было стать легендой. Популярность модели «N» объяснялась исключительно ее малой стоимостью. Сам же автомобиль оставлял желать лучшего. Двигатель был слабенький, салон был рассчитан только на двоих, а слабой раме не хватало выносливости и жесткости. А плавность хода была и вовсе отвратительной. Однако чего не стерпишь за скромную цену.

Из этого Генри сделал логичный вывод, решив, что если люди охотно покупают неважную, но дешевую продукцию, то дела пойдут еще лучше, если создать автомобиль, который будучи столь же доступным, не имел бы недостатков модели «N».

Результатом этого вывода стала модель «Т» Внешне в автомобиле не было ничего особенного, да и ее двигатель не поражал мощностью, но зато каждая мелочь была идеально продуманной. Рама из ванадиевого сплава была усилена, а двигатель мог работать как на бензине, так и на керосине. При желании его можно было запустить даже на спирте. Одним словом это был первый качественный автомобиль эконом-класса.


И хотя цена машины была низкой, о качестве этого сказать было нельзя. Великолепно продуманная конструкция сочеталась с максимально возможным для той эпохи качеством. И это выражалось не только в сборке, но и в предельно жестких требованиях к качеству механизмов, узлов и деталей, которые предъявлял Форд к компаниям-поставщикам. Однако отказаться от сотрудничества с Фордом они не могли, поскольку он предоставлял им на разработку заказа и его выполнение столько времени, сколько для этого требовалось, очень высоко оплачивая качественную работу.

В итоге, менее чем за год было продано около 10000 экземпляров «Т». В 1911 было продано около 70 тысяч машин, а в следующем году в два раза больше. О таком успехе не мечтал даже сам Форд, а модель стала настоящим культурным явлением.

Производство как искусство

В 1908 году «Т» считалась самой лучшей бюджетной машиной мира, однако годы шли, а конструкция оставалась почти без изменений. За 19 лет выпуска нововведений было очень мало: электрические фары (1915г.), электростартер (1919г.), состоящая только из амперметра приборная панель (1919 г.) и пневматические шины (1925 г.). Другие нововведения же и перечислять нет смысла.


Объяснялась такая «заторможенность» вовсе не ленью и не неприятием прогресса, а тем, что Генри ценил эффективность производства, может даже больше, чем саму продукцию. Именно это было его истинной страстью, ради которой он готов был пожертвовать чем угодно.

Форда никогда не удовлетворяло то количество продукции, которое приходилось на единицу рабсилы. Конечно, можно было бы просто построить еще один завод, другой, третий, однако Форда прельщали не столько прибыли, сколько эффективность производства, и он верил, что его можно усовершенствовать даже тогда, когда казалось, что улучшать нечего. И он не ошибся.

Находки собирались по крупицам. Вначале рабочие стали разбиваться на бригады, которые выполняли ограниченное число операций, но не на одном изделии, а сразу на нескольких. Потом это было дополнено заблаговременной доставкой комплектующих до склада. Процесс стал быстрее, но Форд предложил еще одну идею, едва ли не вменяя в обязанность каждому сотруднику вводить рационализаторские предложения. Надо сказать, даже самый незначительный совет брался на заметку. Если предложение приносило плоды, рабочий получал немалое вознаграждение. Кстати, так появился и знаменитый конвейер, который изобрел не сам Форд, а кто-то из сотрудников.

Есть легенда, согласно которой, на идею конвейера, сотрудников Форда натолкнул визит на принадлежащие чикагской фирме Swift&Co., скотобойни. Там они испытали шок, увидев как подвешенные на крюках туши перемещались от одного поста к другому, где мясники, не выпуская из рук тесаков, отрубали от них куски. Это позволяло не тратить время на переходы с места на место.


Мир свиных туш произвел неизгладимое впечатление, и первый эксперимент состоялся в цехах нового, расположенного в Хайленд-Парке завода. Тогда сборка системы зажигания «магнето» была разбита на два этапа с использованием конвейера. В итоге, на сборку стало уходить не 20, а 14 минут! Успех вдохновил, и конвейер стал применяться и для других операций, по принципу «от простого к сложному». В середине 1913 года была автоматизирована и «свадьба кузова и шасси», которая являлась наиболее сложной из всех операций. Можно сказать, что именно тогда и родился настоящий автомобильный конвейер.

Никогда еще производство не было таким эффективным! Если раньше на сборку шасси уходило 12,5 часов, то теперь было достаточно 93 минуты! Однако эффективное производство не было самоцелью и параллельно с ростом производительности цена на продукцию начиная с того же 1913 года постоянно снижалась. В итоге, Форд модели «Т» стал продаваться всего за 260 долларов! Если перевести его стоимость в современные реалии, то получится всего 3200 долларов.

Однако конвейер был не единственным нововведением Форда. Другой его идеей были максимальные для автомобильного рынка зарплаты для рабочих, благодаря чему возросла не только эффективность труда, но и лояльность подчиненных.


Надо сказать, что возросшие зарплаты косвенно повысили и продаваемость продукции, поскольку разбогатевшие рабочие с удовольствием покупали собственную же продукцию.

Кроме того, что Форд организовал свое производство на принципах, которые не утратили своей эффективности и сейчас, он стал отцом оригинальных методов продажи продукции. К примеру, в 1914 году, желая повысить спрос на автомобили, он пообещал каждому покупателю пятидесятидолларовую скидку, что составляло 10% стоимости машины. Казалось бы, ничего особенного, однако эти деньги возвращались покупателям только в случае, если компания реализует за год не менее 300000 машин. В тот год было реализовано 308 213 экземпляров, и Форд сдержал свое слово. Впрочем, в убытке он не остался. Впоследствии он говорил, что понижая цену всего на один доллар, он взамен получает еще тысячу покупателей.


Еще в начале прошлого столетия Форд понял, что для того, чтобы производство было эффективным, необходимо наладить выпуск собственных компонентов. Результатом такого подхода стало то, что к 20-ым годам компания не только выпускала деревянные рамы для кузовов но и высаживала для будущих заготовок лесные плантации. Форд опередил других автопромышленников и в том, что увидел секрет всемирной популярности в производстве автомобилей в разных странах. И уже в 1904 году им был открыт канадский филиал компании. А когда на конвейер вышла модель «Т», представительства были в Лондоне и в Париже. Спустя семь лет в Манчестере появилось первое предприятие по сборке, начав таким образом экспансию Форда на территории Европы.

Миллионер-оригинал

Деньги никогда не были для Генри Форда целью и смыслом. Его детство было обеспеченным и в течение всей его жизни деньги буквально сами преследовали его. В число очень преуспевающих бизнесменов он входил еще до того как начал выпускать «Т». Однако когда стартовал выпуск «Жестяной Лиззи» он очень быстро стал мультимиллионером, что в то время значило еще больше, чем сейчас. Однако несмотря на столь ранний успех, богатство не ударило ему в голову и хотя аскетом он не был, но деньги тратил разумно и, как правило, это были не развлечения.


Вошла в историю и его тяжба с Джорджем Селденом (юристом и изобретателем), который прославился тем, что еще в конце позапрошлого века оформил патентную заявку на любое транспортное средство с двигателем внутреннего сгорания. Будучи юристом, он умудрился направить дело в такое русло, что каждый американский автопромышленник должен был платить ему отчисления по патенту. И именно это все и делали, пока не вмешался Форд.

Хотя Генри уж точно не обеднел бы, отчисляя Селдену деньги, однако он не желал терпеть какого-то пройдоху, наживающегося за счет Форда на, в общем-то, фальшивом патенте. И хотя упрямство и цепкость Селдена уже стали легендой среди автопромышленников, Форд оказался настоящим бойцом.

В итоге, в январе 1911 года, по прошествии множества судебных баталий, патент утратил свою силу.

Всю свою жизнь Форд был известен как пацифист, и после окончания Первой Мировой он, взяв в аренду огромный океанский лайнер, отправился на нем в Европу, прихватив вместе с собой деятелей культуры и дипломатов, в надежде склонить враждующие стороны к миру. Разумеется, «фордовский» десант потерпел фиаско, и он надолго стал объектом шуток. Однако смех смехом, но в чистоте намерений Форду не откажешь.

Будучи движим все теми же чистыми побуждениями, Форд стал одним из самых непримиримых борцов с профсоюзами. Однако если вникнуть в его аргументы, то его можно понять. Ведь он буквально на ровном месте создал производство, в котором и менеджеры, и рабочие могли очень хорошо зарабатывать, если были полностью преданы делу. По мнению Форда, хорошему работнику/менеджеру защитники его интересов вовсе не нужны. В итоге, Генри стал одним из лидеров борьбы с профсоюзами 30-х годов.


С профсоюзным движением король автоиндустрии боролся весьма первобытными методами. Начальником службы внутренней безопасности Форд сделал некоего Гарри Беннета (военного моряка и к тому же боксера огромного роста). Некогда этот тип едва не угодил в тюрьму, и только заступничество Форда уберегло его от тюремных нар. Своему хозяину он был безгранично верен и выполнял все его задания, даже если они были довольно сомнительными. В итоге, трудовая дисциплина на Фордовских заводах была отменной. А если проблемы возникали, то пресекались они самыми радикальными мерами.

Все попытки профсоюзов убедить его подписать соглашение, подписанное к середине 30-х уже всеми американскими автопромышленниками (включая таких гигантов как Chrysler и General Motors) были безуспешны.

Но, в конце концов, подписание состоялось. Однако причиной этому было вовсе не общественное мнение или здравый смысл. И уж тем более не поражение. На самом деле Форд скорее разбил бы компанию на множество мелких филиалов и распродал бы активы, но ни за что не подчинился бы людям, к которым не испытывал ничего кроме презрения. Причиной стала его жена Клара. Она заявила, что разведется с ним, если Генри не сделает все возможное, чтобы его компания стала семейным бизнесом Фордов. И только это заставило Генри, скрипя зубами, подписать документ.


В заключение стоит упомянуть о ставшем легендой антисемитизме Форда. Он и по сей день является одним из столпов американского (впрочем, не только американского) антисемитизма. В 1918 году он приобрел газету, в которой в течение целого года публиковались материалы антисемитского характера. Сборник этих материалов был даже опубликован отдельной книгой озаглавленной «Международное еврейство». Эта книга пришлась по сердцу немецким нацистам и не только им. В конце концов, на Форда надавили, и он публично раскаялся в своей антисемитской деятельности. Правда, это было скорее вынужденным шагом, поскольку и после этого раскаяния он поддерживал немецких национал-социалистов. Его имя даже вошло в знаменитую «Майн кампф», а потрет Форда висел над рабочим столом у Гитлера. Сам лидер Третьего Рейха даже признавался, что считает Форда своим вдохновителем.


Однако, как бы там ни обстояли отношения Форда с евреями, это не изменит того факта, что он является величайшим автопромышленником мира. Тем более что большой бизнес (впрочем, как и политика) не слишком пересекаются с гуманизмом. Ближе к концу жизни – в 1943 году, Форд потерял сына Эдсела, которого некогда катал на своем первом Quadricycle. Причиной стал рак. Друзей же у него и вовсе не осталось. Возможно непримиримый характер, который сделал Форда одним из отцов современного мира, неотъемлемой частью которого является массовый автомобиль, и разрушил его взаимоотношения с близкими.

Старинные друзья: Генри Форд, Томас Эдисон, Харви Файрстоун и другие

Эти знаменитые люди, изобретатели, промышленники, богатеи дружили друг с другом, часто проводили вместе время. Посмотрим на несколько фотографий.

Четыре бродяги


Слева направо: Генри Форд (производитель автомобилей), Томас Эдисон (знаменитый изобретатель), Джон Берроуз и Харви Файрстоун (произодитель автомобильных шин)

Начиная с 1915 года эта четверка ежегодно отправлялась в летние путешествия на нескольких автомобилях вплоть до смерти Берроуза (он был одним из первых членов “бродяг”) в 1921 году.


Томас Эдисон и Джордж Истмен (бизнесмен, изобретатель, основатель компании Eastman Kodak)

На фотографии оба демонстрируют свои изобретения. Томас демонстрирует оборудования для кинематографа, а Истмен – свою пленку. Два этих гениальных ума сформировали кинематограф таким, каким мы знаем его сейчас.

Томас Эдисон и Харви Файрстоун

Эти двое организовали свой бизнес в автомобильной сфере и поначалу их отношения были исключительно деловыми, однако со временем трансформировались в настоящую дружбу. Втроем (с Генри Фордом) они частенько болтали во время прямых радиотрансляций о замечательных возможностях, которые открываются перед молодежью конца 20-х годов.

Томас Эдисон и Калвин Кулидж (30-й президент США)

Кулидж всегда высоко ценил достижения Эдисона, а в 1928 году вручил ему золотую медаль Конгресса со словами: “Вряд ли существуют какие-либо электрические процессы или инструменты, которые не были бы отражены в его исследованиях”.

Генри Форд и Томас Эдисон

После их встречи они стали неразлучными друзьями. После того как Форд стал богатейшим промышленником, он постоянно сотрудничал с Эдисоном по научным и техническим вопросам. Он даже убедил Эдисона начать серьезные исследования по поиску заменителя резины.

via



▷ Кем был Томас Эдисон? 🥇 cultmir.ru

Ранний период жизни

Великий американский изобретатель Томас Эдисон родился в Милане, штат Огайо, в 1847 году. Он был самым младшим из семи детей. Отец Эдисона, Сэмюэл, был политически активным лоялистом, родом из Новой Шотландии, Канада, в то время как Нэнси, его мать, была учителем. Эдисон начал испытывать проблемы со слухом в детстве. На протяжении всей своей жизни известный изобретатель рассказывал разные истории о своей частичной глухоте, но широко распространено мнение, что повреждение его ушей, скорее всего, было результатом многочисленных нелеченных ушных инфекций и скарлатины в молодые годы. Во многом благодаря его независимому характеру, большая часть раннего образования Эдисона пришла в форме обучения на дому, любезно предоставленного его матерью.

Карьера

Томас Эдисон провел большую часть своей работы в личной исследовательской лаборатории, которую он основал в Менло-Парке, штат Нью-Джерси. Плодотворная карьера Эдисона принесла ему популярное прозвище «Волшебник Менло-Парка». В первые дни он работал над созданием телеграфных инструментов, прежде чем обрести известность благодаря изобретению фонографа в 1877 году. Среди многих изобретений Эдисона есть такие инновации, как датчик углерода, электрическая лампочка, флюороскоп и кинетоскоп. В конце своей карьеры Эдисон получил более тысячи патентов. Среди них 195 для фонографа, 389 с электрическим освещением и силовыми устройствами, 141 для батарей, 34 для телефона, а также 150, связанных с его телеграфными инновациями.

Открытия и изобретения

Среди всех его изобретений некоторые из наиболее значительных и хорошо принятых нововведений Эдисона включали новаторские аудиовизуальные устройства, такие как фонограф и кинетоскоп. В 1877 году изобретатель завоевал всеобщее внимание и получил признание за использование оловянной фольги и цилиндра с канавками для успешной записи звука. Изобретатель даже продемонстрировал свое новое творение в Вашингтоне перед аудиторией высокопоставленных лиц, в которую входил президент Хейс. Работа Эдисона в кино привела к изобретению кинетографа. Это устройство стало популярной особенностью в аркадах пенни, потому что это позволило людям просматривать короткие фильмы. Кинетограф Эдисона оказался революционным и сыграл главную роль в рождении кино.

проблемы

Томас Эдисон столкнулся со многими личными проблемами, включая отсутствие формального образования. Из-за поведенческих проблем Эдисона забрали из школы, а вместо этого учила его мать. Нэнси Эдисон преуспела в том, чтобы привить глубокую любовь к чтению ее младшему ребенку. Томас стал заядлым читателем и человеком, заинтересованным в изучении и изучении таких предметов, как литература и наука. Другой серьезной проблемой, с которой столкнулся Эдисон, была его частичная глухота, которая началась в детстве. Считается, что у изобретателя была потеря слуха на 80% в правом ухе и глухота в левом. Несмотря на все трудности, Эдисон выстоял и отказался позволить своей неспособности помешать его амбициям.

Смерть и Наследие

Томас Эдисон умер в октябре 1931 года в возрасте 84 лет из-за осложнений от диабета. Интересно, что Генри Форд, известный друг известного изобретателя, договорился о сохранении последнего вздоха Эдисона в пробирке. Странность была обнаружена после смерти Форда и в настоящее время экспонируется в музее Генри Форда. Томас Эдисон оставил значительное и длительное наследство. За свою жизнь он получил множество наград, в том числе медаль Маттеуччи (1887 г.), медаль за выдающиеся заслуги военно-морского флота (1920 г.) и золотую медаль Конгресса (1928 г.). После его смерти имя Эдисона использовалось для различных музеев, исторических мест и учреждений. У изобретателя также есть переименованный в его честь город в Нью-Джерси, а также несколько компаний, носящих его знаменитую фамилию.

Кем был Томас Эдисон?

Томас Эдисон был известным американским изобретателем. Среди всех его изобретений некоторые из наиболее значительных и хорошо принятых нововведений Эдисона включали новаторские аудиовизуальные устройства, такие как фонограф и кинетоскоп.

Десять захватывающих фактов из жизни Генри Форда

Бандитизм во имя порядка

Форд определенно был талантливым организатором. Но вот добродушным дедушкой — это, что называется, фигушки. Организовать и поддерживать порядок на предприятии начала века, когда безопасность на улицах была чем-то неслыханным, выборочным и случайным, — дело крайне сложное. Решить вопрос удалось отчасти путем привлечения к делу криминальных элементов (бригадиров). Минус к имиджу, зато по плюсу — к порядку и работоспособности.

Впрочем, в вопросе контроля над сотрудниками помимо кнута у Форда был заготовлен и пряник. Так, снизить текучку персонала отчасти удалось повышением заработной платы, сокращением рабочего дня до 8 часов и даже введением надбавки за трезвость.

Пренебрежение к менеджменту и специалистам

Помните его знаменитое «Если бы я захотел уничтожить конкурентов, то натравил бы на них полчища образованных специалистов»? Да, старик Генри не был дипломированным спецом и даже не имел толкового институтского образования — он обладал всего лишь базовыми знаниями, полученными в провинциальной школе. Однако его нелюбовь к теоретикам произрастала не из чувства зависти, а скорее из недоверия. Форд твердо считал, что успеха добивается лишь тот, кто работает собственными руками.

Конвейер? Нет, угольные брикеты

Окей, миф о якобы изобретенном Генри Фордом конвейере давно развеян. Производитель лишь применил и адаптировал существующую конструкцию для упрощения и ускорения выпуска автомобилей (позже конвейерное производство было дополнительно модернизировано под низких и рослых рабочих). Но вот такая незаменимая в походах штука как брикетированный уголь как раз числится за Фордом. Удивительно, но факт.

Авиация

Автомобили — это далеко не все, что связано с именем Ford. В 1925 году на свет появилась Ford Airways — авиакомпания Генри Форда, фактически построенная на основе предприятия Уильяма Стоута. И первый самолет — трехмоторный Ford 3-AT Air Pullman. Страшноватый на вид и не шибко эффективный в небе, он, однако, стал первым из летающих «Фордов», производство которых растянулось на 60 с лишним лет.

Психика

Личность Генри Форда была крайне интересной и вдали от мира автомобилей. Так, промышленник был убежденным сторонником теории реинкарнации и даже всерьез считал себя перерождением солдата, якобы погибшего в кровопролитном сражении при Геттисберге 1863 года. По его мнению, именно совокупный опыт, полученный после череды подобных перерождений, позволяет добиться успеха.

К другим странностям Форда можно отнести пристрастие к ведической культуре и вегетарианству.

Преступное уважение

Антисемитские настроения, которые поддерживал Форд, вкупе с известностью крупнейшего промышленника не смогли не привести к весьма логичному результату: Форда уважала нацистская Германия. Да, уважение базировалось в том числе и на промышленных связях (Ford успел посотрудничать с немцами), однако личная симпатия, а тем более восхищение — продукт особый.

Кстати, еще до Гитлера свое уважение Форду успела выразить знаменитая гангстерская пара США — Клайд Барроу и Бонни Паркер. Те самые Бонни и Клайд, совершавшие свои налеты на машинах Ford, благодарили создателя за крепкие стальные двери автомобилей, способные защитить их от пуль.

Полный цикл

Успех Форда во многом произрастал из качества выпускаемых автомобилей. И для его максимизации в компании было развернуто производство по полному циклу. То есть добыча и переработка руды уже были частью цепочки процессов, контролируемых Ford. В 1910-м завод Ford был самым современным на тот момент, а благодаря развитию конвейера время сборки автомобилей сократилось со средних двенадцати до буквально пары часов.

Пацифизм и промоушен

С Первой мировой войной связана одна из самых интересных пацифистских акций. Так, Форд, выступивший фактическим спонсором агитационной программы за мир, ввязался в интересное путешествие в Европу на специально купленном корабле. По его задумке, судно со знаменитостями в числе пассажиров должно было направиться в Европу, дабы убедить враждующие стороны в необходимости сложить оружие. Странноватое мероприятие так и не снискало успеха. Акцию не приняли, посчитав несерьезной, а сам Форд быстро вернулся домой и занялся другим делом. Уже через пару лет на его производственных мощностях стали производить военную продукцию, а новым лозунгом стало «Вся полученная прибыль — государству».

Семья и сила духа

Известно, что почти до конца своих дней (до 1947 года) Генри Форд сохранял бодрость и работоспособность. Движение вперед было его основной жизненной позицией. Его сын Эдсел, скончавшийся в возрасте 49 лет, при жизни не имел желания заниматься делом отца — позже автомобильная империя отошла внуку. С сыном у Форда так и не сложилось теплых отношений (отчасти из-за этого его трагическая смерть от рака не оставила сильного отпечатка на душе отца), чего нельзя сказать о жене Кларе Брайант, которая была для Генри Форда неплохим советчиком. Не то чтобы она сильно влияла на твердые, порой даже чересчур, решения («Я этого хочу, значит, это будет»), но другого, более близкого и надежного компаньона у Генри не было.

Форд и Томас Эдисон против электрокаров

Они вместе выезжали на природу, они дарили друг другу дорогие подарки, их дома стояли рядом: дружба между Генри и Томасом была такой крепкой, что Форд не раз повторял: «Если Томас Алва скажет мне прыгнуть с моста, я прыгну». Молва гласит, что именно Эдисону молодой Генри, тогда еще сотрудник Detroit Edison Illuminating Company, озвучил планы по созданию и производству автомобилей с двигателем внутреннего сгорания и получил его благословление.

#Ford

Как Томас Эдисон и Генри Форд создали современную поездку

Совершенно логично, что идея просто сесть в машину и посмотреть США началась с парня, который помогал строить американскую автомобильную промышленность: Генри Форда. Тем не менее, каким-то образом история о том, как Форд, Томас Эдисон и натуралист Джон Берроуз вместе отправились в летние поездки с 1914 по 1925 год, по большей части осталась незарегистрированной. Джефф Гуинн в своей новой книге «Бродяги» собрал по кусочкам историю об этих американских гигантах, разъезжающих по стране в те дни, когда почти у всех в стране не появились машины.

Гуинн рассказывает историю трех друзей, показывая уникальное время в американской и мировой истории, в то время как бушевали войны и менялась американская культура. Тем не менее, надо отдать ему должное, Гуинн никогда не стесняется показать, насколько ошибочными были Форд и Эдисон, подчеркивая некоторые из их темных убеждений, но также рисует картину того, насколько важными и знаменитыми были эти люди в свое время. Это уникальная и увлекательная книга, и InsideHook рада представить этот короткий отрывок из нее.

Пресса лихорадочно что-то строчила в своих блокнотах. Городские власти предполагали, что на следующий день в газетах будут опубликованы статьи об антивоенной диатрибе Форда, а не о славном приеме Эдисона. Особенно рассердился мэр Кэппс. В пределах слышимости репортера San Diego Sun Кэппс прошипел Форду: «Вы, возможно, знаете все о тачке, но что вы знаете о войне?» Газета сообщила об этом комментарии, но не о реакции Форда. Некоторые из его убеждений, возможно, он просто игнорировал Кэппса. По сравнению с огромным национальным интересом и уважением ко всему, что Генри Форд думал или должен был сказать, какое отличие придирки от простого мэра? Форд продолжил прием, а после этого у него и Эдисона не было возможности совершить грандиозный тур по территории выставки, поскольку, как поясняли газеты, «длительность общественного приема была. . . а последовавший за ним [частный] занял больше времени, чем предполагалось ».

Той ночью Файерстоун устроил ужин для путешествующей вечеринки в элегантном отеле, организовав развлекательную программу с участием гавайской группы и танцоров, выступление которых Форду так понравилось, что он позже нанял их для выступления в Мичигане.На следующий день группа разошлась. Файерстоун и Форд пробыли в Калифорнии еще немного, а Эдисон очень хотел вернуться в свою лабораторию в Нью-Джерси и первым поездом отправился на восток.

Перед отъездом Эдисона у него было предложение. Лучшей частью калифорнийской поездки была поездка из Лос-Анджелеса в Сан-Диего, свободная от каких-либо требований, кроме их собственных прихотей. Хотя Эдисону не нравились публичные выступления, он все же наслаждался временем, проведенным с друзьями вдали от тяжелых повседневных забот на работе.Несомненно, Форд и Файерстоун чувствовали то же самое. Почему бы не отправиться в будущие автомобильные поездки, выбрав сельскую местность и маршрут, а затем поехать по своему усмотрению? Они могли бы разбить лагерь - возможно, придет Джон Берроуз и укажет на всевозможные интересные растения и птиц, как это было запланировано в 1914 году во время неудавшегося визита в Эверглейдс? Форд сразу был в фаворе. Как и во время его ранней автомобильной поездки в Новую Англию и похода с Берроузом, он поставлял палатки и другое туристическое снаряжение.Firestone возьмется за повседневные дела, такие как покупка еды и поиск подходящих мест для ночлега. Если с женами консультировались, они отказывались от участия. Мина Эдисон и Клара Форд, вероятно, вспомнили фиаско во Флориде с меньшей нежностью, чем их мужья. Это особенно подошло бы Эдисону - он всегда предпочитал компанию близких по духу мужчин, а не женщин, которые, по его опыту, слишком часто ожидали, что над ними будут суетиться.

И кроме отдыха, поездки подойдут и для деловых целей.Трое мужчин были достаточно прагматичны, чтобы понять, что они никуда не могут пойти, особенно в составе группы, без постоянного внимания. Их калифорнийские приключения только что доказали, что газеты не могут насытиться приключениями Эдисона и Форда. Повсюду в стране репортеры наверняка соперничали бы за возможность написать о посещении мест, и благодаря недавнему развитию телеграфных услуг их истории публиковались в газетах по всей территории США - публикации в таких географически разрозненных городах, как Абердин, Вашингтон. ; Остин, Техас; и Шарлотта, Северная Каролина, только что передала по телеграфу рассказы о выходках Эдисона и Форда в Сан-Франциско и Сан-Диего.Но в этих поездках освещение будет на их условиях: они будут ездить куда и когда захотят, не связаны обязательствами по ярмаркам и вообще избегают суеты крупных городов.

Тогда или вскоре после этого Эдисон, Форд и Файерстоун дали себе прозвище: они будут «Бродяги», ежегодно присоединяясь к большей части остальной Америки к путешествию по стране на машине, делая это, возможно, более изящным способом ( они не собирались ставить собственные палатки или готовить простые блюда на пылающих кострах), но тем не менее, в духе, если не полностью на практике, присоединились к растущему энтузиазму своих соотечественников к цыганам в автомобилях. Что может быть лучше для таких богатых и знаменитых мужчин, чтобы продемонстрировать свое родство с обычными американцами? Мы действительно такие же, как вы. Они не были продажными; не было намерения кого-либо обмануть. Их главной целью было хорошо провести время. Но немногие бизнес-магнаты в Америке понимали маркетинг лучше, чем Эдисон, Форд и Файерстоун. Если рядовым потребителям понравится то, что они видят и читают, а они наверняка это сделают, то продажа автомобилей, лампочек, фонографов и шин также получит прямую выгоду.Казалось, это был безупречный план.

Из «Бродяг: ИСТОРИЯ ГЕНРИ ФОРДА И ТОМАСА ЭДИСОНА» ДЕСЯТИЛЕТНИЙ ДОРОЖНЫЙ ПУТЕШЕСТВИЕ Джеффа Гуинна. Авторские права © 2019 by 24Words LLC. Перепечатано разрешение Simon & Schuster, Inc.

Для получения дополнительных туристических новостей, советов и идей подпишитесь на еженедельную туристическую новостную рассылку InsideHook , The Journey.

Как Генри Форд, Харви Файерстоун и Томас Эдисон первыми совершили великое дорожное путешествие по Америке

Столетие назад, возможно, самым известным человеком в Америке был новатор и предприниматель. Так был второй по популярности. Поэтому, когда Томас Эдисон и Генри Форд предприняли свои ежегодные экскурсии по протоглэмпингу - что, да, они сделали, в сопровождении менее звездных приятелей Харви Файерстоуна и натуралиста Джона Берроуза - американцы одержимо последовали за ними. Стремясь продавать больше Model T, Ford, разбирающийся в личных брендах, поощрял освещение в прессе. Было много мужественных фото-оппонентов (например, рубки дров), доброты к простолюдинам, президентские шлепки.

Итак, мы узнаем из новой книги Джеффа Гуинна Бродяги: История Генри Форда и Десятилетнего путешествия Томаса Эдисона (Simon & Schuster, 9 июля), который разворачивается на фоне ландшафта, преобразованного тем, что это грозное дуэт придуманный или продвинутый.Оба были несовершенными. Злобный антисемит Форд повысил заработную плату до 5 долларов в день, а затем отправил инспекторов обыскивать дома сотрудников на предмет выпивки или беспорядка. Но публика считала их достижения волшебством. И каждое лето эти волшебники перемещались среди них, вызывая не просто восхищение, но - на время - что-то близкое к любви.

Эдисон и Форд, разъезжающие по стране в своем хорошо укомплектованном караване, были лишь ненамного более искренними, чем сегодняшние основатели, которые делают свои популистские шаги через социальные сети.Но, учитывая проблемы с конфиденциальностью, разочаровывающие IPO и продолжающееся плохое поведение, Кремниевой долине нужен новый рассказ. Это лето. Посмотрите следующий отрывок из книги Гуинна, а затем подумайте о том, чтобы отправиться в путь.

Группа «Бродяги» наполнила свои бензобаки в Гринсбурге, а также купила льняное «пыльное» пальто для Берроуза, который не жалеет своих жалоб на то, что ему было холодно накануне вечером. Затем последовала дальнейшая задержка, вызванная тем, что стало обычным раздражителем в поездке.Практически все в Гринсбурге окружили машины, маневрируя, чтобы ясно увидеть своих знаковых посетителей. Бродяги хотели снова отправиться в путь, а городские власти хотели провести какую-то церемонию, включая замечания Эдисона или Форда. Но Эдисон никогда не выступал публично, и после неудачной попытки произнести публичное выступление перед отправлением Корабля мира Форд тоже не собирался выступать. Они были готовы приветствовать толпу дружескими улыбками и помахать рукой - Эдисон за эти годы также усовершенствовал изысканный публичный поклон - и, в ограниченной степени, поболтать с местными репортерами (так что в ближайшее время будет освещение в Vagabonds. выпуск своих газет) и обяжут ищущих автографы.Но в Гринсбурге и почти на всех последующих остановках всем хотелось большего. На протяжении всей поездки Файерстоун всегда был готов вмешаться и сделать краткие замечания, но в Гринсбурге никто не хотел его слушать. Чтобы изящно выбраться из города, потребовалось время. Файерстоун писал, что только «после значительных усилий мы наконец двинулись в сторону Коннеллсвилля», следующего города на предполагаемом дневном маршруте.

Но путь на юг, в Коннеллсвилл, лежал по «незаконченной дороге», то есть не заасфальтирован и даже не засыпан песком. Твердо утрамбованная грязь с ямками и веснушками с острыми камнями оказалась особенно твердой на одном из двух тяжелых паккардов каравана. Прыгающий камень пробил радиатор автомобиля и сломал охлаждающий его вентилятор. Процессия остановилась - слишком далеко от Гринсбурга, чтобы вернуться назад, и все еще на значительном расстоянии от гаража в Коннеллсвилле. Большинство автолюбителей оказались бы в затруднительном положении, но Бродяги путешествовали с Генри Фордом, который поднял капот Packard и возился с утечкой радиатора, пока он не был временно перекрыт, надеясь, что он сможет продержаться около дюжины миль до Коннеллсвилля.Это было - просто. Но механики гаража Wells-Mills Motor Car в городе заявили, что повреждения не подлежат ремонту - все четыре рычага вентилятора были сломаны. Придется послать за заменой вентилятор. Значительная задержка была неизбежна, по крайней мере, на день. Репортер городской газеты написал, что вокруг собрались «сотни людей», все жаждавшие хорошенько взглянуть на «Эдисона, Форда и Берроуза, [которые] представляли наибольший интерес . .. всех [троих] легко узнать». Файерстоун явно не было.

Форд выслушал механиков, затем спросил, может ли он одолжить некоторые из их инструментов.Используя свой собственный перочинный нож и паяльник, он проткнул дырки в сломанных частях вентилятора, сшил их вместе тонкой проволокой, а затем припаял проволоку на место. Место прокола на радиаторе тоже припаивалось плотно. Зажигание было включено, и Packard работал отлично. Ремонтные работы Ford заняли два часа; как только он был закончен, ему не терпелось уйти. Прежде чем пассажиры смогли собраться и продолжить поездку, к нам подошла делегация дам Коннеллсвилля. Они попросили Форда и Эдисона позировать для фотографии рядом с грудой шин, переданной в дар Красному Кресту.Вероятно, когда Файерстоун говорил больше всего, Бродяги смогли возразить, не причинив никакого оскорбления. Было облегчением вернуться на ухабистую дорогу.

Но ненадолго. Вскоре кто-то заметил, что грузовик с аккумуляторным охлаждением сильно отстал и фактически скрылся из виду. Один из сотрудников Ford был отправлен обратно на Model T для расследования, а остальные машины отправились в Юнионтаун, недалеко от границы Пенсильвании и Западной Вирджинии. Все были разочарованы задержками и проголодались, потому что их обед, упакованный в лагере этим утром и описанный Файерстоуном как «жареный цыпленок и другие вкусности», вернулся на пропавшем грузовике из магазина.Либо у Файерстоуна, либо у Форда был агент в Юнионтауне, и он сообщил о телефонном звонке сотрудника, который вернулся искать потерянный грузовик. Его сообщение заключалось в том, что приводной вал автомобиля сломан. Запасная часть уже в пути, но будет еще больше задержек, пока она не будет доставлена ​​и ее можно будет поставить на место.

Форд и Эдисон начали поездку и решили, что проживания в отелях не будет вообще. На этот раз это будет кемпинг. Но без комиссара не было еды, которую можно было бы приготовить в кухонной тележке, и только на второй день своего отсутствия Бродягам понадобился отель, в котором можно было бы предоставить комнаты и накормить их - Берроуз был особенно обидчивым из-за пропусков еды. К счастью, Форд и Файерстоун знали о прекрасном месте всего в полдюжине миль от Юнионтауна. Отель Summit был чудом, расположен на полпути к вершине горы, с гребня которой открывался панорамный вид во всех направлениях. Многие важные люди остались там, часто когда они участвовали в автогонках на открытой деревянной трассе в Юнионтауне. У Бродяг не было никаких бронирований, а было лето и разгар сезона отпусков, но, разумеется, ни один отель не откажется от Томаса Эдисона и Генри Форда.

Им повезло. Было доступно несколько комнат - Берроуз и ДеЛоч делили, как и Файерстоун и Харви-младший. У Форда и Эдисона были отдельные комнаты. Персонал гостиницы услужливо накормил вечеринку сразу после ее приезда. Файерстоун отметил, что, хотя «все были категорически против отеля», он лично счел это «очень приятной возможностью принять ванну и побриться». Любые представления Файерстоуна об удобстве позднего вечера и вечера в помещении вскоре развеялись. Сразу после еды Форд объявил, что намеревается подняться на самую вершину горы и хочет, чтобы Файерстоун пошел вместе с ним. Производитель шин впоследствии вспоминал: «Конечно, я хотел быть близким по духу, и сказал:« Конечно, я присоединюсь к вам во всем »». Этот ответ характеризовал отношения Файерстоуна с Фордом и Эдисоном - делать то, что от него просят, помогать каким бы способом ни потребовались два великих человека.

Из Бродяги: история десятилетнего путешествия Генри Форда и Томаса Эдисона Джеффа Гуинна. Авторские права принадлежат 24Words LLC, 2019. Перепечатано с разрешения Simon & Schuster Inc.

Из номера Inc. за июль / август 2019 г. Magazine

Перед кардашцами Томас Эдисон и Генри Форд отправились в поездку на двигателях своей знаменитости

АРЛИНГТОН - автор из Форт-Уэрта Джефф Гуинн написал известные биографии о некоторых действительно плохих чуваках: Чарльзе Мэнсоне, Джиме Джонсе и Клайде Барроу. И да, ребята из ОК. Загон.

Честно говоря, Гуинн также является автором книги Автобиография Санта-Клауса , с которой он начал свою карьеру в области написания книг в 1994 году.

Его 22-я книга, Бродяги: история Генри Форда и десять книг Томаса Эдисона. Year Road Trip - это глубокое погружение в жизнь пары мужчин, внесших неоценимый вклад в жизнь Америки.Без Эдисона, изобретателя лампочки, ночных бейсбольных игр не было бы, а без Форда, скорее всего, у вас не было бы машины, чтобы добраться туда. Он представил модель T, которая возглавила автомобильную революцию в Америке.

Бродяги: история десятилетнего путешествия Генри Форда и Томаса Эдисона, Джефф Гуинн (Саймон и Шустер) технологическая странная пара изменила наш образ жизни.Навсегда. Если вы, например, отправитесь в поездку этим летом, вы можете остановиться и поблагодарить.

Их сложные путешествия сделали автомобиль неотъемлемой частью американской жизни. И без этого они не смогли бы начать свое историческое летнее пребывание, которое началось в 1914 году, накануне Первой мировой войны, навсегда изменившей Америку и мир.

Знакомство с бродягами

В свою первую поездку они пригласили натуралиста Джона Берроуза в качестве высококлассного гида. Эдисон хотел, чтобы Форд и Берроуз поехали в место, которое он любил - Флориду, - но не в , а в Флориду. Он хотел, чтобы они отправились в самое сердце Эверглейдс в том, что обещало стать и стало болотным путешествием, которое они никогда не забудут, когда Америка читает об этом и смотрит в кинохрониках, как своего рода доисторическую версию Entertainment Tonight .

Похоже, никого не волновало, что в то время Эверглейдс, по словам Гуинна, представлял собой «большой ужасный беспорядок». Дороги, проходящие через центр Флориды, по которой можно было добраться с востока на запад, не существовало.А те, которые действительно существовали, были названы «дорогами для Бога», полными грязи, камней и всего, что кричит в ночи.

Еще более странным было то, почему Форд, Эдисон и Берроуз настояли на том, чтобы привозить своих жен и заставлять их носить платья и шляпы. Не менее странно, что мужчины носили пальто и галстуки. Трое местных гидов умоляли их этого не делать. В конце концов, говорят они, человека умирают человека в Эверглейдс. Здесь встречаются змеи, аллигаторы и пантеры, с которыми они встречались, с акцентом на дождь, который никогда не прекращался.И, конечно, они любили каждую минуту, как и Америка.

В следующем году Форд и Эдисон добавили еще одного компаньона - производителя шин Харви Файерстоуна, дав четверке новое имя: Vagabonds. Поездки продолжались до 1925 года, когда Эдисон и Форд пришли к выводу, что быть «звездами» превратило некогда приятную погоню в страдание. Внезапно знаменитая пара достигла точки, когда некогда уединенные уединения превратились в турне Rolling Stones, в котором виноваты только они сами.

(Слева направо) Томас Эдисон, натуралист Джон Берроуз, Генри Форд и Харви Файерстоун позируют на колесе водяной мельницы.(Коллекции Генри Форда)

В течение десятилетия радости и чудес Бродяги путешествовали от Эверглейдс до Адирондака, от Катскиллс до Смоки-Маунтинс. Несмотря на то, что поездки длились всего несколько недель, они «вызвали бесконечные споры о том, где, - говорит Гуинн, - они могут отправиться в следующий раз».

Люди чудес

Как и многие хорошие книги, эта забавная, она служит хроникой путешествий и эксцентричности людей, сделавших их незабываемыми. С замечательным уровнем проницательности и детализации Гуинн также показывает нам, насколько другой была Америка в безмятежные годы перед Первой мировой войной.

«В Америке, в 1914 году, - говорит он за бранчем в своем любимом индийском ресторане« Тандыр », - когда они собираются совершить свою первую поездку, там очень мало знаменитостей, которых все знают. В основном это политики или военные.

«Потому что СМИ - это, по сути, газеты. Радио все еще в мгновение ока. Немое кино просто завоевывает популярность. О телевидении не думали. Во всей Америке на данный момент, даже больше, чем политики и генералы, два самых известных американца - это Генри Форд и Томас Эдисон.

«И это потому, что они подарили нам вещи. Они принесли чудеса в жизнь простых американцев. С Ford это не просто Model T, машина, которую вы можете себе позволить. Это рабочий день за 5 долларов, который заставляет конкурентов повышать зарплаты. Зарплаты по всей стране растут. Внезапно у людей появляются деньги, которых у них не было раньше. И Генри Форд явно виноват.

«Очевидно, вы собираетесь поклоняться этому человеку. Эдисон - все мы знаем о лампах накаливания, электричестве в вашем доме.Люди забывают, что Эдисон также изобрел фонограф, который впервые приносит музыку в дома американцев ».

Автор Форт-Уэрта Джефф Гуинн (Джилл Джонсон)

Это одна из причин, по которым Гуинн, бывший газетчик, упивается работа автора документальной литературы. Пока он не начал исследование для The Vagabonds , он понятия не имел, что Эдисон изобрел фонограф.

Эдисон также изобрел кинетоскоп и гибкий рулон пленки, заставляя "людей поверить в то, что он изобрел фильмы. .«Он этого не сделал», - говорит Гуинн.

«Но он изобрел средние ступени, которые позволяли показывать фильмы широкой аудитории, из одного маленького отверстия, через которое мог смотреть только один человек. Транспорт. До появления популярного автомобиля, помимо железных дорог, средний американец никогда не путешествовал более чем на 12 миль от дома, потому что это расстояние, на которое лошадь с повозкой могли уехать за один день.

«Внезапно у вас появляется возможность выйти. У вас есть деньги, чтобы делать что-то, когда вы выходите.У вас дома есть музыка, если вы этого хотите. У вас есть свет, поэтому вы можете читать в ночи. Не нужно задувать свечу, когда стемнеет. И вдруг появились фильмы. Итак, очевидно, что все, что они делают, будет увлекательно для публики - а почему бы и нет? »

Преодоление дистанции

Ford, например, породил такой момент в американской истории, когда« несколько храбрых пионеров начинают думать: «Вы знаете, мы можем сесть в машины и уехать на большие расстояния». "

Однако есть проблема.«Девяносто процентов дорог в Америке» - и не только Эверглейдс - - это «дороги вожделения Богу, потому что вы желаете Богу, чтобы вы не проезжали по грязи и острым камням». А вот и две самые известные люди в Америке вместе со своими знаменитыми друзьями. Они отправляются в эти поездки, чтобы повеселиться. Они любят их. И они наслаждаются обществом друг друга. Поездки делают их самыми первыми американцами, которые используют автомобили, чтобы выбраться наружу. и увидеть страну ".

Караван пересекает мост, везя Генри Форда, Томаса Эдисона и других во время одной из поездок.(Коллекция Генри Форда)

Хотя несколько других американцев ранее участвовали в экспериментальных поездках на дальние расстояния, Форд и Эдисон, по словам Гуинна, были первыми известными людьми, которые использовали автомобили для отдыха и отпуска.

По его словам, просто поразительно, как Эдисон и Форд так быстро изменили Америку. В 1900 году всего было 8000 автомобилей. Десять лет спустя - через два года после Model T - было выпущено полмиллиона автомобилей, и половина из них были Model Ts. А эти дороги вожделения? Форд и Эдисон начали изменять систему автомобильных дорог Америки, преобразование которой во многом было связано с очарованием их десятилетних путешествий.

В 1920 году, через шесть лет после того, как The Vagabonds начали свои дорожные поездки, в Америке было 8 миллионов автомобилей, и по крайней мере половина из них использовалась в качестве инструментов, делавших поездки возможными.

«Это все равно произошло бы без Форда и Эдисона», - говорит Гуинн. «Я не говорю, что они были абсолютной причиной, но они были примерами, которые популяризировали поездку».

И, конечно, не для развлечения. Оба мужчины были продавцами и рьяно заботились о прибылях.У них было большое эго. Форд нанял кинематографистов, чтобы задокументировать поездки, в том числе высококлассных дворецких, поваров и официантов. Да, были палатки, но также были фургоны-рефрижераторы и опытные операторы, фиксирующие каждое их движение.

Кинохроника была в моде в кинотеатрах, и они часто показывали, что Форд, Эдисон, Файерстоун и Берроуз прекрасно проводят время. Так почему бы не купить машину?

«Каждая газета в стране освещает каждый день их поездок», - говорит Гуинн. «Они стали в некотором смысле кардашцами своего поколения».

Дошло даже до того, что в начале каждого лета американцы начали задаваться вопросом: куда эти ребята собираются пойти дальше?

(Слева направо) Томас Эдисон и Генри Форд обсуждают в кемпинге. (Сборники Генри Форда)

Но, увы, продержалась новинка всего десятилетие. К 1924 году радио расширило сеть знаменитостей, включив в нее спортсменов, в частности бейсболистов. Тай Кобб. Бэйб Рут. Звезды немого кино начали сиять как знаменитости, как и идея автомобильных поездок: в 1924 году Рэнд МакНелли выпустил первую национальную дорожную карту, подлив бензином мечту среднего американца - сесть за руль и отправиться в путешествие. .

Президент Кэлвин Кулидж внес свой вклад, организовав исследование по расширению национальных парков. Как говорит Гуинн, к 1925 году «уже не было уникальным то, что кто-то, даже известные люди, совершали автомобильные поездки. Вскоре дорожные поездки, которые волнуют американцев, стали их собственными, а не чьими-то чужими, не Эдисон или Форд».

Конечно, они забросили пас, но миллионы американцев взяли мяч и побежали с ним, оставив позади ту пару, которая запустила эту тенденцию, сделав дорожное путешествие «вещью» в американской жизни.

Как говорит автор: «Как и любой человек в начале огромной культурной волны, в определенный момент волна движется дальше».

Так было с Томасом Эдисоном и Генри Фордом.

Томас Эдисон и Генри Форд: оригинальные американские путешественники

Писатель Джефф Гуинн из Форт-Уэрта, штат Техас, написал известные биографии некоторых действительно плохих парней: Чарльза Мэнсона, Джима Джонса и Клайда Барроу. И, о да, ребята из ОК. Загон.

Честно говоря, Гуинн также является автором «Автобиографии Санта-Клауса», с которой он начал свою карьеру в области написания книг в 1994 году.

Его 22-я книга «Бродяги: история о десятилетнем путешествии Генри Форда и Томаса Эдисона» - это глубокое погружение в жизнь пары мужчин, внесших неоценимый вклад в жизнь Америки.

Без Эдисона, изобретателя лампочки, ночных бейсбольных игр не было бы, а без Форда, скорее всего, у вас не было бы машины, чтобы добраться туда. Он представил модель T, которая возглавила автомобильную революцию в Америке.

(Во время поездки по Пенсильвании в 1918 году они пересекли старую Линкольн-Хайвей - Маршрут 30 - и разбили лагерь на том месте, где сейчас находится торговый центр Westmoreland.Они также останавливались в отеле Summit Inn на Национальном пике, ныне Маршрут 40, в округе Фейет.)

Змеи и аллигаторы

В свою первую поездку они пригласили натуралиста Джона Берроуза в качестве высококлассного гида. Эдисон хотел, чтобы Форд и Берроуз отправились в любимое место - Флориду, но не только во Флориду.

Он хотел, чтобы они отправились в самое сердце Эверглейдс в том, что обещало стать и стало болотным путешествием, которое они никогда не забудут, когда Америка читает об этом и смотрит в кинохрониках, как своего рода доисторическую версию Entertainment Tonight .

Похоже, никого не волновало, что в то время Эверглейдс, по словам Гуинна, представлял собой «большой ужасный беспорядок». Дороги, проходящие через центр Флориды, по которой можно было добраться с востока на запад, не существовало. А те, которые действительно существовали, были названы «дорогами для Бога», полными грязи, камней и всего, что кричит в ночи.

Бродяги

В следующем году Форд и Эдисон добавили еще одного компаньона - производителя шин Харви Файерстоуна, дав четверке новое имя: Vagabonds.Поездки продолжались до 1925 года, когда Эдисон и Форд пришли к выводу, что быть «звездами» превратило некогда приятную погоню в страдание. Внезапно знаменитая пара достигла точки, когда некогда уединенные уединения превратились в турне Rolling Stones, в котором виноваты только они сами.

В течение десятилетия радости и чудес Бродяги путешествовали от Эверглейдс до Адирондак, от Катскиллс до Смоки-Маунтинс. Несмотря на то, что поездки длились всего несколько недель, они «вызвали бесконечные споры о том, где, - говорит Гуинн, - они могут отправиться в следующий раз.

Как и многие хорошие книги, «Бродяги» - это весело, служа хроникой путешествий и эксцентричности мужчин, сделавших их незабываемыми.

Самые известные американцы

«В Америке, в 1914 году, - говорит Гуинн в интервью, - когда они собираются совершить свое первое путешествие, будет очень мало знаменитостей, которых все знают. В основном это политики или военные.

«На данный момент во всей Америке, даже больше, чем политики и генералы, два самых известных американца - это Генри Форд и Томас Эдисон.”

Эдисон также изобрел кинетоскоп и гибкий рулон пленки, заставив «людей поверить, что кино изобрел он». Он этого не сделал, - говорит Гуинн.

«Но он изобрел средние ступеньки, которые позволяли показывать фильмы широкой аудитории, из одного маленького отверстия, через которое мог смотреть только один человек. Транспорт. До появления популярного автомобиля, помимо железных дорог, средний американец никогда не путешествовал более чем на 12 миль от дома, потому что это расстояние, на которое лошадь и повозка могли уехать за один день.

Садись и уходи

«Внезапно у вас появляется возможность выбраться отсюда. У тебя есть деньги, чтобы заниматься чем-нибудь, когда ты уходишь. Если хочешь, у тебя дома есть музыка. У вас есть свет, поэтому вы можете читать в ночи. Вам не нужно задувать свечу, когда стемнеет, - говорит Гуинн. «И вдруг появились фильмы. Итак, очевидно, что все, что они делают, будет интересно публике - а почему бы и нет? »

Ford, например, положил начало моменту в американской истории, когда, по словам Гуинна, «несколько храбрых пионеров начали думать:« Вы знаете, мы можем садиться в машины и преодолевать большие расстояния.’”

Однако есть проблема. «Девяносто процентов дорог в Америке» - и не только в Эверглейдс - являются «дорогами по воле Бога, потому что в вашем желании вы не ехали по грязи и острым камням». А вот и двое самых известных мужчин Америки вместе со своими знаменитыми друзьями. Они отправляются в эти поездки ради удовольствия. Они их любят. И они наслаждаются обществом друг друга. Их автомобильные поездки делают их самыми первыми американцами, которые используют автомобили, чтобы увидеть страну.”

Волна движется дальше

Дошло даже до того, что в начале каждого лета американцы начали задаваться вопросом: куда эти ребята собираются пойти дальше?

Но увы новинка продержалась всего десять лет. К 1924 году радио расширило сеть знаменитостей, включив в нее спортсменов, в частности бейсболистов. Тай Кобб. Бэйб Рут.

Звезды немого кино начали сиять как знаменитости, как и идея автомобильных поездок: в 1924 году Рэнд МакНелли выпустил первую национальную дорожную карту, подливая бензином в огонь мечту среднего американца - сесть за руль и отправиться в путь. путешествие.

Президент Кэлвин Кулидж внес свой вклад, организовав исследование по расширению национальных парков. Как говорит Гуинн, к 1925 году «уже не было уникальным то, что кто-то, даже известные люди, отправлялись в путешествие. Вскоре путешествия, которые волнуют американцев, принадлежат им самим, а не чужим, не Эдисону или Форду ».

Конечно, они забросили пас, но миллионы американцев взяли мяч и побежали с ним, оставив позади ту пару, которая запустила эту тенденцию.

Как говорит автор: «Как и любой человек в начале огромной культурной волны, в определенный момент волна движется дальше.”

[Томас Эдисон, Джон Берроуз и Генри Форд, портрет в полный рост, стоит лицом вперед, в доме Эдисона в Ft. Майерс, Флорида]

Подробнее об авторских правах и других ограничениях

Для получения рекомендаций по составлению полных цитат обратитесь Ссылаясь на первоисточники.

  • Информация о правах человека : Нет известных ограничений на публикацию.
  • Номер репродукции : LC-USZ62-131044 (ч / б пленка, копия негр.)
  • Телефонный номер : ФАЙЛ БИОГА - Эдисон, Томас Альва, 1847-1931 - с Генри Фордом [элемент] [P&P]
  • Информация о доступе : ---

Получение копий

Если изображение отображается, вы можете скачать его самостоятельно. (Некоторые изображения отображаются только в виде эскизов вне Библиотеке Конгресса США из-за соображений прав человека, но у вас есть доступ к изображениям большего размера на сайт.)

Кроме того, вы можете приобрести копии различных типов через Услуги копирования Библиотеки Конгресса.

  1. Если отображается цифровое изображение: Качество цифрового изображения частично зависит от того, был ли он сделан из оригинала или промежуточного звена, такого как копия негатива или прозрачность.Если вышеприведенное поле «Номер воспроизведения» включает номер воспроизведения, который начинается с LC-DIG ..., то есть цифровое изображение, сделанное прямо с оригинала и имеет достаточное разрешение для большинства целей публикации.
  2. Если есть информация, указанная в поле «Номер репродукции» выше: Вы можете использовать номер репродукции, чтобы купить копию в Duplication Services. Это будет составлен из источника, указанного в скобках после номера.

    Если указаны только черно-белые («черно-белые») источники, и вы хотите, чтобы копия показывала цвет или оттенок (если они есть на оригинале), вы обычно можете приобрести качественную копию оригинал в цвете, указав номер телефона, указанный выше, и включив каталог запись ("Об этом элементе") с вашим запросом.

  3. Если в поле «Номер репродукции» выше нет информации: Как правило, вы можете приобрести качественную копию через Службу тиражирования.Укажите номер телефона перечисленных выше, и включите запись каталога («Об этом элементе») в свой запрос.

Прайс-листы, контактная информация и формы заказа доступны на Веб-сайт службы дублирования.

Доступ к оригиналам

Выполните следующие действия, чтобы определить, нужно ли вам заполнять квитанцию ​​о звонках в Распечатках. и Читальный зал фотографий для просмотра оригинала (ов). В некоторых случаях суррогат (замещающее изображение) доступны, часто в виде цифрового изображения, копии или микрофильма.

  1. Товар оцифрован? (Уменьшенное (маленькое) изображение будет видно слева.)

    • Да, товар оцифрован. Пожалуйста, используйте цифровое изображение вместо того, чтобы запрашивать оригинал. Все изображения могут быть смотреть в большом размере, когда вы находитесь в любом читальном зале Библиотеки Конгресса. В некоторых случаях доступны только эскизы (маленькие) изображения, когда вы находитесь за пределами библиотеки Конгресс, потому что права на товар ограничены или права на него не оценивались. ограничения.
      В качестве меры по сохранности мы обычно не обслуживаем оригинальный товар, когда цифровое изображение доступен. Если у вас есть веская причина посмотреть оригинал, проконсультируйтесь со ссылкой библиотекарь. (Иногда оригинал слишком хрупкий, чтобы его можно было использовать. Например, стекло и пленочные фотографические негативы особенно подвержены повреждению. Их также легче увидеть в Интернете, где они представлены в виде положительных изображений.)
    • Нет, товар не оцифрован. Перейдите к # 2.
  2. Указывают ли вышеприведенные поля с рекомендациями по доступу или Номер вызова, что существует нецифровой суррогат, типа микрофильмов или копий?

    • Да, существует еще один суррогат. Справочный персонал может направить вас к этому суррогат.
    • Нет, другого суррогата не существует. Перейдите к # 3.
  3. Если вы не видите миниатюру или ссылку на другого суррогата, заполните бланк звонка. Читальный зал эстампов и фотографий. Во многих случаях оригиналы могут быть доставлены в течение нескольких минут. Другие материалы требуют записи на более позднее в тот же день или в будущем. Справочный персонал может посоветуют вам как заполнить квитанцию ​​о звонках, так и когда товар может быть подан.

Чтобы связаться со справочным персоналом в Зале эстампов и фотографий, воспользуйтесь нашей Спросите библиотекаря или позвоните в читальный зал с 8:30 до 5:00 по телефону 202-707-6394 и нажмите 3.

История десятилетнего путешествия Генри Форда и Томаса Эдисона: Гуинн, Джефф: 9781501159305: Amazon.com: Книги

Бродяги

Пролог

Париж, Мичиган


Середина августа 1923 года

Плохая погода мучила большую часть Мичигана в конце лета 1923 года. Не по сезону низкие температуры в сочетании с почти постоянным дождем, заманивающие жителей в ловушку в помещениях и подавляющие то, что в течение последних пятнадцати лет или около того было постоянно растущим притоком туристов, жаждущих насладиться бодрящим сочетанием обширных лесов, изогнутых холмов и сверкающие озера.

Это особенно характерно для крошечного некорпоративного городка Парижа, названного в 1850-х годах в честь одного из первых поселенцев Джона Пэриша. Где-то на линии пропала буква «h». Если большая часть Мичигана пугающе напоминала левую руку, положенную ладонью вниз, Пэрис располагалась примерно в самом нижнем суставе безымянного пальца.Гранд-Рапидс, ближайший город любого значения, находился в шестидесяти пяти милях к югу - это несколько часов тяжелой езды, учитывая плохое качество дорог, пролегающих через эту часть штата. Париж, как и большинство соседних с ним деревень в округе Мекоста, был остановкой для железной дороги Гранд-Рапидс и Индиана, где в конце 1860-х - начале 1870-х годов проложили путь по воде и погрузили лес и другие товары. Жители Парижа, которых редко бывает больше сотни, в основном были фермерами.Другие работали в государственном рыбоводном заводе в городе - неподалеку протекала широкая река Маскегон. Инкубаторий был жемчужиной города. Когда поезд уезжал из города, он всегда доставлял контейнеры с «мальками» кумжи по озерам и рекам по всему региону. Многие скромные дома в городе были еще совсем новыми. Пожар 1879 года уничтожил большую часть ранних поселений, и нуждающимся в денежных средствах местным жителям потребовалось почти целое поколение, чтобы полностью восстановить их.

В начале скромного существования Парижа посторонние обычно приезжали в качестве пассажиров на воскресный «поезд для пикника» из Гранд-Рапидс, который делал одну из своих остановок возле инкубатория.Эти посетители часто покупали напитки, закуски и украшения в магазине Монтегю. Монтекки были одними из первых поселенцев этого района. В 1923 году магазином руководил Чарли Монтегю. Чтобы привлечь новое поколение клиентов, он установил перед домом бензоколонки. Всего за два десятилетия количество автомобилей в Америке увеличилось с восьми тысяч до десяти миллионов. Шоссе 131, ухабистая смесь грязи и гравия, часто рвавшая шины, сколы краски и потрескавшиеся лобовые стекла, пролегало через центр города.В Мичигане, как и повсюду в стране, американцы все чаще используют автомобили для поездок на выходные или длительные каникулы, а также для повседневного вождения по работе или по делам. «Цыгане» были ранним популярным термином для обозначения таких прогулок. Участников называли «отдыхающими» или, если длительные поездки предполагали разбивание палаток ночью, «автокемперами». Многие проезжали через Париж по пути в более интересное место, часто в Траверс-Сити, дальше на северо-запад, где предлагались паромные переправы для перевозки пассажиров и их автомобилей в живописные уголки Верхнего полуострова Мичиган через озеро Мичиган.

Первые полноценные заправочные станции начали появляться по всей стране, но большинство из них было расположено в городах или вдоль наиболее улучшенных основных автомагистралей страны. Водители из отдаленных районов обычно зависели от продуктовых насосов, подобных тем, что были у Монтегю, для заправки топливом. По мере того, как увеличивалось движение за границу, росли доходы Чарли Монтегю от продажи бензина и моторного масла. У некоторых жителей Парижа тоже были машины. Как и их коллеги-земледельцы, фермеры округа Мекоста поначалу выступали против автомобильных цыган, которые часто ночевали на своей земле без разрешения и оставляли после себя кучи мусора.Но фермеры в конце концов осознали выгоду экономии времени от перевозки урожая на рынок на машине, а не на конной повозке, и сами стали владеть автомобилями. В Париже по-прежнему было много лошадей и повозок. При цене около 25 центов за галлон Чарли редко продавал бензин на сумму более 100 долларов за загруженную неделю. Из-за ненастной погоды в августе, которая ограничивала езду как для городских жителей, так и для цыган, в последнее время ему было трудно продать столько.

Это сделало то, что произошло в середине месяца, еще более неожиданным. В дождливый полдень парижские горожане гуляли по саду, гуляли с соседями по веранде или покупали у Монтегю, когда слышали мурлыканье мощных двигателей. Затем из тумана на шоссе 131 с юго-востока показался парк очень больших автомобилей, всего шесть, Lincolns и Cadillac, а также два других автомобиля, которые не были похожи ни на что, что кто-либо в Париже видел или даже вообразил раньше, - явно громадные квадратные металлические фургоны. построен для перевозки крупногабаритных грузов.

Впечатляющий караван остановился возле Монтегю.Водительские двери пассажирских автомобилей открылись, и из них вышли люди в ремнях, одетых в такую ​​же форму цвета хаки, которая напоминала военную. Собралась небольшая толпа, когда эти уникально одетые ребята по очереди заправляли свои машины бензином. Зрители, слишком напуганные, чтобы спросить прямо, перешептывались между собой: кто эти люди? Через несколько мгновений их коллективный взгляд переключился на окна легковых автомобилей, глядя на мужчин и женщин, которые все еще сидели в автомобилях, избегая мороси. Затем несколько местных жителей почувствовали себя достаточно смелыми, чтобы двинуться вперед, и кто-то громко выпалил: «Этот парень на заднем сиденье выглядит как Генри Форд!»

Было.

По любому количеству причин - его откровенный пацифизм перед недавней мировой войной, предположения о его перспективах на пост президента США на предстоящих выборах 1924 года, постоянное освещение в печати и фотографиях, сделавших его имя и ястребиное лицо знакомым, его широко воспринимаемый защитник рабочего класса с высокой заработной платой и сокращенным рабочим днем, и, прежде всего, благодаря своей скромной по цене Model T, которая впервые сделала возможным владение автомобилем даже для людей с ограниченными возможностями - Генри Форд стал, пожалуй, самым известным человеком в мире. Америка.Он, безусловно, был самым известным из когда-либо неожиданно появившихся в Париже, штат Мичиган, и все в толпе рвались вперед, чтобы увидеть его своими глазами. Форд услужливо вышел из машины. Он не предложил ни приветствия, ни какого-либо другого театрального жеста - он заслуженно прославился как исключительно сдержанный человек, в особенности избегавший речей. Но за этим исключением Форд в целом принимал на себя обязанности своей знаменитости - он усердно работал над ее развитием, рано осознав, что его личная слава повысила спрос на модель T. Поэтому Форд стоял в сырости, кивая и приятно улыбаясь, позволяя толпа хорошо посмотрите.Зеваки были пресыщены лишь на мгновение. Затем их волнение нарастало, потому что, если это был Генри Форд с сопровождающим его парком роскошных автомобилей, то это, несомненно, значило. . .

Почти все лето в течение примерно последнего десятилетия Генри Форд отправлялся в автомобильные поездки, которые часто длились две недели и более, посещая отдаленные города и небольшие общины, разбивая лагеря иногда в парках и чаще на частных землях, всегда спрашивая разрешения у владельцев при необходимости их щедрая компенсация.В каждой поездке Форда сопровождали друзья - иногда другие бизнес-магнаты или правительственные чиновники, высокопоставленные сотрудники Ford, в прошлом недавно умерший президент Уоррен Дж. Хардинг. Среди его товарищей по дороге всегда были два стойких приятеля по Ford, шинный магнат Харви Файерстоун и всеми любимый изобретатель Томас Эдисон, единственный из ныне живущих американцев, чья слава соперничала со славой Форда. После нескольких таких поездок трио вместе с четвертым другом, покойным натуралистом Джоном Берроузом, причудливо окрестили себя «Бродягами», и каждый год объявление об их последней летней экскурсии вызывало бесконечные споры о том, куда они могли бы отправиться в следующий раз.Всегда заранее указывался общий регион, а не конкретный маршрут. Они могли появиться где угодно - домыслы были безудержными. В 1923 году стало известно, что Бродяги посетят похороны Хардинга в Огайо, а затем поедут на Верхний Средний Запад, возможно, через Висконсин и, несомненно, некоторые части Мичигана. Городские газеты по всему региону были полны домыслов, желающих желаемого, разве не было бы замечательно, если бы они остановились здесь? Жители Парижа, которые в основном читали либо Battle Creek Enquirer, либо более местный Big Rapids Pioneer, не питали особых надежд на то, что труппа знаменитостей продвинется вперед. Одной из заявленных целей Бродяг в поездке этим летом было посетить лесозаготовительные предприятия Ford на Верхнем полуострове Мичигана, куда легче всего добраться из Огайо, если ехать на север через восточный Висконсин. И все же здесь был Генри Форд, дождь капал с полей его шляпы, и если Форд присутствовал, это должно означать, что где-то в одной из этих легковых машин сидел Томас Эдисон, и вот он, огромная голова, увенчанная беспорядочно взлохмаченными серебряными волосами, заставляла его легко узнать. Но Эдисон не выбрался; он был на ранних стадиях сильного холода, и погода была слишком суровой.Харви Файерстоун, его фамилия гораздо более известная, чем его добродушное, обычное лицо, был идентифицирован в нескольких машинах и всегда ошибался. Файерстоун и его семья, ехавшие в еще одной прекрасной машине, были за много миль отсюда, потому что их водитель заблудился. Это часто случалось в летних поездках Бродяг. Та или иная машина свернула не в ту сторону на плохо обозначенной дороге, и кому-то из обслуживающего персонала в конечном итоге было поручено выследить пропавшее транспортное средство и направить его обратно по маршруту.

Тем временем здесь находились Форд, Эдисон и (предположительно) Файерстоун в Париже, очевидно, делая короткую остановку для дозаправки, но затем Генри Форд задал собравшимся вопрос: знает ли кто-нибудь дорогу к дому Джепа Бисби? Они все знали - все в Париже знали, где живут все остальные, - и расследование Форда еще больше усилило их чувство спекулятивного удивления, поскольку восьмидесятилетний Джеп был ближе всего к знаменитости из родного города крошечного Пэрис. На протяжении всей своей долгой взрослой жизни Джеп по-разному зарабатывал на хлеб насущным, работая продавцом в магазине, аптекой и менеджером продуктового магазина, маляром и фермером.В последнем выпуске The Farm Journal Illustrated Directory of Mecosta County, насыщенного рекламой справочника о тех, кто где проживает, Джеп был назван сапожником. Но его настоящий талант и настоящая профессиональная любовь заключались в том, чтобы играть на скрипках, сделанных вручную, на местных танцах и фестивалях. У Джепа была семья, которую нужно было поддерживать, поэтому он не мог полностью принять странствующую карьеру музыканта в стиле кантри, но Сара Бисби, его жена, которой было сорок четыре года, и их теперь уже выросшие дети были хорошими музыкантами. тоже, и довольно часто вся семья Бисби играла на сцене, скрипку и фортепиано, вторую скрипку, кларнет и бас-скрипку, а иногда даже большой барабан.В сет-листах всегда фигурировали такие старомодные фавориты, как «Турция в соломе» и «Девушка, которую я оставила позади себя», - мелодии, которые заставляют задуматься и идеально подходят для кадриль. Все это устраивало жителей округа Мекоста и других соседних частей их малонаселенного региона. По местным меркам музыкальная карьера Джепа была весьма успешной. Но как мог такой важный человек из большого города, как Генри Форд, даже слышать о старом Джепе Бисби?

Перед Монтегю Форд ничего не объяснил.Он просто спросил дорогу к дому Бисби и выжидал пару секунд, пока толпа переварит вопрос и ответит. Парад добровольцев подошел, чтобы провести автокараван в нескольких сотнях ярдов от дома Джепа. Машины медленно покатились и остановились перед невзрачным домом с небольшим сараем позади него. Жители города продолжали смотреть, как Форд снова вышел из машины, подошел к входной двери и постучал. С ним пошел второй мужчина. Когда вышла миссис Сара Бисби, она, естественно, была поражена видом Генри Форда на крыльце, с парком автомобилей и, очевидно, половиной города прямо за ним.Форд вежливо представился и вторым человеком, Эдвардом Кингсфордом, который управлял одним из лесозаготовительных предприятий Форда на Верхнем полуострове. Форд спросил, дома ли мистер Бисби. Позже, когда свидетели добавляли украшения, миссис Бисби описывалась как спокойно проводившая своего знаменитого посетителя и его спутницу прямо к себе, действуя для всего мира так, как будто знаменитости все время появлялись на ее пороге, но на самом деле ей нужно было собраться с силами. прежде чем пробормотать, что Джепа нет в сарае. Инстинктивные хорошие манеры вынудили ее пригласить их, пока ее муж был приведен - несколько горожан, подслушивая их на все уши, услышали вопрос Форда и радостно поспешили в сарай от его имени, - но шок помешал миссис Форд.Бисби полностью приняла свою внезапную роль хозяйки великого и попросила Форда взять с собой всех остальных людей, которые остались в машинах снаружи.

Миссис Бисби усадила Форда и Кингсфорда в своей скромной гостиной. Когда в комнату ворвался Джеп, Форд, никогда не любивший ненужной болтовни, немедленно попросил его взять скрипку и поиграть. Будучи нанятым на всю жизнь музыкантом, Джеп привык выступать по требованию. Конечно, это обстоятельство было другим - Генри Форд появился из ниоткуда в своем доме, - но сама просьба была вполне нормальной.Юп взял скрипку, и Кингсфорд объяснил, зачем они пришли. Несколькими годами ранее Кингсфорд услышал, как Джеп играет на танце. Среди сотрудников Форда было хорошо известно, что их работодатель ненавидел современную музыку - он считал джаз особенно отвратительным - но всецело любил традиционные мелодии и связанные с ними квадратные танцы, вальсы и польки. Когда Кингсфорд узнал, что Форд едет этим летом через юго-западный Мичиган, он предложил остановиться в Париже, чтобы босс мог лично насладиться игрой Юпа.И вот они.

Юпу понравился рассказ, и он начал играть с женой, которая аккомпанировала ему на фортепиано. Нет сведений о песнях, которые они играли, но какими бы они ни были, Форд был очарован. Он постучал пальцами, и когда Бисби на мгновение остановились между числами, Форд послал Кингсфорда, чтобы тот призвал остальных. Вошел Томас Эдисон, с широким животом и одетый, как обычно, в мятую одежду, которая выглядела так, как будто они спали, что, вероятно, и было у них - в поездках Vagabonds Эдисон был известен тем, что свернулся калачиком под деревьями, рядом с журчащими ручьями или поперек автомобильных сидений.За ним шли две дамы, Клара Форд и Мина Эдисон. Поскольку великие дамы полностью осознавали свой высокий социальный статус, они были одеты соответствующим образом, чтобы появляться на публике, в длинных струящихся платьях, которые покрывали их от шеи до подъема с подобными доспехам корсетами под ними - ничто в женщине из высшего сословия не должно казаться шаткой - и модно шляпки, которые оставались прикрепленными к их аккуратно уложенным волосам даже в помещении.

Это был момент, когда истинное деревенское гостеприимство могло потребовать подношения прохладительных напитков, и как поживала миссис БиллБисби, чтобы знать, что из ее ограниченного запаса могло быть сочтено приемлемым для такой американской королевской семьи? Но Генри Форд спас ее от столь деликатного решения. Он приходил слушать музыку, а не закусывать, и вежливо, но твердо просил Bisbees поиграть еще. Они это сделали, и произошли две неожиданные вещи. Сначала Эдисон переместил свой стул прямо рядом с тем местом, где стоял Юп, и наклонился так, что его ухо оказалось почти прямо над звенящими струнами скрипки. Было широко известно, что Томас Эдисон был исключительно слабослышащим, и здесь были доказательства.Он явно не хотел пропустить ни одной ноты или нюанса. Что еще более удивительно, Генри и Клара Форд встали и начали танцевать вместе прямо здесь, в гостиной Bisbee, точно так же, как деревенская пара на танце в амбаре округа Мекоста. Очевидно, Форды и раньше танцевали под народные мелодии. Они двигались грациозно и точно, покачиваясь, улыбаясь, и когда пальцы Бисби заболели так сильно, что им пришлось прекратить играть, Форд был явно болтлив. Позже, когда соседи стали приставать к Джепу, чтобы узнать подробности, он сказал, что Форд все время повторял, как трудно сейчас слышать такую ​​прекрасную музыку.По словам великого человека, Бисби играли правильную музыку, настоящую американскую музыку, а не ужасно звучащий джаз. В перерывах между комплиментами Форд сделал предложение: он хотел купить скрипку Юпа. Оказалось, что у Форда их целая коллекция, скрипок Страдивари и других прекрасных скрипок, и он считал, что скромный самодельный инструмент Юпа идеально подойдет. (Форд сам любил распиливать на Страдивари, но полученные звуки правильнее было идентифицировать как шум. а не к музыке.) У Джепа не было привязанности к этой конкретной скрипке - он постоянно их создавал, играл и продавал.Скорее всего, он просто отдал бы вещь своему высокопоставленному гостю, но у него не было шанса. Вместо того, чтобы предложить скромную сумму в качестве предварительного шага в переговорах, Форд бросил 100 долларов на стол в качестве оплаты, и, конечно, Джеп взял их, эта сумма наверняка в пять или даже в десять раз больше, чем он ранее заработал на скрипке ручной работы.

Все это - бродяги, приезжающие в город, они просят Джепа Бисби, Форды, танцующие в гостиной Бисби, Форд, разветвляющий столетнюю записку на скрипку Джепа, чудеса, не поддающиеся описанию, - а затем Томас Эдисон их возглавил.Он позволил Форду говорить, но теперь он сверкнул этой широкой чудесной улыбкой, знакомой по всем газетным фотографиям, и хриплым от холода голосом проинструктировал Юпа готовиться к путешествию. Эдисон объяснил, что как только его летняя поездка закончилась и он вернулся домой в Нью-Джерси, он хотел, чтобы Юп и вся семья Бисби сели на поезд в парижском депо и тоже отправились туда. По прибытии Юп делал записи прямо в частной студии Эдисона, как это иногда делали известные оперные певцы и симфонические оркестры.Эдисон, который изобрел фонограф еще в 1870-х годах, также имел компанию, которая продавала записи повсюду. Они сделают музыку Джепа доступной для всей страны. И пока Джеп был на востоке, Эдисон пообещал познакомить его с прессой Нью-Йорка, которая напишет о нем всевозможные истории. Эдисон отметил, что другие музыканты, которых он записал, стали настолько популярными, что стали хэдерами длительных гастролей по стране. Его предложение дало Джепу не только шанс сделать себе национальное имя, но, возможно, и много денег.Джеп не знал, что сказать. Всего за несколько часов до этого в такие вещи было бы невозможно поверить, как у пожилого скрипача, у которого отрастают крылья, чтобы летать.

Именно в этот момент у Форда был последний сюрприз. Он сказал Джепу, что ему так понравилась его музыка, что он собирается подарить ему новую Model T со всеми дополнительными функциями прямо с конвейера Ford в нижнем штате. Он должен был быть доставлен в ближайшее время прямо здесь, в Париже, чтобы Юп мог стильно ездить на работу на танцы и фестивали. А затем, пока Джеп и Сара стояли ошеломленные, Форды, Эдисоны и Кингсфорды довольно резко попрощались с ними, сели в свои машины, и весь караван с свистом помчался на север под дождем.В один момент Генри Форд и Томас Эдисон оказались в гостиной, давая всевозможные блестящие обещания, а в следующий момент они скрылись из виду.

После этого визит Бродяг, естественно, стал главной темой разговоров в Париже. Тех, кто не мог поверить своим глазам, печатали заверения, что они не ошиблись. Репортеры, должно быть, были среди пассажиров модных автомобилей, потому что в следующие несколько дней статьи о визите к Юпу и взятых ему обещаниях появились в газетах даже в Калифорнии и Нью-Йорке.Это, конечно, было хорошо, но затем последовали следующие истории о дальнейших летних приключениях Бродяг, и ни в одном из них не упоминался Джеп, вместо этого сообщалось, как Форд потушил небольшой лесной пожар в парке на севере штата и простуда Эдисона ухудшилась - по крайней мере, одна газета заявила, что это он мог умереть, а он этого не сделал, - и как миссис Форд вступила в это с некоторыми девушками, загорающими у озера, критикуя их слишком откровенные шорты и отказываясь дать им автограф. Затем появились рассказы о том, что поездка окончена, что Форд вернулся домой в Дирборн и Эдисон в Нью-Джерси.

Бисби и все остальные в Париже остались недоумевать - действительно ли Форд и Эдисон имели в виду то, что они сказали? В течение нескольких недель после того, как они проезжали через город, от них не было получено ни слова, не говоря уже о билетах на поезд до Нью-Джерси или о новой модели T. Конечно, у Джепа были свои 100 долларов за скрипку, и Чарли Монтегю не мог перестать кукарекать. зарабатывая 100 долларов на продаже бензина за один час, со всеми галлонами, которые водители закачивали в модные автомобили Бродяг. Одно только это было бы историческим событием для маленького городка, события, которые бесконечно описывали будущим поколениям.Но оставался более важный вопрос. Вполне вероятно, что эти два великих человека давали всевозможные обещания, путешествуя по стране, возможно, слишком много, чтобы помнить каждого, когда они вернулись домой и возобновили производство автомобилей и изобретений. Казалось возможным - а по прошествии большего количества дней - даже вероятным, - что среди продолжающихся великих событий в их знаменитых жизнях Форд и Эдисон просто забыли Джепа Бисби.

Прошел остаток августа, а затем весь сентябрь, а к началу октября все еще не было ни вестей, ни вызова в Нью-Джерси, ни доставки машины.Жители Парижа приготовились к приближающейся зиме. Они сочувствовали бедному Джепу, чьи надежды были столь высоки. По крайней мере, он оставался достаточно энергичным, чтобы продолжать играть за несколько долларов на местных собраниях. Его репутация улучшилась от визита Бродяг - не каждый деревенский скрипач мог утверждать, что играл так, как танцевали Генри и Клара Форд, произвел впечатление на Томаса Эдисона и имел копии газетных статей, подтверждающие это.

Но великие люди вдохновляли его ожидать гораздо большего.Когда погода стала холоднее, и на Париж выпал первый снег, Джеп Бисби мог только и дальше надеяться, что Генри Форд и Томас Эдисон были не только великими людьми, но и правдивыми людьми.

Прочная дружба Томаса Эдисона и Генри Форда


Легендарные новаторы, гиганты индустрии ХХ века и лучшие друзья; если бы мы только знали, о чем так интенсивно говорили Генри Форд и Томас Эдисон. Эдисон, которого часто называют величайшим изобретателем Америки, родился 172 года назад на этой неделе.

В то время как их достижения, изменившие мир, хорошо задокументированы, тесная и искренняя дружба между Генри Фордом и Томасом Эдисоном менее известна.

Эдисон был героем детства Форда, и это была короткая встреча на съезде Ассоциации осветительных компаний Эдисона 1896 года в Нью-Йорке, которая зажгла дружбу, которая продлится до конца их жизни.

Будучи полным фанатом, Форд сделал пару снимков Эдисона, и именно в ходе последовавшего разговора Эдисон, который был убежден, что электромобили - это путь будущего, дал Форду несколько слов ободрения на его недавно появившуюся новинку. изобрел квадрицикл: «Продолжай."

С этого момента их дружба развивалась, и между 1914 и 1924 годами пара предприняла серию автомобильных поездок по восточным США на автомобилях Ford. Вместе с другими известными личностями, производителем шин Харви Файерстоуном и натуралистом Джоном Берроузом, они были известны «Бродяги» и проводили время, как бродяги, вызывая друг друга на скачки, соревнования по рубке деревьев и даже соревнования по ударам ногами, а вечера проводили, рассказывая истории у костра.

В 1916 году Форд приобрел поместье рядом с Зимний дом Эдисона в Форт-Майерсе, Флорида.«Манго» находились рядом с «Домиком семинолов» Эдисона, и даже сегодня поместья остаются одной из самых популярных исторических достопримечательностей на юго-западе Флориды.

Их дружба была настолько близка, что когда Эдисон приковался к инвалидной коляске, Форд купил себе собственное, чтобы пара могла участвовать в гонках друг с другом. Затем, в качестве последнего доказательства этой невероятной дружбы, сын Эдисона, Чарльз, запечатлел последний вздох своего отца в пробирке и подарил его убитому горем Форду. Он держал его под рукой до конца своей жизни.


.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *