Братья рэй: Легенда братьев Крэй и фото из реальной жизни

Содержание

Дело о братьях-разбойниках – Деньги – Коммерсантъ

£100 тыс. в год приносил хозяевам престижный лондонский клуб "Эсмеральдас Барн". Его владельцы — близнецы Реджинальд и Рональд Крэи — получили заведение даром, поскольку были опаснейшими бандитами в британской столице. И к слову, доход от клуба составлял лишь малую часть их доходов. Братья Крэй, один из которых был ловким коммерсантом, а другой — законченным психопатом, смогли к 30 годам добиться богатства и славы благодаря тому, что все заботы и радости делили по-братски. В конечном счете это же их и погубило.

КИРИЛЛ НОВИКОВ

Внуки боксера

У торговца золотым ломом Чарли Крэя было три сына. Старший, тоже Чарли, как водится, вырос умным, серьезным и работящим. Он сделался более или менее честным бизнесменом и нарушал закон с такой осторожностью, что полиция его почти не беспокоила. Двое других сыновей появились на свет 24 октября 1933 года с разницей в десять минут. Близнецы Реджи и Ронни стали отъявленными бандитами и со временем фактически подчинили себе криминальный мир Лондона. Впрочем, правление братьев Крэй оказалось недолгим, в чем они могли винить только самих себя. И своим взлетом, и падением близнецы были обязаны характерным особенностям братской преступности.

Наверное, у каждого народа есть легенды о братьях-разбойниках, наводивших ужас на честных тружеников. Если судить по этим легендам, банды, костяк которых составляют братья, бывают чрезвычайно дерзкими, но порой эта дерзость превращается в необдуманную браваду или в необоснованную жестокость. Первые братские преступные группировки, прославившиеся на территории США, отличались и тем и другим. В годы Войны за независимость на большой дороге орудовали два коллектива, состоявших из кровных родственников. В банде Доанов было шесть человек — братья Мозес, Аарон, Леви, Малон и Джозеф, а также их кузен Абрахам. Доаны были квакерами и сторонниками британского правления, так что начавшаяся война против королевского режима развязала им руки в отношении мятежных колонистов. Братья шпионили в пользу британцев, но при этом не забывали о собственной выгоде. К примеру, в 1781 году они ограбили казну города Ньютаун — взяли £1,3 тыс., что являлось весьма крупной суммой. В 1783 году Мозес Доан был убит, а еще через несколько лет Леви и Абрахам попали на виселицу. Остальные Доаны сбежали в Канаду, оставив после себя множество легенд на тему разбойной лихости и воровской удачи.

Сравнительно небольшие успехи братьев Крэй на профессиональном ринге помогли им без проблем начать большую криминальную жизнь

Фото: Hulton Archive/Getty Images/Fotobank

Судьба братьев Харп сложилась иначе, хотя начинали они, также предложив свои услуги английской армии. Однако в отличие от набожных Доанов Микажа и Уили Харпы были полусумасшедшими садистами, убивавшими ради удовольствия. Считается, что братья убили около 40 мужчин, женщин и детей. Трупы они обычно потрошили и бросали в реку, предварительно набив камнями, чтобы не всплыли. Есть данные, что Микажа однажды размозжил голову маленькой девочке только за то, что она слишком громко плакала. В 1799 году охотник за наградами выследил и убил Микажу Харпа, а в 1804 году его младший брат Уили попал в руки правосудия и был повешен.

Сочетание необычайной дерзости и неоправданной жестокости можно объяснить с психологической точки зрения. Когда братья растут вместе, главным для них становятся отношения друг с другом, весь мир делится на своих — родных, которым можно безгранично доверять, и чужих, в отношении которых все позволено. В братской банде ее члены оказываются привязаны друг к другу гораздо сильнее, нежели в обычной. И если кто-то из братьев чрезмерно склонен к насилию или ведет себя неадекватно, чем ставит под угрозу все дело, его нельзя просто взять и выгнать. Под такого человека приходится подстраиваться, что порой ведет к губительным для банды последствиям. Все это оказалось справедливым в отношении братьев Крэй.

Реджи и Ронни появились на свет в лондонском Ист-Энде. Эта часть Лондона была самой бедной и имела скверную репутацию из-за высокого уровня преступности. Ист-Энд был местом скопления иммигрантов со всего света, а также так называемых кокни — эти представители лондонских низов говорили с особым акцентом и использовали жаргон, так что прочие жители Соединенного Королевства не всегда их понимали. В жилах братьев Крэй перемешалась кровь ирландских, еврейских и даже цыганских предков, но сами они были типичными кокни, идеально приспособленными для выживания в криминальных районах большого города. В детстве им было на кого равняться: оба их деда заработали уличный авторитет кулаками. Деда по отцовской линии прозвали Безумным Джимми Крэем за страсть к выпивке и кабацким дракам. Дед по материнской линии носил прозвище Джимми Ли Пушечное Ядро. Когда-то он пробовал себя в боксе и добился неплохих результатов, но потом сменил род занятий — стал показывать в пабах всевозможные трюки: лизал раскаленную кочергу, балансировал на горлышках бутылок, бил чечетку и т. д. Именно Джимми Ли научил Ронни и Реджи драться, что не раз пригождалось им в жизни.

Попав на гауптвахту, Реджи и Ронни стали последними узниками Тауэра, а выйдя на волю, сделались первыми бандитами Лондона

Фото: Hulton Archive/Getty Images/Fotobank

Отец братьев, Чарли-старший, колесил по стране, торгуя золотым ломом и старой одеждой, так что воспитанием близнецов занимались в основном женщины — их мать Вайолет, а также тетя Роза.

В годы войны Чарли-старший и вовсе надолго пропал из поля зрения семьи, поскольку уклонялся от призыва в армию и все это время где-то прятался. Мать и тетя Роза считали, что их мальчики не могут натворить ничего дурного, и давали им возможность делать все, что вздумается. Рону и Реджи хотелось в основном драться. Близнецы постоянно колотили соседских детей и друг друга, но их родня не видела в этом ничего плохого.

В школе близнецы пристрастились к боксу. Однажды они встретились в бою на ярмарке, а позже стали участвовать в уличных поединках, что позволяло заработать кое-какие деньги. Впоследствии Ронни и Реджи провели по шесть профессиональных боев, причем Рон выиграл четыре, а Реджи не проиграл ни разу. Брат Чарли, который был старше близнецов на шесть лет, вспоминал об их манере драться: "Как боксеры они сильно отличались друг от друга. Реджи был хладнокровен, осторожен, очень техничен и, что самое важное, всегда прислушивался к советам. Ронни был его противоположностью. Он просто лез напролом, пока его не остановят".

Разница в боксерском стиле означала разницу в характерах. Реджи был серьезным и рассудительным, а Ронни — агрессивным и бесшабашным, но при этом обладал сильной харизмой.

В 1952 году близнецов призвали на два года в армию и определили на службу в полк, расквартированный в лондонском Тауэре. Казалось бы, армия должна была превратить уличных сорванцов в дисциплинированных членов общества. Однако с братьями Крэй получилось наоборот.

Истинные кокни


Бильярдная братьев Крэй пользовалась дурной репутацией, что приносило им хороший доход

Фото: Hulton Archive/Getty Images/Fotobank

Рон и Реджи на дух не переносили казарменную дисциплину и большую часть службы провели либо в самоволках, либо под арестом. Однажды они избили сержанта, который их муштровал, в другой раз — полицейского, который пытался их задержать во время самоволки. Когда терпение командования лопнуло, братьев отправили на девять месяцев в военную тюрьму, но отсидка их нисколько не исправила. Близнецы устроили за решеткой форменный беспредел. У одного из стражей они отобрали наручники и приковали его к решетке, а на другого перевернули чан с кипятком. Такие формы тюремного неповиновения, как сжигание матрасов в камере, и вовсе стали для них привычным делом. Все это позволило Крэям заработать авторитет среди заключенных, многие из которых были связаны с уголовным миром Лондона. В это время близнецы, похоже, окончательно определились с будущей карьерой — она теперь могла быть только криминальной.

Братьев Крэй с позором отчислили из полка, чего они, собственно, и добивались. Освободившись из тюрьмы, они заняли денег у старшего брата и открыли небольшой бильярдный клуб в родном Ист-Энде. Клуб был не совсем обычным: по большей части в нем собирались хулиганы и мелкие уголовники, с некоторыми из которых Крэи познакомились в тюрьме. В заведении регулярно вспыхивали драки, что давало братьям возможность лишний раз помахать кулаками. Реджи даже придумал особый способ избавляться от нежелательных гостей. Он подходил к человеку и предлагал сигарету. В тот момент, когда посетитель совал сигарету в рот, Реджи проводил мощный хук слева и почти всегда ломал человеку челюсть, поскольку она гораздо уязвимее, когда рот открыт.

Бильярдный клуб быстро превратился в настоящий притон. Близнецы скупали краденое, а также "крышевали" лавки на окрестных улицах. Вскоре их интересы пересеклись с интересами другой братской группировки, состоявшей из трех братьев-докеров. Конкуренты вызвали Крэев на разборку и были избиты до полусмерти. Вскоре близнецы обложили данью даже местных воров и шулеров. Тех, кто выказывал неповиновение, ждало знакомство с кулаками братьев-боксеров.

Ронни легко сбежал из заведения для особо опасных больных — психиатрической клиники Лонг-Гроув

Фото: AP Photo/STR

Вскоре вокруг братьев начала складываться крупная банда, которую стали называть "Фирмой". В нее вошли кузен близнецов Ронни Харт и еще 14 человек. Старший брат Чарли также время от времени сотрудничал с "Фирмой", но обычно держался особняком. Кроме того, на "Фирму" трудилась целая армия уличных мальчишек, служивших информаторами и наводчиками. С ними работал Ронни Крэй, причем не только в связи с деловой необходимостью. Рону вообще нравились юноши, хотя до поры он это тщательно скрывал. Даже через много лет, сидя в тюрьме, Ронни очень обижался, когда его называли гомосексуалистом, и заявлял: "Я не гей, я бисексуал!"

Мозгом "Фирмы" был Реджи, но истинным вождем являлся, конечно, Ронни, заработавший кличку Полковник за авторитарный стиль руководства. Если Реджи оставался расчетливым и здравомыслящим, то поведение Ронни становился все более непредсказуемым, чему способствовало его увлечение алкоголем и наркотиками. Рон одевался как гангстер из кино, коллекционировал оружие, обожал атрибуты красивой жизни и совершенно не терпел возражений. Однажды, повздорив с посетителями какого-то паба, он достал пистолет и открыл огонь, правда, по счастью, ни в кого не попал. Психическое состояние Рона все больше беспокоила брата. Ронни Крэй день ото дня становился все более раздражительным, хмурым и подозрительным. Он был уверен, что спецслужбы прослушивают его телефон, постоянно опасался слежки и предательства.

Осенью 1956 года торговец машинами, плативший дань близнецам, продал автомобиль докеру из Южного Лондона. Через несколько дней покупатель вернул машину по причине обнаруженной неисправности и потребовал деньги назад, но продавец расплачиваться отказался. Покупатель ушел, но перед тем обещал вернуться со своими друзьями, так что торговец счел нужным позвонить своей "крыше". На встречу явился Рон. Докер так и не привел с собой обещанных друзей, но Ронни Крэй был настолько взвинчен, что прострелил несчастному ногу. Пострадавший заявил в полицию, и Ронни наверняка отправился бы на нары, если бы не брат-близнец.

Пока в модных клубах хорошо смешивали коктейли, их посетителям было совершенно все равно, в скольких убийствах замешаны хозяева заведений

Фото: Premium Archive/ Getty Images/ Fotobank

На процедуру опознания вместо Ронни явился Реджи. Докер сразу же опознал своего обидчика, но у Реджи оказалось железное алиби, и дело было закрыто. После этого случая Реджи устроил брату выволочку — кричал, что Рон совсем спятил и однажды доведет их до виселицы, но исправить брата он был не в силах. Между тем эта история добавила близнецам веса в уголовном мире. К концу 1956 года "Фирма" контролировала площадь в 22 кв. км, взимала дань с подпольных казино, воровских притонов, пабов и магазинов. Ее теперь считали самой опасной бандой Лондона, что было недалеко от истины. Близнецы настолько уверились в своем могуществе, что открыли клуб в фешенебельном Вест0Энде — весьма необычно для ист-эндских бандитов.

В ноябре 1956 года полиция поквиталась с Роном за его фокус с опознанием. Близнецы были арестованы за избиение очередного криминального конкурента, но Реджи был оправдан, а Ронни сел на три года. Поначалу для него все складывалось довольно хорошо. В лондонской тюрьме вокруг него увивались "шестерки", так что Полковник чувствовал себя настоящим королем. Но вскоре его перевели в тюрьму на острове Уайт, куда влияние близнецов не распространялось, и для Рона начались трудные времена. Его психическое состояние резко ухудшилось. Ронни был уверен, что его хотят убить, и, кажется, был склонен к суициду. Его осмотрели специалисты и обнаружили у него тюремный психоз. Под таким диагнозом могло скрываться любое психическое заболевание, и вскоре диагноз пришлось уточнить. В конце 1957 года умерла тетя Роза, столь любимая близнецами, после чего Ронни Крэй окончательно обезумел и начал бросаться на людей. В результате его перевели в психиатрическую больницу Лонг-Гроув — для принудительного лечения. Врачи обнаружили у Ронни все признаки параноидальной шизофрении, включая манию величия, манию преследования и идентификацию с исторической фигурой — Ронни Крэй считал себя воплощением Аттилы.

Сторож брату своему


Фрэнк Синатра с удовольствием пел для братьев Крэй, поскольку те молчали в полиции о контактах с ним

Фото: Popperfoto/Getty Images/Fotobank

Тем временем дело Крэев процветало. Избавившись от сумасбродного Ронни, Реджи Крэй наконец смог как следует заняться бизнесом, в чем ему охотно помогал старший брат Чарли. Реджи открыл клуб под названием "Двойная R", который заработал репутацию лучшего питейного заведения в Ист-Энде. Вскоре он организовал еще один клуб — с подпольным тотализатором, несмотря на то что через дорогу находилось отделение полиции. Однако Реджи не мог оставить брата в беде, хотя от него было больше проблем, чем пользы. К тому же из-за стен Лонг-Гроув приходили тревожные вести о суицидальных наклонностях Рона.

Поскольку Лонг-Гроув была больницей, а не тюрьмой, порядки там оказывались гораздо мягче, чем в исправительном заведении. По воскресеньям родственники могли навещать больных и общаться с ними за чашкой чая в комнате, где не было никакой охраны. Как-то Реджи явился на свидание к брату вместе с приятелем по фамилии Осборн. Персонал клиники совершенно не насторожило, что Реджи и Ронни были одинаково одеты и выглядели как зеркальные копии друг друга. Вскоре Реджи покинул больницу — был беспрепятственно выпущен за ворота, а Осборн остался с Ронни. Когда время свидания подошло к концу, выяснилось, что в больнице остался не Ронни, а Реджи, тогда как его невменяемый близнец бесследно исчез.

Осборн и Реджи были немедленно арестованы, но доказать их вину оказалось невозможно. Они ведь ничего плохого не совершали — просто сидели и ждали, когда Ронни принесет им чай, благо пациентам позволяли отлучаться на кухню. Ронни чая так и не принес, но Реджи не сторож брату своему, не обязан за ним следить.

Впрочем, Ронни пробыл на свободе недолго. Реджи прятал его в загородном доме своего друга, но даже там Рон отличился — набросился с угрозами на соседа-фермера. Реджи устроил брату анонимный визит к известному психиатру, после чего врач позвонил ему и сказал: "Не знаю, кем он вам доводится, но рано или поздно он кого-нибудь убьет. У него симптомы параноидальной шизофрении. Сдайте его в больницу, пока не поздно". Тем временем Ронни выпивал по две бутылки джина в день, глотал успокоительные, все глубже погружался в депрессию и наконец попытался покончить с собой. На этот раз терпение Реджи лопнуло, и он сдал брата полиции. Ронни вернулся досиживать свой срок, не получив никакого наказания за побег. В конце концов, он был всего лишь психически больным, а британская Фемида относилась к умалишенным с известной мягкостью.

Наконец Ронни вышел на свободу и сразу же взялся разваливать то, что построил Реджи за три года его отсутствия. Рон бросался с кулаками на партнеров по бизнесу, постоянно лез в какие-то потасовки. К тому же он невзлюбил невесту своего брата, которую звали Фрэнсис Шиа. Девушка была из хорошей семьи, дел с преступным миром не имела, и Реджи был от нее без ума. "Бисексуал" Ронни ненавидел женщин вообще и Франс в особенности. Зато он водил к себе бесчисленных юношей — белых, черных, китайцев, индусов и т. д. У Ронни было оправдание: он не хотел оставаться ночью один, поскольку панически боялся темноты.

И все же братья сумели вывести бизнес на новый уровень. Они надавили на крупного собственника недвижимости Питера Рэчмена, который был известен тем, что скупал дома в трущобах, выселял оттуда честных, но бедных тружеников, а на освободившихся площадях устраивал бордели и наркопритоны. Рэчмен почел за благо отдать близнецам клуб "Эсмеральдас Барн", расположенный в престижном районе города: заведение приносило порядка £100 тыс. годового дохода. Можно сказать, что безумие Рона сыграло братьям на руку, поскольку Рэчмен просто не хотел связываться с психопатами.

Став хозяевами этого клуба, братья Крэй превратились в респектабельных бизнесменов, вращавшихся в кругу знаменитостей. Внезапно среди друзей Крэев оказались Джуди Гарленд, Фрэнк Синатра, а также многочисленные члены обеих палат парламента. Близнецы стали персонажами светской хроники, за ними охотились папарацци. В Лондон пришла новая эпоха — "свингующие 60-е", а с нею пришли новый стиль жизни и новые герои. Братья Крэй оказались как раз такими героями.

Миф о близнецах


В отличие от Ронни (справа), чьи патологии со временем только увеличивались, Реджи сохранил и спортивную форму, и рассудок

Фото: Hulton Archive/Getty Images/Fotobank

Близнецы научились сочетать светскую жизнь с бандитизмом. Они, в частности, широко практиковали схему, известную как "длинная фирма". Сначала на подставное лицо открывалась коммерческая структура, которая несколько месяцев исправно платила налоги и возвращала долги банкам. Затем, заработав достойную кредитную историю, фирма набирала товаров в кредит и тут же распродавала их по бросовым ценам, после чего банкротилась. Подставное лицо отправлялось в тюрьму, зная, что на его имя уже открыт счет в банке, а братья делили прибыль. Только одна из подобных операций принесла Крэям порядка £100 тыс.

В начале 1960-х половина Лондона платила близнецам за защиту, причем нередко все выглядело вполне легально, поскольку Крэи открыли охранное предприятие и поставляли своих громил в качестве сторожей ночным клубам, ресторанам и фешенебельным магазинам. При этом они чувствовали себя неуязвимыми для закона. Однажды, например, Ронни было предъявлено обвинение в организации угона автомобилей, но дело, понятно, развалилось в суде. На вечеринке по случаю судебной победы Ронни провозгласил тост за британское правосудие, чем немало повеселил многочисленных артистов, журналистов и бандитов, присутствовавших на мероприятии.

В другой раз журналисты из Sunday Mirror намекнули публике, что видный член Консервативной партии лорд Бутби спит с Ронни Крэем. Близнецы подали в суд и отсудили у газеты £40 тыс. Когда в следующий раз по Лондону пошли аналогичные слухи о Ронни и депутате-лейбористе Томе Драйберге, ни одна газета не решилась порочить репутацию бандита.

В 1965 году братья потребовали долю в бизнесе у владельца одного клуба в Сохо, но тот обратился в полицию, и оба Крэя попали под арест. За дело взялся старший инспектор Скотленд-Ярда Леонард Рид, давно мечтавший упечь близнецов за решетку, но никто не горел желанием давать показания против всемогущих гангстеров, и обвинительный вердикт снова не был вынесен. Крэи вновь закатили грандиозную вечеринку, пригласив на нее всех, кого знали, включая инспектора Рида. Полицейский пришел, желая посмотреть на собравшийся бомонд и вычислить ближайших сподвижников близнецов. В итоге самого Рида вычислили папарацци, и фото старшего инспектора, гуляющего на бандитской вечеринке, обошли все газеты. Рид стал посмешищем, а братья-разбойники ликовали.

Бизнес Крэев расширялся с каждым годом. К ним приезжали налаживать связи коллеги из американской мафии, из Франции, из других стран. К середине 1960-х они превратились в воротил нелегального бизнеса международного масштаба. Когда в 1965 году в Монреале был ограблен банк, Крэи помогли нью-йоркской мафиозной семье Дженовезе отмыть похищенные деньги и ценные бумаги в Лондоне, получив неплохие комиссионные. В связи с этим Ронни приобрел большой викторианский особняк в Саффолке, где зажил как настоящий лорд.

И все же бизнес братьев Крэй, мирящийся с безумием одного из них, нес в себе семена грядущей катастрофы. Ронни снова становился неконтролируемым, чему способствовали алкоголь и наркотики. Его все чаще посещали странные идеи. Он то порывался уехать в Конго, чтобы заняться благотворительностью, то хотел построить в Нигерии новый город, то уходил жить в трейлере, общался с какой-то гадалкой, окончательно убедившей его, что он — Аттила. Хуже всего было то, что Ронни продолжал серьезно влиять на своего благоразумного брата, женившегося на Фрэнсис. Брак Реджи трещал по швам, поскольку жизнь с бандитом оказалась мало похожей на волшебную сказку. Фрэнсис боялась Ронни и при этом чувствовала, что для Реджи отношения с братом гораздо важнее ее интересов. Дальше было только хуже.

Братья Крэй повздорили с конкурирующей бандитской семейкой — братьями Ричардсон. Чарли и Эдди Ричардсоны тоже возглавляли банду — довольно крупную, но все-таки слабее, чем "Фирма". Зато Ричардсоны были садистами и еще большими психопатами — они, к примеру, не просто избивали своих жертв, чтобы добиться нужного результата, а долго и изобретательно пытали, выдергивали зубы плоскогубцами, вырывали ногти, отрезали пальцы и т. д. Кто-то из Ричардсонов обозвал Ронни Крэя жирным педиком, после чего началась война. Некий Джордж Корнел, работавший на Ричардсонов, застрелил Ричарда Харта, работавшего на Крэев, и тем самым подписал себе смертный приговор. 9 марта 1966 года Ронни ворвался в паб, где выпивал Корнел, и пустил ему пулю в лоб.

В годы бандитской войны атмосфера в семье Реджи стала совершенно невыносимой. Фрэнсис сидела на антидепрессантах, что вовсе не укрепляло ее душевное здоровье. Дважды она пыталась покончить с собой и на третий раз все же добилась своего. Реджи был безутешен и все больше походил на своего безумного брата — тоже явно стремился кого-нибудь убить. В октябре 1967 года такой случай ему представился. Ронни предложил убить Джека Маквити по прозвищу Шляпа. Этот бандит подрядился на заказное убийство, взял задаток, но за дело так и не принялся. Крэи заманили Шляпу к себе на квартиру, где Реджи дважды выстрелил ему в голову. Оба раза пистолет дал осечку, поэтому Реджи начал резать Маквити ножом, пока Ронни держал его. Убийство получилось кровавым, но, похоже, Реджи этого и хотел.

В 1967 году инспектор Рид снова возглавил следственную группу, собиравшую доказательства против братьев Крэй. Доказательств было довольно много, но без свидетельских показаний близнецы, скорее всего, снова были бы оправданы. И все же Скотленд-Ярд решил рискнуть. 8 мая 1968 года Реджи, Ронни и 15 бандитов из "Фирмы" были арестованы. Рид надеялся, что люди начнут говорить, если увидят, что вся банда сидит под замком, и не ошибся. Свидетели и потерпевшие начали давать показания перед судом, и вскоре стало ясно, что на этот раз оправдательного приговора не будет. Братья Крэй были признаны виновными в убийствах Корнела и Маквити и приговорены к пожизненному заключению с возможностью помилования не раньше чем через 30 лет. Чарли Крэй получил семь лет. Их враги Ричардсоны к тому моменту уже мотали свои долгие тюремные сроки.

Ронни был снова признан психически больным и отправился на принудительное лечение, а Реджи попал в тюрьму, где был лишен почти всех возможных послаблений в режиме содержания как особо опасный преступник. И все же братья Крэй продолжали заниматься бизнесом. Чарли Крэй, вышедший из тюрьмы в 1975 году, организовал очередное охранное предприятие под названием Krayleigh Enterprises, которое поставляло телохранителей звездам Голливуда. В частности, Фрэнк Синатра, известный в том числе своими контактами с преступным миром, нанял у этой фирмы 18 человек. В 1997 году Чарли вернулся в тюрьму, попавшись на контрабанде кокаина, и умер 4 апреля 2000 года в своей камере. Близнецы же коротали время, сочиняя мемуары и рисуя картины. Ронни нарисовал не слишком много, а вот Реджи оказался плодовитым художником, хотя и творил в духе наивного искусства. 17 марта 1995 года Ронни Крэй умер от инфаркта. 26 августа 2000 года Реджи, умиравший от рака, был выпущен на свободу, и 1 октября того же года его не стало. После смерти братьев Крэй их картины, созданные за решеткой, были выставлены на несколько аукционов, причем вызывали интерес у покупателей. Так, восемь картин Ронни и Реджи, продававшиеся одним лотом, ушли за £12 тыс.

Братская преступность между тем никуда не делась, хотя успех братьев Крэй еще никому не удалось повторить, если, конечно, не брать в расчет большие гангстерские семьи вроде Бонанно или Гамбино. Например, в 2009 году в канадском Ванкувере были арестованы братья Джэррод и Джеми Бэконы, которые торговали наркотиками и оружием, а также оказались замешаны в нескольких ограблениях и убийствах. Их старший брат Джонатан остался на свободе, но погиб в гангстерской разборке в 2011 году. Джэррод и Джеми до сих пор находятся в тюрьме.

Особенности братской преступности также остались без изменений. Преступники-братья сильнее доверяют друг другу и сильнее зависят друг от друга, но чем дальше они заходят в стремлении быть заодно, тем проще оказывается их ловить, поскольку ошибки одного из братьев становятся ошибками всех остальных.

Умер один из лучших детективов в истории, который посадил братьев Крэй. Гангстеры были боксерами, а он – вице-президентом WBC - Панчер - Блоги

Леонард Рид по прозвищу Кусачки.

Британский промоутер Фрэнк Уоррен в твиттере сообщил о смерти от коронавируса легенды Скотланд-Ярда, а также видного боксерского функционера Леонарда Рида. Ему было 95 лет. 

«Он был отличным человеком и хорошим другом», – написал Уоррен. Рид служил в морском флоте во время Второй мировой, начал в полиции с самых низов и дослужился до детектива, который лично арестовал главных гангстеров в истории Великобритании – братьев Крэй. А они сами – Ронни и Реджи – были профессиональными боксерами.

После этого Леонард стал одним из основных боксерских функционеров Англии и вице-президентом двух могущественных боксерских организаций – WBC и WBA.

Будущий детектив подавал большие надежды в боксе, но помешала Вторая мировая

Леонард Эрнест Рид родился 31 марта 1925-го в Ноттингеме. У него были две старшие сестры и младший брат. Мать Рида умерла, когда ему было четыре года, поэтому отец был вынужден разделить детей, так как не мог справиться с их воспитанием – этим занимались многочисленные родственники.

В 12 лет Рид заинтересовался боксом и стал членом известного клуба Grundy’s. Леонард был низкого роста, но очень быстрым, за что получил прозвище, которое будет известно не только его коллегам, но и всему преступному миру Лондона – Кусачки (Nipper). В 14 лет он бросил Ноттингемскую среднюю школу, потому что отец не мог купить даже учебники. Рид устроился на завод по производству сигарет Player’s, продолжая тренировки в боксерском зале.

Леонард всерьез решил связать жизнь с боксом: у него уже были успехи на любительском ринге, но все планы нарушила Вторая мировая война. В 18 лет Рид ушел добровольцем в королевский флот, где за три года дослужился до младшего офицера ВМФ Великобритании, а в 1946-м его демобилизовали. Сразу после этого Леонард решил устроиться в полицию Ноттингема, но не смог из-за роста: требования Ноттингемширского полицейского управления были категоричными – минимум 6 футов (180 см).

 

Поэтому в 1947 году Рид попал в отдел уголовного розыска полиции Лондона. Леонард показал себя находчивым офицером, которого вскоре выбрали для работы в штатском. Он отлично использовал маскировку как часть метода сбора разведданных и оказания помощи в арестах. Эти навыки и помогли ему поймать двух самых известных гангстеров Великобритании – братьев Крэй.

До их стремительного взлета Рид делал успешную карьеру в благоприятных районах города – Сент-Джонс-Вуде, Паддингтоне и Челси. В 1958 году его повысили до должности детектива-сержанта, вскоре он стал детективом-инспектором. А в 1964-м его перевели в район Ист-Энд, который ярко контрастировал с фешенебельными районами западного Лондона.

В основном там обитали бедняки и пролетариат. Перевод одного из лучших сотрудников Скотланд-Ярда имел под собой веские причины. Именно здесь орудовали жестокие Реджи и Ронни Крэй. Рид занимался делом братьев Крэй четыре года.

Расследование и поимка братьев Крэй легло в основу фильма «Легенда»с Томом Харди

Взлет братьев Крэй пришелся на середину 50-х в Ист-Энде, откуда они и вышли. Преступная империя Реджи и Ронни началась с того, что они заняли деньги у старшего брата Чарли для открытия бильярдной Ригал, которая имела дурную славу, но приносила огромные деньги. Несмотря на общее дело, братья часто конфликтовали: порой доходило до безумных побоищ прямо на глазах у подельников.

В достаточно короткий срок они организовали банду под названием Фирма и стали не просто королями преступного мира рабочего и депрессивного Ист-Энда, но и фактически контролировали организованную преступность всего Лондона. В зону их интересов входили грабежи, вооруженные нападения, убийства, поджоги и рэкет.

Реджи (слева) и Ронни Крэй

К середине 60-х они были настоящими рок-звездами Лондона, заслуживая уважение даже у американских гангстеров. Но если Реджи под влиянием невесты Фрэнсис Ши старался разбавлять преступную деятельность вполне легальным бизнесом – в начале десятилетия братьям принадлежал один из самых популярных ночных клубов города – Двойная R, то Ронни не признавал никаких путей заработка, кроме преступных. Главной причиной взрывного характера Рональда было параноидальное расстройство личности. Это создавало проблемы в ведении бизнеса, но не мешало братьям дружить с политиками, актерами и другими знаменитостями того времени.

В 1965 году братья Крэй даже дали интервью одному из центральных телеканалов, хотя ни для кого не было секретом, чем на самом деле они занимались. Не было секретом это и для Леонарда Рида, которого назначили главой Центрального полицейского участка Ист-Энда.

Приступив к службе, он столкнулся с двумя проблемами. Первая – так называемая «стена молчания» Ист-Энда, которая была чем-то схожа на кодекс чести мафии – Омерта. Любому жителю (под угрозой моментальной расправы) запрещалось предоставлять полиции любую информацию. Особенно – о преступной деятельности братьев Крэй.

Вторая проблема была для Рида еще более ужасной – повальная коррупция среди полицейских. Многие из них сами были по меньшей мере фанатами братьев, а по большей – за деньги информировали Реджи и Ронни о ходе следствия в их отношении.

Это было одной из главных причин, почему Рид вел свое расследование столь длительный период времени – четыре года. Он с особой тщательностью подходил к набору людей в команду из всего десяти человек. Многие из них даже не знали, над каким делом работают. Лишь спустя продолжительное время, когда сотрудник заслуживал доверие и личное уважение Рида – детектив вводил того в курс.

«Я выбрал собственную команду, и даже это был трудный процесс, потому что я должен был быть абсолютно уверен, что у меня есть надежные люди», – рассказывал Рид позже в автобиографии.

Порой Леонард лично, переодеваясь в штатское, посещал места, где бывали братья Крэй, прикидывался простым посетителем, заказывал пинту пива, сэндвич и читал газету Evening News, чтобы собрать как можно больше информации об опасных гангстерах и их ближайшем окружении. Взлет и падение братьев Крэй, а также расследование Леонарда Рида легло в основу фильма «Легенда» (рейтинг IMDb: 6.9), который вышел на экраны в 2015-м. Рида блестяще сыграл Кристофер Экклстон, а братьев – Том Харди.

Братья Крэй были профессиональными боксерами и даже выступали на разогреве у британской звезды 

Долгое время Рид не продвигался в расследовании против братьев Крэй. Улики, которые он находил, были лишь косвенные. Помогали Риду сами выходки братьев, которые почувствовали полную безнаказанность. В 1964-м таблоид Sunday Mirror вышел с материалом о сексуальной связи Ронни Крэя – который был открытым геем – с лордом Бутби, членом Консервативной партии. Братья подали в суд и добились выплаты компенсации в размере 40 тысяч фунтов, но скандал смаковали несколько месяцев. Вскоре по Лондону пошли слухи относительно связи Рональда с депутатом Лейбористской партии Томом Драйбергом. И на этот раз ни одна газета не решилась написать об этом.

Фильм «Легенда». Близнецы Крэй в исполнении Тома Харди

В 1965 году братья положили глаз на один из клубов Сохо, требуя у владельца долю в бизнесе. Он обратился в полицию, после чего Крэй угодили в тюрьму. Впрочем, никто не хотел давать показаний против гангстеров: кроме слов самого хозяина клуба у Рида ничего не было, поэтому братья вышли на свободу.

Крэй закатили большую вечеринку в своем клубе, пригласив весь лондонский бомонд и... самого Рида. Леонард, придя на тусовку, устроенную в честь освобождения, думал вычислить ближайшее окружение преступников, но вместо этого был сфотографирован папарацци в компании преступников. На следующий день в газетах появилась фотография одного из главных детективов Скотланд-Ярда, кутящего с жестокими гангстерами. Репутация Рида мощно пострадала: его на время даже отстранили от расследования.

С тех пор противостояние Рида и братьев Крэй вышло на принципиальный уровень. К тому же, бандитов и детектива объединяла любовь к боксу. Братья вообще увлекались этим видом спорта даже успешнее, чем их оппонент. У них был богатый опыт в любителях, плюс они успели выступить и в профессионалах. Их совместная карьера уместилась в период с июля по декабрь 1951 года.

Ронни Крэй провел шесть боев в полусреднем весе: в четырех победил нокаутом, уступил в одном решением судей, а в другом – дисквалификацией. Реджи добился большего успеха в легком весе. Он победил во всех семи боях на профессиональном ринге. Последние поединки они провели 11 декабря перед почтенной публикой в Королевском Альберт-Холле – в андеркарде легенды британского бокса Томми Макговерна. Оба брата тренировались в зале Repton Club, который функционирует до сих пор, а фотографии гангстеров украшают стены боксерского клуба.

Ронни и Реджи неоднократно пытались подкупить настойчивого Леонарда, но без успеха. Его не пытались устранить, ведь братья отмечали не только тот факт, что он бывший боксер, но и то, что Рид служил во время Второй мировой войны. Тогда ветераны вызывали уважение даже у самых отмороженных преступников.

Леонард Рид после поимки братьев Крэй стал одним из самых уважаемых боксерских функционеров в мире

Началом конца банды Крэй стал разлад в отношениях Реджи и Рона. Ронни пристрастился к наркотикам и алкоголю, став фактически неуправляемым. А жена Реджи покончила жизнь самоубийством. Все это вылилось в то, что Фирма оказалась обезглавленной, несмотря на то, что бизнес банды продолжал разрастаться. В начале 1966 года у братьев Крэй произошел конфликт с преступным кланом Ричардсонов – Чарли и Эдди. Один из них назвал Рона «жирным педиком». Это послужило поводом к войне преступных группировок.

В результате Рон при свидетелях убил одного из членов банды Ричардсона, а Реджи зарезал человека, который не выполнил заказ убить самого Ричардсона. Рид возглавил следственную группу: на этот раз у него было достаточно улик против братьев, не хватало лишь свидетельских показаний. Они были получены от других участников Фирмы уже после ареста верхушки, который произошел 9 мая 1968 года.

27 сентября 1969 года Реджи и Рон Крэй были приговорены к пожизненному сроку с правом обжаловать приговор через 30 лет. В заключении Рон окончательно потерял рассудок: в 1978-м его перевели в Бродмурскую больницу, где он умер в 1995 году от сердечного приступа. В 2000-м Реджи выпустили на свободу, но через два месяца он умер от рака мочевого пузыря.

А страсть к боксу позволила Риду стать одним из лучших функционеров не только в Великобритании, но в мире. Он написал две автобиографии, которые пользовались большой популярностью у читателей, но с 1979 года решил сосредоточиться на спорте. Рид занимал различные должности в Британском совете по контролю за боксом, пока не возглавил его. Успехи Рида признали и на международном уровне. Леонард был вице-президентом сразу в двух авторитетных боксерских организациях – WBC и WBA.

Фильм «Легенда». Леонард Рид в исполнении Кристофера Экклстона

7 апреля 2020 года – через неделю после 95-летия – Рид стал очередной жертвой коронавируса. Саймон Блок, почетный секретарь Британского боксерского совета, вспомнил первую встречу с Ридом.

«Я начал работать с Леонардом в 1979 году. Я очень хотел встретиться со знаменитым детективом. Предполагал, что он будет большим и статным, поэтому было довольно неожиданно обнаружить, что он был совсем невысокого роста, спокойно говорил. Для меня было большой честью пройти с ним большой путь. Это настоящий фанат своего дела и бокса в частности», – сказал Блок.

А Британский совет по контролю за боксом, который и возглавлял Рид, назвал его «большим слугой спорта».

Фото: Gettyimages.ru/Roger Jackson/Central Press, W. Breeze/Evening Standard, William Lovelace/Daily Express/Hulton Archive, Ron Gerelli/Express, Central Press; globallookpress.com/Unknown/ZUMAPRESS.com

Братья Крэй | Биография

Реджи Крэй

Лондонская банда, основавшая в 50-х годах XX века братьями-близнецами Крэй, называлась просто и незатейливо — «Фирма». Своим успехом банда была обязана сумасшедшей дерзости и жестокости одного брата при уравновешенности и прагматизме другого. Спустя полвека некоторые считают их не жестокими отморозками, а чистильщиками криминального Лондона.

Таких дерзких мальчишек, как Реджи и Рон Крэй, в лондонском районе Ист-Энд было пруд пруди. Неблагополучная окраина кишела иммигрантами, жуликами и ворами, разговаривающими на жаргоне, который сами англичане понимали с большим трудом. Помимо дерзости, братья Крэй обладали одним преимуществом — поставленным ударом. То была заслуга их деда по прозвищу Джимми Ли Пушечное Ядро. В юности старик был неплохим боксером, но выпивка перечеркнула его карьеру.

Близнецы Крэй

Другой дед Безумный Джимми Крэй тоже был не промах и еще мог помахать кулаками в дешевом пабе. Именно они, да еще мать и тетка воспитывали троих сыновей Чарли Крэя. Сам он, промышляя торговлей краденым и фальшивым золотом, редко бывал дома. А во время Второй мировой, не желая попасть в армию, и вовсе скрывался в деревне.

Близнецы Крэй

Если старший сын Чарли не доставлял проблем родителям, то близнецы ни дня не могли прожить без драки. Если им не удавалось побить кого-то на улице, они мутузили друг друга. Естественно, когда в школе они записались в секцию бокса, мать вздохнула с облегчением. Повзрослев, братья стали участвовать в боях на тотализаторе, а позднее перешли в профессионалы и провели по шесть боев.

В 1952 году братьев призвали в армию. Родители надеялись, что уж там парням поставят мозги на место. Но полностью игнорируя воинский устав, близнецы бегали в самоволки, за что регулярно сидели на гауптвахте. В другой раз они избили сержанта, который достал их муштрой. В итоге Рон и Реджи Крэй попали под трибунал и отправились на 9 месяцев в тюрьму. Однако братский беспредел продолжился и там. Ради хохмы они отобрали наручники у молодого надзирателя и приковали его к решетке. На другого вертухая Крэи будто бы нечаянно опрокинули таз с кипятком. В итоге вскоре оба Края стали авторитетами и познакомились с кучей уголовников, что весьма пригодилось им после освобождения.

Слева: Реджи и Рон Крэй

Одолжив у старшего брата Чарли некоторую сумму, Рон и Реджи открыли небольшую биллиардную в родном Ист-Энде. Посетителями заведения стали местные хулиганы и уголовники, к которым вскоре добавились наркодилеры и сутенеры с проститутками. Сами братья Крэй расценивали свой клуб не только как бизнес, но и место, где можно оттянуться по полной.

Никакого иного слова, нежели «притон» для заведения Крэев было не подобрать, но сами они пафосно называли его «Фирмой». Вскоре вокруг них сформировался костяк, в который, помимо кузена Ронни Харта, вошли еще 14 человек. А вот старший брат Чарли остался в стороне, предпочитая легальный бизнес. Впрочем, и без него на подхвате у братьев была куча «шестерок» и армия ист-эндских мальчишек, считавших их крутыми парнями. А уж когда Крэи побили банду братьев докеров, то и вовсе стали хозяевами Ист-Энда. При этом, несмотря на внешнюю схожесть, по характеру близнецы сильно отличались.

Ронни Крэй

Рон Крэй, имевший кличку Полковник, хоть и был харизматичен, но отличался жестокостью и агрессией. Однажды, решив, что в баре ему угрожает опасность, он вытащил пистолет и стал стрелять по сторонам. К счастью, ни в кого не попал. В другой раз торговец машинами, плативший братьям, пожаловался, что покупатель привез в салон авто и потребовал назад деньги. На его возражения об экспертизе клиент пригрозил приехать с бандитами на разборки. На «стрелку» вместе с торговцем отправился Рон и, несмотря на то что покупатель явился без бандитов, Крэй в запале прострелил ему ногу, за что едва не сел.

Ронни Крэй — Полковник

Избежать тюрьмы Ронни помог его брат-близнец. Реджи пришел в полицию вместо брата, и покупатель опознал его как человека, который и выстрелил в него. После чего Реджи нашел десяток свидетелей, подтвердивших его алиби. Дело развалилось. Когда копы поняли, что их провели, то затаили зуб на братьев Крэй, и уже через месяц близнецы были арестованы за избиение жулика.

По приговору Реджи был оправдан, а вот Ронни сел на три года в лондонскую тюрьму. Там Полковник чувствовал себя комфортно, ибо был в авторитете, а брат засылал ему хороший «грев». Интересно, что английских урок нисколько не смущала сексуальная репутация Ронни, который ее не опровергал, а лишь корректировал: «Я не гей, я — бисексуал».

Но через полгода Полковника перевели в тюрьму на острове Уайт, где он впал в депрессию. Она переросла в настоящий психоз, когда Рон узнал, что в Лондоне умерла его любимая тетка. Вскоре медики диагностировали у него параноидальную шизофрению и отправили на лечение в клинику «Лонг-Гроув». Когда к нему на свидание приехал Реджи, то, используя сходство, Рон вышел на свободу вместо него. Приехавшей полиции Реджи сообщил, что не обязан следить за близнецом. Но бегал Ронни недолго. Брат спрятал его на ферме у друга, но там Полковник умудрился избить соседа. Тогда Реджи устроил ему прием у известного психиатра, чтобы понять, насколько все сложно. Слова врача были как оплеуха: «Не знаю, кем он вам доводиться, но рано или поздно он кого-нибудь убьет. У него симптомы параноидальной шизофрении. Сдайте его в больницу, пока не поздно». Когда пьяный Рон опять ввязался в драку, Реджи не выдержал и позвонил копам, назвав местонахождение брата.

История братьев Крэй

Когда истекли назначенные три года тюрьмы, Рон вышел из психушки и вернулся в «Фирму», которая тем временем стала не просто бандой, а бизнес-проектом. Но Полковнику, принимавшему наркотики и не обходившемуся без литра джина, на это было плевать. Он бросался с кулаками на бизнес-партнеров, привлекал выходками внимание копов и грозился убить невесту брата — красавицу Фрэнсис Шиа. Как и большинство гомосексуалистов, Рон недолюбливал красивых женщин, видя в них конкуренток.

Тем не менее в результате сделки с миллионером Питером Рэчменом братья стали владельцами клуба «Эсмеральдас Барн», расположенном в престижном районе Лондона. Клуб приносил громадные деньги, которые Реджи пускал в оборот и вскоре стал респектабельным бизнесменом. Среди друзей братьев стали появляться знаменитости: Джуди Гарленд, Фрэнк Синатра и английские политики. Причем двух лордов из парламента папарацци поймали едва ли не в постели Рона.

Впрочем, не забывали братья и про старый бандитский бизнес — рэкет и «кидалово». В середине 1960-х годов братья Крэй ввязались в войну с бандой братьев Ричардсонов, которые были хоть и помельче калибром, но еще большими психопатами. Один из них назвал Рона «жирным педиком», и тот решил отомстить. 9 марта 1966 года Полковник лично пустил пулю в лоб одному из Ричардсонов в пабе, где тот выпивал. Привлечь убийцу к ответу полиции помешало тотальное молчание свидетелей.

В октябре 1967 года Рон Крэй предложил брату убить Джека Маквити по прозвищу Шляпа, который, взяв деньги за заказное убийство, не торопился его выполнять. Близнецы пригласили Шляпу выпить виски к себе на квартиру, где Реджи два раза выстрелил ему в голову из пистолета, но тот дал осечку. Тогда братья накинулись на Шляпу, и, пока Рон держал его за руки, Реджи бил ножом в грудь. Именно это убийство, слухи о котором облетели весь Лондон, стало для близнецов роковым. Полиция сумела найти доказательство их
причастности и арестовала не только близнецов, но еще 15 человек из «Фирмы».

Узнав, что все отморозки под арестом, свидетели стали давать показания, которые позволили суду вынести обвинительный приговор. В 1969 году старший брат Чарли получил семь лет‚ а оба близнеца Реджи и Рон — пожизненное заключение с возможностью помилования не ранее чем через 30 лет.

В 1990-е годы лондонская богема провела ряд акций в защиту пожилых братьев. Теперь их считали «санитарами» криминального Лондона, не обижавшими простых граждан. Но братьев Крэй, писавших в тюрьме мемуары и картины, на волю тогда не выпустили. В итоге 17 марта 1995 года от инфаркта умер Рон Крэй. А вот его брат Реджи успел вдохнуть воздух
свободы. 26 августа 2000 года по приказу министра МВД Британии Джека Строу его освободили в связи с состоянием здоровья. Спустя месяц Реджи умер от рака мочевого пузыря.

Однако легенды о Крэях оказались гораздо живучее, нежели их прототипы.

что еще нужно знать о близнецах Крэй

Запутавшись в стендах «Игромира», мы пропустили российскую премьеру гангстерской драмы «Легенда». В ней рассказывается действительная история братьев Крэй — бандитов-близнецов с окраин Лондона, которые в свое время подмяли под себя значительную часть бизнеса в городе.

Картина доходчиво объясняет причины краха Реджи и Ронни, показывает детали криминального бизнеса и делится чертами их непростых характеров. Но в ней опущены некоторые важные факты из жизни британских мафиози, о которых лучше знать, чем не знать.


В действительности у семейства Крэев было трое сыновей: старший — Чарли и младшие — близнецы Реджи и Ронни. Несмотря на то, что взрослый братец не являлся частью их будущего преступного синдиката, он тоже сумел наворотить дел.

Ронни, Чарли и Реджи с племянником Гэри около родного дома в Ист-Энде

Чарли с малых лет занимался бизнесом, и отец отзывался о нем как о серьезном и работящем парне. Однако в 1968 году, когда у братьев дела шли на лад, к ним неожиданно нагрянули из Скотланд-Ярда. Выяснилось, что Ронни и Реджи занимались непосредственно преступными вещами, а Чарли вел переговоры с адвокатами и помогал в мелких махинациях. За это старшего брата посадили на 7 лет, а близнецов одарили пожизненным.

Когда Чарли покинул тюрьму, он попытался заняться легальным бизнесом  — обеспечивал кинознаменитостей телохранителями. В стане законопослушных предпринимателей старший брат долго не пробыл: в 1997 году его осудили за контрабанду и торговлю наркотиками. В 2000 году Чарли Крэй умер в английской тюрьме.


В «Легенде» лишь вскользь упоминается пристрастие близнецов Крэй к боксу: во время диалога с будущей женой Реджи говорит, что в юности хотел стать профессиональным боксером.

В реальности оба брата постоянно дрались друг с другом и заодно били морды всей округе. Мать Вайолет на все вызовы в полицейский участок и жалобы окружающих реагировала одинаково: мальчики не могли такого натворить, на них просто наговаривают. А отец был занят на работе — торговал всем подряд: одеждой, техникой, металлом.

Ронни и Реджи — правый и левый соответственно — став у руля крупной гангстерской группировки, продолжали открыто позировать перед камерами.

 

Близнецы родились и выросли в Ист-Энде — бедном, грязном и опасном районе Лондона, в котором ты либо бьющий, либо терпящий избиения. Судьба Реджи и Ронни была ясна сразу же: их деда по отцу называли «Джимми Пушечное Ядро» — за крутой нрав и поставленный в боксерских тренировках удар. Братьев еще в отрочестве отправили в секцию бокса. Уже тогда у них разительно отличалась манера драться: Ронни шел напролом, а Реджи хладнокровно изнурял соперника.


Тесное общение и большая любовь друг к другу у близнецов проявлялись странными способами. Например, некоторые биографы утверждают, что до взросления Ронни и Реджи не брезговали сексом друг с другом.

По неподтвержденной информации гомосексуалистами были оба брата, а не только Ронни, как говорится в книге и фильме. Точнее, он не признавал себя геем, предпочитая менее горячий термин «бисексуал». Однако в редких источниках можно найти информацию, что в детстве мафиози так стеснялись собственных особенностей, что занимались любовью друг с другом. Во времена их бурной деятельности о таких деталях старались не говорить, а сейчас, вероятно, могут выдумать что угодно.

премьеры


В 1952 году братьев Крэй призвали в армию и пытались силой сделать из них добропорядочных граждан. Вышло так, что со службы нерадивые близнецы вернулись еще более опасными и уверенными в себе бандитами.

Байки об их двухгодичных армейских каникулах можно рассказывать долго: например, как-то раз они отправились в самоволку, и их поймал полицейский, которого братцы, не раздумывая, избили до полусмерти. В результате следующие 9 месяцев мафиози провели на гауптвахте, где заработали настоящий тюремный авторитет. Жгли матрасы, избивали охранников и налаживали преступные связи, после чего вышли на волю практически готовыми легендами Лондона.


8 мая 1968 года Реджи и Ронни все-таки были пойманы и отправлены в тюрьму на пожизненный срок. Это время близнецы коротали с пользой: писали мемуары, стихи, песни и рисовали картины. Последние не так давно продавали на аукционе по 15 тысяч фунтов за штуку.

Фильм «Легенда» в российском прокате с 1 октября.

текст, цитаты фильма, читать содержание, описание

Пракфилд Энтертейнмент.
Производство Фьюджитив Фичерз.
Фильм Питера Медака.
Братья Крэй.
Билли Уайтло.
Том Белл.
Гари Кемп.
Мартин Кемп.
Сюзан Флитвуд, Шарлот Корнвелл.
Кейт Харди, Эйвис Банадж.
Альфред Линч, Гари Лав.
При участии Стивена Беркоффа в роли Корнелла.
А также Джимми Джуэла в роли Ли «Пушечное Ядро».
Подбор актеров: Ноэл Дэвис и Джереми Циммерман.
Координатор трюков Стюарт Сейнт Пол.
Дизайнер костюмов Линди Хемминг.
Редактор фильма Мартин Уолш.
Оператор, кинооператор - Алекс Томсон.
Художник-постановщик Майкл Пиквоад.
Композитор Майкл Кэймен.
Сценарий Филипп Ридли.
Сопродюсер Пол Кован.
Исполнительные продюсеры Джим Бич и Мишель Кимч.
Продюсер Доминик Анциано и Рэй Бердис.
Режиссер Питер Медак.
Рассказать тебе мой сон?
Мне снилось, что я была прекрасным белым лебедем.
И я могла лететь куда угодно, делать что угодно.
Я ела рыбу и клевала разные предметы своим клювом.
И у меня было яйцо. Это было прекрасное яйцо.
А изнутри скорлупы раздавались звуки.
А ты знаешь, что это были за звуки?
Это были слушай внимательно...
Это были голоса детей.
Я ухаживала за тем яйцом. Я хранила его в тепле и в безопасности.
Пока однажды я услышала, как раскалывается скорлупа.

- О боже мой! Мама!
- Тужься! Тужься, Вай. Тужься!

- Давай, девочка!
- Ма-ма!
О, боже!
Близнецы, Вай! 1934 год.
Отрекитесь от дьявола и всех его козней. Прими крещение, Рональд Крэй.
Прими крещение, Реджинальд Крэй.
Во имя Отца и Сына, и Святого духа.
1936 год.

- Доброе утро, Фрэд. Для нас есть что-нибудь?
- Доброе утро, миссис Крэй.
Сегодня ничего.
Кто вас любит, а? Правильно, мама вас любит, маленькие монстры.
Мама любит вас больше всего на свете.
Больше, чем все торты, больше чем все украшения, даже больше чем весь шоколад на свете.
Привет, мальчики. Вайолетт.

- Я знаю, видела.
- Чудеса никогда не перестают случаться.

- Вай! Роза!
- Мы знаем.
- Как раз вовремя.
Она опять за свое.
Вай! Роуз! Мэй! Она...

- Моет свои ступеньки!
- Грязная корова!
- Я говорила ей, понимаете?
У нее язык без костей. Меня от нее просто тошнит.
Эй, эй, эй! хватит, вы оба, мама разговаривает.
1941 год.

- Мама, смотри!
- Не бойся, мама здесь. Все хорошо открой рой, дорогой.
Открой свой ротик для мамы. хороший мальчик.
Неужели у вас больше нет одеяла? Здесь жутко холодно.
В таких условиях я заберу его отсюда только в деревянном гробу.

- Миссис Крэй!
- У него мурашки по всему телу!
- Это дифтерия, миссис Крэй.
Я и сама это знала уже несколько дней назад! И сейчас условия арктического холода для него лечение, не так ли?

- В данных обстоятельствах...
- Сколько вам лет?
- Простите?

- Сколько вам лет?
- 24 почти.
- Двадцать три и еще несколько дней.

- Послушай, Вай, это чертовски глупо.
- Мэй, давай его пальто. Я забираю его

Реджи, Френи и Рони... | Блогер Katyusha29 на сайте SPLETNIK.RU 21 августа 2018

     Мой сегодняшний пост посвящен Братьям Крей и Френсис Ши (милая Мортиша-для тебя). Их истории. Пару Реджи-Френи и при их жизни окружали слухи, а после смерти, вообще-легенды. Одни современники утверждали, что Френи была для Реджи любовью всей его жизни, другие говорили, что брак был фиктивным и они даже не спали друг с другом, так как Реджи был скрытым геем, который мог заняться сексом с собственным братом Рони. Как бы там ни было, но для Френи ее брак оказался трагичным. Чтобы рассказать и описать историю их союза, стоит более подробно остановится на личности братьев и их образе жизни.
      Рональд и Реджинальд Крэй -культовые фигуры преступного мира, возглавлявшими самую влиятельную бандитскую группировку Ист-Энда. В их «послужном» списке вооруженные грабежи, рэкет, поджоги, покушения, убийства и собственный ночной клуб, куда приезжали даже голливудские знаменитости: Джуди Гарленд, Фрэнк Синатра и английские политики. Причем двух лордов из парламента папарацци поймали едва ли не в постели Рона.

        Близнецы Рональд и Реджинальд родились 24 октября 1933 года в одной из малоимущих семей Ист-Энда. Уже в раннем детстве им пришлось столкнуться с первым суровым испытанием судьбы. Оба мальчика заболели дифтерией и только чудом сумели выкарабкаться. У них был старший брат Чарльз, которого считали самым законопослушным членом семьи, но стоит заметить, что Чарли свой «срок» тоже не избежал и  в 1997 году его осудили за контрабанду и торговлю наркотиками. В 2000 году Чарли Крэй умер в английской тюрьме. Кстати, по одной из версий именно Чарли приписывают заслугу в том, что он в свое время отправил в секцию бокса младших братьев-оболтусов, которые в реальности, постоянно дрались друг с другом и заодно били морды всей округе.

    Мать Вайолет на все вызовы в полицейский участок и жалобы окружающих реагировала одинаково: мальчики не могли такого натворить, на них просто наговаривают. А отец был занят на работе — торговал всем подряд: одеждой, техникой, металлом. По другой версии, любовь к боксу привил мальчикам их дед по отцу, которого называли «Джимми Пушечное Ядро» — за крутой нрав и поставленный в боксерских тренировках удар. Уже тогда у мальчиков разительно отличалась манера драться: Ронни шел напролом, а Реджи хладнокровно изнурял соперника.
   2 марта 1952 года близнецы призываются в ряды Королевских стрелков на два года службы в лондонском Тауэре. Этот день стал праздником для всей округи, которая надеялась на покой и тишину в Ист-Энде. Несмотря на увлечение братьев героическими полководцами, служить в армии они не  хотели. Братья избивают одного из сержантов и уходят в самоволку. На следующий день полиция арестовывает беглецов на пути домой. В течении следующих двух лет близнецы чередуют побеги и отсидки в военных тюрьмах, в одной из которых они затевают самый настоящий бунт. Отбывая девятимесячный срок в одной из военных тюрем, близнецы знакомятся с людьми не признающими закон и дисциплину, в будущем эти знакомства помогут близнецам стать криминальными королями.  
      Через год поле бесславного увольнения из армии, с помощью старшего брата Чарли, близнецы открыли бильярдный зал. Не буду вдаваться в подробности всех криминальных схем из жизни братьев. Они занимались незаконным ставками, сбытом и производством поддельных ювелирных украшений. Очень быстро Ронни осознал важность разведывательной информации и собрал шайку пацанов, которую называл "моя маленькая информационная служба". Эта служба занималась слежкой, распространением слухов и сбором информации на улицах, продажей краденого в клубах и пабах. Параллельно у Ронни проявился и другой интерес к парням из этой службы. Ронни не интересовали женщины, а с мальчиками он был неожиданно сентиментальным и внимательным.

     Пару лет назад, перед выходом фильма «Легенда», с очередным откровением выступил Джон Пирсон, написавший уже третью книгу о Крэях. В интервью газете «Mirror» Пирсон рассказал, что братья очень боялись обнаружить свою сексуальность (в те годы, помимо прочего, она продолжала преследоваться по закону). Поэтому им приходилось заниматься сексом друг с другом. «Гомосексуальность — это последнее, чем можно было „гордиться“ в те времена в Ист-Энде, — сообщил писатель. — По словам Рона, впервые они занялись друг с другом сексом именно потому, что боялись делать это на стороне, в ужасе от того, что кто-то узнает об их ориентации». Пирсон утверждал, что узнал подробности от самого Рони Крэя, когда брал у него интервью для книги. Сообщить об этом публично он решился только после смерти обоих близнецов, поскольку опасался возмездия с их стороны. «Долгое время они так боялись того, что их секрет откроется, что занимались сексом только друг с другом, — говорил Пирсон. — В прочем, с учетом обстоятельств не удивительно, что свои сексуальные предпочтения они держали в тайне».
    Самым «сумасшедшим» из братьев считался Рони, который к тому времени обзавелся кличкой «Полковник». Он хоть и был харизматичен, но отличался жестокостью и агрессией.
     Братья всегда старались держаться вместе и помогали друг-другу. Известен случай, когда Рони прострелил ногу одному из своих врагов и когда полиция его арестовала, в участок явился Реджи и взял всю вину на себя. Позже дело развалилось, так как у Реджи появилось алиби-его видели десятки людей в другом месте.
     После этого случая, полиция уж слишком разобиделась на братьев и через месяц их арестовали за избиение какого-то жулика. Реджи отпустили, а у Рони был суд и приговор 3 года.

    Спустя полгода, в тюрьме Уайт, у Рони случилась депрессия, которая  переросла в настоящий психоз, когда Рон узнал, что в Лондоне умерла его любимая тетка. Вскоре медики диагностировали у него параноидальную шизофрению и отправили на лечение в клинику «Лонг-Гроув». Когда к нему на свидание приехал Реджи, то, используя сходство, Рон вышел на свободу вместо него. Приехавшей полиции Реджи сообщил, что не обязан следить за близнецом. Но бегал Ронни недолго. Брат спрятал его на ферме у друга, но там Полковник умудрился избить соседа. Тогда Реджи устроил ему прием у известного психиатра, чтобы понять, насколько все сложно. Слова врача были как оплеуха: «Не знаю, кем он вам доводиться, но рано или поздно он кого-нибудь убьет. У него симптомы параноидальной шизофрении. Сдайте его в больницу, пока не поздно». Когда пьяный Рон опять ввязался в драку, Реджи не выдержал и позвонил копам, назвав местонахождение брата.
    Пока Рони находился в тюрьме, Реджи познакомился с Френсис Ши. Фрэни встретила Реджи Крэя, когда ей было всего 16 лет, и он был на 10 лет старше. Они долгое время встречались, Реджи верил, что Френи тот самый человек, которая его понимала и была его второй половинкой.

    Вскоре, на свободу из психушки вышел Рони и вернулся в «Фирму», которая тем временем стала не просто бандой, а бизнес-проектом. Но Полковнику, принимавшему наркотики и не обходившемуся без литра джина, на это было плевать. Он бросался с кулаками на бизнес-партнеров, привлекал выходками внимание копов и грозился убить невесту брата — красавицу Френи. Реджи оказался между молотом и наковальней- с одной стороны любимая девушка, с другой-неспокойный, но любимый брат. Возможно стороны договорились, я имею ввиду Рони и Френи возможно, заключили мир для спокойствия Реджи, но как бы там ни было, свадьба состоялась.
    Венчание Френсис Ши и Реджи Крэя состоялось в 19 апреля 1965 года, в церкви святого Джеймса на Бетнал-Грин-роуд. Отец Хазерингтон от всей души поздравлял Реджи и Френсис.Пока Фрэни заставляла завидовать всех своей стройной фигуре, заключенной в обтягивающее белое платье,

ее мать — Элси — демонстративно показывала свое презрение к братьям Крэй, одетая в черное.

    Никогда до этого Ист-Энд не видел такого количества звезд мировой величины. Джуди Гарленд царственно поздравляла невесту, Барбара Виндзор хохотала над немного топорными шутками Ронни. Жених в тот день выглядел самым счастливым человеком на земле. В окружении звезд, шампанского и роскоши он чувствовал себя в своей тарелке. Его любимая девушка с очаровательно-невинным взглядом, обрамленным неестественно пушистыми ресницами, действительно была сегодня самой красивой. Что еще важнее, теперь она официально принадлежала только ему.

Он понимал, что встретил ее, когда та была совсем ребенком. Она тогда еще не знала, что никто не будет любить ее так, как он. Это просто невозможно. Ему пришлось доказывать это целых пять лет.
    На фотографиях модного в те времена фотографа Дэвида Бэйли, сделанных в тот день, все выглядели счастливыми, и только лицо Ронни неизменно кривилось, выражая отвращение к происходящему. Он совершенно не понимал, как брат мог поступить так с ним и с Фирмой. Запрет на женщин продолжал действовать. Никто из его армии не смел жениться, пока он входил в число поверенных Ронни. Женщины, по его мнению, всегда все портили. Этот запрет нарушил его собственный брат, да еще и в такой момент. Пяти семьям Нью-Йорка требовался способ, способный легализовать хотя бы часть их доходов. Нужно было вывозить деньги за рубеж, ну и зарабатывать, конечно.

   Ронни умирал от скуки. В прямом смысле этого слова. У него не было возможности руководить войной, и он пил все больше джина. Крэй продолжал пить лекарства и регулярно посещать психиатра, но врач неспособен был изменить образ жизни Крэя. Замешанные на алкоголе, скуке и ненависти к Френсис препараты давали сомнительный результат. Он потерял своего брата, часть себя самого, свое отражение. Ронни бредил Африкой. Он хотел поехать в Конго. Узнал о том, что там есть несметные сокровища, которые нужно просто научиться добывать. Он чувствовал родство с людьми этой южной страны. Вернее, с обществом людей-леопардов. Их обычаи казались ему самыми верными и удивительно красивыми. Остановить Ронни способен был только Реджи, а он вместе с Френсис отправился в свадебное путешествие в Афины. Реджи обещал жене, что они останутся жить там, где она захочет. Доходов Фирмы вполне могло хватить на несколько жизней. Реджи добивался своей принцессы долгие пять лет. Ему была отвратительна сама мысль о том, что с ней можно обходиться точно так же, как с обычными девушками. Для близости есть совсем другие женщины, а Френсис нужно только оберегать, наряжать и делать ее счастливой.

      Естественно, Френсис такого отношения к себе не поняла. Они начали ссориться. Однажды Реджи ушел, хлопнув дверью, и отправился на поиски приключений в местный бар. Там ему повстречалась веселая и немного сумасшедшая девушка, с которой он провел ночь. Затем еще одну.
     Счастливой невесте быстро доложили о том, как проводит свободное время ее муж. Они решили уехать из Афин. Город, поначалу казавшийся райской обителью, стал вызывать отвращение. Пара отправилась в путешествие по Европе, а затем они полетели в Танжер. Здесь они провели несколько совершенно счастливых недель. Они гостили у Билли Хилла.

    Целыми днями Реджи и Френсис проводили на пляже, а вечерами отправлялись на долгие прогулки по городу. Прославленный романами Пола Боулза город воссоединил их. Они твердо решили купить здесь особняк по соседству с Билли Хиллом и зажить жизнью обычных гангстеров на пенсии. Реджи к тому моменту едва исполнилось тридцать, но он уже очень устал. Здесь, в пыльном и солнечном Танжере, ему стало очевидно, что он слишком устал от… жизни. От своей прежней жизни. Все, что было до Танжера, казалось ему каким-то очень пасмурным и мрачным. Сейчас наконец наступил яркий и солнечный марокканский день, и возвращаться назад ему казалось абсурдным. Ему не хватало здесь Ронни и Вайолетт. Вряд ли было бы возможно перевезти их в Танжер. Уговорить Френсис вернуться тоже казалось немыслимым. Он обязан делать ее счастливой, а как это возможно в Лондоне, который, по ее словам, она ненавидела?
    Вскоре им стало скучно. Френсис заскучала по своей семье, а Реджи по своей. И, как бы они ни сопротивлялись, они заскучали по туманному Лондону. Марокканское солнце теперь стало казаться чересчур ярким.
    Девушке уже исполнилось двадцать один, и она прекрасно понимала, что ее больше никто не полюбит так, как Реджи. Просто потому, что Реджи никогда не отпустит от себя свое сокровище. В один миг окружающая ее роскошь превратилась в золотую клетку. Внутри которой находилась птица, которая должна была ее разорвать. По велению законов природы. Ронни. Он угрожал и пугал девушку.
     Вернувшись в Лондон, Реджи тут же подыскал им квартиру в Вест-Энде. Апартаменты выглядели невероятно роскошно. Френсис была счастлива. Она не могла поверить, что теперь ее соседями будут политики и бизнесмены. Ее очень огорчало, что пришлось приостановить учебу, но теперь она видела, ради чего ей пришлось пойти на такие жертвы. Реджи решил организовать званый вечер по случаю их приезда из затянувшегося свадебного месяца. Френсис пригласила своих родных и стала с наслаждением разбирать купленные накануне наряды. Наутро перед приемом девушка проснулась в радостном предвкушении. Реджи рядом не оказалось. Девушка побрела на кухню и увидела там Ронни. Он как ни в чем не бывало сидел в их гостиной. Одет он был в домашний халат, а в руках был неизменный бокал джина. Ронни все еще был похож на брата, но сейчас уже никто больше не путал близнецов. Муж Френсис продолжал следить за собой, всегда одевался по последней моде и всегда улыбался. Ронни казался его отражением в кривом зеркале. Алкоголь и наркотики сделали его фигуру грузной, взгляд вечно блуждал по комнате. Он стал носить очки, отчего поначалу его легко можно было принять за немного странного профессора какого-нибудь университета.
– Что ты тут делаешь? – возмутилась девушка.
– Живу, – пожал плечами он, – Мои апартаменты этажом выше, – пояснил он и вперился в нее взглядом.
Он стал нести какую-то чушь о том, что «знает все». Ее подослали. Она причастна к какой-то секретной организации, которая послала Френсис с миссией убить их с братом. Или посадить. Ронни не позволит этому случиться и обязательно убьет девушку. Потому что он не человек, а леопард и должен защитить брата. Все это вполне можно было пропустить мимо ушей, если бы Ронни не достал вдруг из кармана халата пугающего вида нож с зазубренным лезвием.
   Такие визиты стали повторяться чуть ли не ежедневно. Она кричала, что не желает видеть Ронни в их с Реджи квартире, но эффекта эти скандалы не имели. Вайолетт стала свидетельницей пары таких тирад. Она сочла необходимым рассказать девушке о том, что та теперь должна следовать интересам мужа, а Реджи и Ронни навсегда связаны. Девушка понимала, что Ронни – неотъемлемая часть жизни ее мужа, а значит, теперь часть и ее жизни. Вот только они были взаиморазрушающими элементами пазла. Ронни убивало присутствие женщины в жизни брата, а Френсис убивал бесконечный страх, от которого даже невозможно было отвлечься.
     Все вокруг твердили Ронни о его шизофрении, но он-то понимал, что виной всему таблетки, которые ему прописали. Ему стало казаться, что эти лекарства убивают его. Чтобы подтвердить свои догадки, нужно было на ком-нибудь их опробовать. Кандидатура была только одна – Френсис. Вот уж кого не жалко. Девушка пила витамины и какие-то антидепрессанты, прописанные ей психологом. Вместо них Ронни подкидывал ей свои лекарства. Улучшению состояния обоих это не поспособствовало. Однажды Френи проснулась и чуть приподнялась на кровати. Рядом лежал любимый муж. Она сказала ему что-то, и тот кивнул. После чего он повернулся, и Френсис завизжала. На кровати рядом с ней лежал Ронни. В руках он крутил нож, имитирующий коготь леопарда. В комнату ворвался Реджи и остолбенел от ужаса. Ронни объяснил, что зашел в гости и немного устал, поэтому решил прилечь. Он искренне не понимал, что это все так переполошились. Реджи поверил. Все эти факты стали известны общественности, благодаря самой Френи, вернее ее дневникам, ушедшим с молотка в 2014 г.

    В последнее время очень популярны интервью племянницы Френи, ее полной тезки-Френсис Ши. На момент общения Френи и Френсис, последней было всего 4 года, но как бы там ни было, вот как она вспоминает о  своей тетке: «Она была жизнерадостной и соблазнительной, а не тощей, потрепанной девушкой, которую мы видели на экране. Она была настоящим диким ребенком. Когда она спрыгнула с самолета в Испании, первое, что она попросила ей достать, был — гашиш. Это была наша Фрэни.».
    Реджи настаивал на том, чтобы жена сопровождала его на всех светских мероприятиях, но Френсис чувствовала себя чужой в окружении этих странных, а зачастую не менее сумасшедших, чем Ронни, звезд. Впрочем, альтернативы у нее просто не было. Реджи пришел в ужас, когда услышал, что его жена хочет работать. Он столько сил положил на то, чтобы выбраться из Ист-Энда, где женщины вынуждены были работать по двенадцать часов в день. Его мать и любимая тетя Роззи прожили очень тяжелую жизнь, в которой не было места развлечениям, а его жена добровольно хотела подписаться на такое. Он запретил ей думать о поисках работы и учебы.
     Тогда Френсис решила пойти учиться вождению. Реджи поддержал ее в этом. Более того, на следующий же день он преподнес ей шикарный подарок: красный кабриолет, перевязанный огромной лентой из атласа. Девушка начала посещать уроки вождения. Один из членов Фирмы, Тедди Смит, стал помогать девушке осваивать азы вождения. Он стал единственным другом девушки. Немного сумасшедший и жестокий Тедди вел себя с Френсис слишком галантно. Однажды Реджи стал свидетелем того, как красный кабриолет остановился возле их дома, но Френсис не спешила выходить из него. Реджи моментально спустился вниз и обнаружил, что его жена и Тедди о чем-то увлеченно болтают. Об уроках вождения можно было забыть. Реджи понимал, что Френсис не хватает мужского внимания, но не мог справиться с собой. Жена стала искать общения на стороне, а он не мог допустить такого. Реджи слишком любил ее.
     Единственной звездой, с которой девушка подружилась, стала Джуди Гарленд. Бывшая возлюбленная Реджи. Эта странная женщина пришла однажды к Вайолетт на ужин. Собрались все родственники Крэев. На прощание Джуди бросила грустный взгляд на Реджи:
– Как жаль, что ты женат. Моя дочь Лайза тебе бы понравилась.
    Френсис становилась все более мрачной и замкнутой. Она практически перестала общаться с родителями. В те редкие их встречи она могла вдруг ни с того ни с сего заплакать, затем заорать и устроить дикий скандал. Впрочем, большую часть времени она просто смотрела в потолок и ждала того момента, когда наконец закончится этот ад. Но он продолжался.
    Она чувствовала себя лишней на вечеринках, которые устраивал Реджи. Ее платья вечно удостаивались самой жестокой критики, а манеры изучали под микроскопом. Френи опускала плечи и старалась не шевелиться, потому что каждый раз, когда она делала хоть малейшее движение, что-нибудь разбивалось, каждый раз, когда она говорила, люди разражались дикими смехом. Она так боялась быть смешной, что неизменно становилась объектом насмешек. Реджи не понимал, в чем дело. Его Френсис всегда была самой красивой на любой вечеринке, как этого можно было не понимать?
     Крэй всегда знал, насколько важно уметь правильно одеваться и правильно выглядеть. Поэтому он стал лично покупать и заказывать для Френсис лучшие наряды. Он делал так и раньше, но теперь он настаивал на том, чтобы жена надевала только те вещи, которые специально подготовили для выхода.
      И вот настал день выхода. Реджи проследил, чтобы жена сделала прическу у лучшего парикмахера, вечерний макияж и красивый маникюр. Настоял на том, чтобы Френсис надела тщательно отобранное им платье, и попросил поменьше говорить. В этом не было злости или презрения, он искренне желал доказать всем, что его жена самая красивая. И она действительно была ослепительна.
– Отлично выглядишь. Деревенский стиль, это для тебя, – заметил кто-то из гостей. Все снисходительно заулыбались. В этот день насмешек было намного больше, чем обычно. Ведь никому не было дела до того, в чем пришла Френсис. Всем хотелось кого-нибудь пообсуждать и над кем-нибудь посмеяться. Если Френсис раньше так удачно выполняла эту роль, почему ей и не продолжить в том же духе? Френи вдруг объявила о том, что собирается недельку пожить у родителей. Реджи не посмел поспорить с этим решением. Она вернулась домой. Родители были в ужасе от состояния девушки. Реджи ежедневно приезжал в Ист-Энд и искал способ помириться с женой. Родители Френи либо не пускали его, либо говорили, что она сейчас подойдет, но забывали сообщить Френи о том, что ее ждут. Через несколько дней на ее лице появилось решительное выражение. Она вдруг поняла, что теперь у нее есть только один выход. Она способна сделать только один самостоятельный шаг. Френсис понимала: либо это сделает она, либо ей поможет в этом Ронни. Отец Френсис вернулся домой чуть пораньше. Войдя домой, он почувствовал запах газа. Он позвал Френсис, но та не ответила. Дверь на кухню была заперта и ее пришлось выбивать, Френи лежала на кушетке уже без сознания.
    Ее успели спасти. Реджи тут же примчался в больницу, но семья Ши категорически отказывалась его пускать. Реджи был уверен в том, что это они довели ее до этого состояния. Родители девушки считали, что во всем виновен Реджи. Реджи все-таки удалось добиться встречи с женой. Он пытался убедить Френи в том, что они скоро вновь станут счастливыми, нужно только немного подождать. Френсис это больше не волновало. На ее лице застыло безучастное и покорное выражение. Реджи понял, что самостоятельно не справится со всем этим. Девушке требовалась помощь врача. На следующий день в ее палату вошел уже знакомый Френсис человек. Психиатр Ронни Крэя очень долго разговаривал с ней. Реджи ждал за дверью.
    Вскоре и Френи попала в сумасшедший дом. Серьезные психические заболевания и ещё несколько попыток самоубийства доведут её до электрошоковой терапии. Попытки суицида…Ее спасали…пока однажды в 1967 г. она не закрылась в доме родителей, приняв перед этим огромную дозу снотворного…тут уже врачи оказались бессильны…Фрэни оставила записку, в которой гласилось, что она хочет, чтобы на ее надгробном камне была выбита девичья фамилия – Ши. Реджи был против этого и приложил все усилия, чтобы ее похоронили под фамилией Крэй на их родовом участке Чинфордского (Чинфорд-Маунт) кладбища.
    Была ли Фрэни заложницей обстоятельств из-за того, что её брат Фрэнки работал на близнецов, а позже в свой бизнес они втянули и её отца, или же она была неуравновешенной наркоманкой с суицидальными наклонностями — мы никогда не узнаем.
    Реджи. После смерти Френи, Реджи совсем слетел с катушек. В октябре 1967 года Рон Крэй предложил брату убить Джека Маквити по прозвищу Шляпа, который, взяв деньги за заказное убийство, не торопился его выполнять. Близнецы пригласили Шляпу выпить виски к себе на квартиру, где Реджи два раза выстрелил ему в голову из пистолета, но тот дал осечку. Тогда братья накинулись на Шляпу, и, пока Рон держал его за руки, Реджи бил ножом в грудь. Именно это убийство, слухи о котором облетели весь Лондон, стало для близнецов роковым. Полиция сумела найти доказательство их причастности и арестовала не только близнецов, но еще 15 человек из «Фирмы».
     В 2002 году бывший сокамерник и любовник Реджи Крэя выступил с заявлением о том, что Ронни убил Фрэнсис из-за ревности и зависти, заставляя её глотать таблетки. Брэдли Алларайс провел 3 года в тюрьме Мейдстона вместе с Реджи и рассказал: «Я сидел в своей камере с Реджи, и это была одна из тех ночей, когда мы выключили свет и поставили хорошую музыку. Он внезапно духовно надломился и сказал: «Я собираюсь рассказать тебе кое-что, что я никогда никому не говорил, и что я носил с собой» — то, что было черной дырой с того дня, как он узнал, он положил голову мне на плечо и сказал, что Ронни убил Френсис и рассказал об этом ему через 2 дня после содеянного». Правда это или ложь-мы тоже не узнаем, важно помнить о желании людей нажиться и прославится за счет людей, которые на тот момент и ответить за себя не могли. 26 августа 2000 года по приказу министра МВД Британии Джека Строу Реджи освободили в связи с состоянием здоровья. Спустя месяц он умер от рака мочевого пузыря.

   Ронни. В своей книге «My Story» и комментариях писателю Робину МакГиббону Ронни утверждает: «Я бисексуал, а не гей. Бисексуал!». В 1960-х годах Ронни планировал жениться на женщине по имени Моника, с которой он встречался почти три года. Он называл ее «самой красивой женщиной, которую он когда-либо видел». Об этом говорится в книге Реджи «Born Fighter». Ронни был арестован еще до того, как он успел жениться на Монике, и хотя она вышла замуж за бывшего друга Ронни, с мая по декабрь 1968 года, когда он был заключен в тюрьму, ей было отправлено 59 писем. У Ронни все еще были чувства к ней. Он называл ее «мой маленький ангел» и «моя маленькая кукла». У нее также оставались чувства к Ронни. Эти письма были выставлены на аукцион в 2010 году.
     Письмо, отправленное из тюрьмы в 1968 году, от Ронни для его матери Вайолет также имеет ссылку на Монику; «Если они позволят мне увидеть Монику и посадят меня рядом с Реджи, я не смогу больше ни о чем просить».
   Впоследствии Ронни женился дважды: первый раз — на Элейн Милденер в 1985 году в часовне Бродмур. Супруги развелись в 1989 году, после чего его второй супругой стала Кейт Ховард, с которой он развелся в 1994 году. В интервью с автором Джоном Пирсоном Ронни указал, что он отождествлял себя с английским генералом 19-го века Чарльзом Джорджем Гордоном: «Гордон был таким же, как я, гомосексуалистом, и он встретил свою смерть как мужчина. Когда придет моё время, я надеюсь уйти также». Британский телевизионный документальный фильм «The Gangster and Pervert Peer» (2009) рассказал, что Ронни Крэй участвовал в изнасилованиях мужчин. Программа также детально разобрала его отношения с лордом Бутби. 17 марта 1995 года от инфаркта умер Рони.

Источники:
Статьи:
«Банда братьев Крэй»
«Легенда»: что еще нужно знать о близнецах Крэй»
«Братья Крэй: краткая биография, путь становления и личная жизнь»
«Всё что нужно знать о близнецах Крэй». Часть 4: Фрэнсис Ши
«Легенда братьев Крэй» Е.М. Бута

«Робингуды» из Ист-Энда

Один из братьев-близнецов — Рональд — был умственно отсталым, другой — Реджинальд — горьким пьяницей. Они всегда держались вместе и умели за себя постоять. Братья Крэй контролировали преступное подполье Лондона и вершили темные дела с жестокостью, иногда чрезмерной. Они занимались рэкетом, грабежом, разбоем. Несмотря на преступную деятельность, братья были очень популярными личностями, их до сих пор не забыли и вспоминают с уважением. Чем заслужили бандиты добрую память?

Юный Рональд, тупой и ограниченный, мечтал о первом убийстве, как другие подростки мечтают о любви. Он часто заговаривал об убийствах и любой разговор сводил на излюбленную тему.

9 мая 1966 года Рональд в первый раз решился убить человека. Братья в это время уже прибрали к рукам весь рэкет в лондонском районе Ист-Энд. Им удалось это довольно быстро и почти без сопротивления со стороны других бандитов и местных предпринимателей. В тот день Рональд Крэй дожидался в пабе некоего Джорджа Корнелла. Тот принадлежал к другой местной банде, которая почти в полном составе сидела в тюрьме. Полиция арестовала их за перестрелку. Корнелл не представлял никакой угрозы для интересов братьев Крэй, так что убивать мнимого конкурента не имело смысла. Но Рональд решил, что Корнеллу нужно отомстить, поскольку в перестрелке погиб один из подручных братьев Крэй. К тому же толстяк Корнелл был гомосексуалистом и не скрывал этого.

В пабе Крэй спокойно подошел к Джорджу Корнеллу, молча приставил к его виску пистолет и нажал на курок. В мгновение ока паб опустел. Убийца неподвижно стоял над распростертым у его ног мертвым телом и наслаждался совершенным преступлением. «Это было просто супер, — сказал он журналисту в тюрьме через 22 года. — Никогда — ни до, ни после — во мне не было столько жизненной силы». Он бесконечно восстанавливал в памяти, смаковал каждое мгновение убийства. Ни малейшего раскаяния Ронни никогда не выражал и, по-видимому, не чувствовал.

Многие англичане называли братьев Крэй просто «Ронни» и «Реджи» и почему-то признали близнецов романтическими героями, современными последователями легендарного благородного разбойника Робин Гуда. Футболки, кружки и календари с их изображениями шли нарасхват. На кладбище братьям Крэй поставлен солидный памятник, к которому, как говорится, не зарастает народная тропа.

Близнецы Крэй внешне почти не отличались друг от друга. Им это сходство очень нравилось, хотя по характеру братья были совсем разными. Но они оба одинаково увлекались голливудскими фильмами про гангстеров, подражали американским бандитам времен сухого закона, носили подчеркнуто строгие темно-синие костюмы, белые крахмальные рубашки, элегантные галстуки. При малопривлекательной внешности выглядели братья вполне прилично и любили позировать фотографам.

Детство новых «робингудов» прошло в военные и послевоенные годы в населенном беднотой Ист-Энде. Дети пережили бомбежки, играли в развалинах. Семья кое-как сводила концы с концами. Нравы на улицах Ист-Энда были суровые, мальчишки признавали только силу. Они дрались велосипедными цепями, железными прутьями, пускали в ход ножи. В жестоких драках братья Крэй изо дня в день завоевывали уличный авторитет. Дома, в тесной квартире без ванны, мать, не задавая лишних вопросов, промывала и залечивала раны своих отчаянных пацанов.

Братья Крэй серьезно занимались боксом. Ронни проявил себя напористым и жестоким, Реджи считался более способным, расчетливым и техничным боксером. К девятнадцати годам он достиг больших успехов в спорте и почти сравнялся с признанными мастерами бокса.

В армии близнецы Крэй хотели служить не иначе как только инструкторами по физической подготовке. В первый же день армейской жизни их постигло разочарование: им сказали, что инструкторами они не будут. Парни повернулись и пошли прочь. Офицер попытался остановить строптивых призывников. «А я к-а-ак дам ему в челюсть, — вспоминал потом Рональд. — Конкретно вырубил». На этом дело не закончилось. Братья несколько раз дезертировали из армии, потом сидели за это в тюрьме.

В 1954-м близнецов Крэй с позором уволили из армии. Братья быстро нашли свой путь в жизни. В помещении бывшего бильярдного клуба в Ист-Энде они открыли бар «Ригэл», который вскоре превратился в злачное место, в притон, где собирались воры, жулики, мошенники и прочий подозрительный сброд. Братья обеспечивали посетителям бара безопасность и одновременно завязывали знакомства в криминальной среде. Они были в курсе всех темных дел завсегдатаев и использовали полученную информацию в своих целях. Братцы Крэй обложили данью мошенников, производителей порнофильмов, сутенеров, владельцев игорных залов. Кто не хотел платить, к тому приходили незваные гости. Реджи левой рукой протягивал хозяину сигарету, а правой наносил ему сокрушительный удар в челюсть. Сигарета нужна была для того, чтобы заставить жертву приоткрыть рот.

Ронни обожал холодное оружие, жадно собирал мечи, сабли и ножи. У матери в квартире он устроил под половицами тайник, где хранилась богатая коллекция оружия. Улицу Валланс в Ист-Энде, на которой стоял дом братьев Крэй, местные обитатели называли «Форт Валланс», а их банду — «фирма». Ходили слухи, что братья отрубают своим врагам руки и ноги. Неизвестно, так ли было на самом деле, или кровожадные братья ограничивались угрозами. Мало кто сомневался, что они на это способны, — братья слов на ветер не бросали. У них был близкий друг Фрэнк Митчелл, головорез и бандит. Братья Крэй помогли Митчеллу бежать из тюрьмы, но потом не знали, что с ним делать. Психически ненормальный Митчелл стал буйным и совершенно неуправляемым. Митчелла застрелили люди из «фирмы», хотя доказать причастность братьев Крэй к этому убийству не удалось.

Главой «фирмы» был вечно пьяный Реджи. Ронни все больше терял рассудок. Он уже не думал о деньгах, хотел только бить, увечить, убивать. Однажды он ударил ножом совершенно постороннего человека. Раненый выжил и, несмотря на угрозы, заявил в полицию и дал показания против Рональда. В 1956 году преступника взяли под стражу. В камере он часами смотрелся в зеркало и ревел во все горло. Рональда подвергли психиатрической экспертизе. Психиатры сделали вывод, что перед ними «примитивная личность с низким уровнем интеллекта». В конце концов Рональда поместили в закрытую психиатрическую клинику. В психушке Ронни принимал своего соседа по палате за собаку и подозревал, что все на него ополчились, все в заговоре против него. Окончательный диагноз «параноидальная шизофрения».

Дела в «фирме» пошли без Рональда даже лучше. Но не такой был человек Реджи, чтобы бросить родного брата на произвол эскулапов. Он освободил Ронни в чисто голливудском стиле, а именно: приехал в клинику навестить брата и поменялся с ним одеждой, чтобы «несчастный узник» под видом здорового брата беспрепятственно покинул клинику.

Вскоре Реджинальд понял, что самочувствие брата полностью зависит от приема лекарств, и стал накачивать его успокоительными средствами. Он нашел психиатра, который не потрудился внимательно обследовать пациента и признал Рональда психически здоровым. В действительности Ронни повсюду видел врагов, которые его преследовали, потом вообразил себя новым воплощением вождя гуннов Аттилы, готовился к гангстерским войнам. В короткое время он испортил отношения со многими полезными для «фирмы» людьми и разорвал завязанные братом деловые связи.

Несмотря ни на что, дела близнецов Крэй шли прекрасно. Их ночной клуб в Ист-Энде процветал. В семидесятых годах он считался шикарным и модным. Посетителями клуба были Битлы, английская кинозвезда Дайана Дорс, американская певица и актриса Джуди Гарланд, английская актриса Барбара Виндзор, с которой у Реджи была кратковременная связь. Братья охотно давали интервью, позировали знаменитому фотографу Дэвиду Бейли для портретов в журнале Vogue. Они жертвовали на благотворительность солидные суммы и… втайне вели переговоры с американской мафией. Ходили слухи об интимных отношениях между Ронни Крэйем и лордом Бутби, который одно время являлся личным секретарем Уинстона Черчилля. Гомосексуализм в Великобритании тогда еще был запрещен. Реджинальд, по всей вероятности, тоже предпочитал мужчин, хотя он и женился на юной красотке из Ист-Энда. Пышная свадьба стала едва ли не самым заметным событием 1965 года в гламурной среде Лондона, что не помешало молодым супругам развестись через восемь недель. Темная история с женитьбой Реджи закончилась через два года самоубийством бывшей жены. По слухам, это было убийство, убил якобы Реджи Крэй.

Благосостояние «фирмы» пошатнулось из-за осложнившихся взаимоотношений братьев. Пьяный Реджинальд не мог влиять на неадекватного Рональда. После первого убийства Ронни стал почти невменяемым. Он продолжал поиски врагов Аттилы, хотел играть главную роль в «фирме» и настаивал, чтобы брат тоже убивал.

Подходящий случай не заставил себя ждать. Профессиональный киллер наркоман Джек Мак-Вити получил заказ от близнецов Крэй, но провалил дело и вдобавок стал им угрожать. Реджи хотел его застрелить, но пистолет дал осечку. Мак-Вити попытался убежать, но Ронни Крэй крепко держал его. Реджи схватил кухонный нож, услужливо поданный кем-то, и, словно одержимый, наносил неудачливому киллеру удар за ударом...

«Это была неистовая ночь моей жизни», — сказал Реджинальд Крэй позднее. После «неистовой ночи» его долго мучили ночные кошмары, хотя он не хотел в этом признаваться и делал вид, что все хорошо и правильно: «Ведь солдаты должны убивать своих врагов».

Через полгода после расправы с Мак-Вити случилось непредвиденное. Скотленд-Ярд в лице честолюбивого и решительного следователя Леонарда Рида энергично взялся за расследование убийства, нашел и допросил главного свидетеля обвинения. В мае 1968 года братья Крэй и их сообщники были арестованы. Суд приговорил близнецов за убийства к 30 годам тюрьмы каждого. Никакие другие преступления «фирмы» доказаны не были. Возможно, никто не хотел слишком глубоко копать. Особенно ретивого следователя Рида перевели в другой, более респектабельный район. Кроме того, следствие, вероятно, наткнулось на круговую поруку. Большинство обитателей Ист-Энда были тесно связаны соседскими, родственными, дружескими или деловыми (в том числе противозаконными) отношениями. Люди предпочитали помалкивать и держаться подальше от полиции.

Отбывать наказание братьям пришлось раздельно. Рональда снова поместили в закрытую психиатрическую клинику, где он много лет занимался живописью и сочинял стихи до самой своей смерти в 1995 году. Реджинальд прожил на пять лет дольше. Ему еще раз пришлось позаботиться об умственно отсталом брате. Находясь в тюрьме, Реджи Крэй сумел организовать пышные похороны Ронни. На церемонию пришла стотысячная толпа.

За гробом из красного дерева с позолотой медленно ехало 26 сверкающих лаком дорогих автомобилей, а над скорбно-торжественной процессией урчал в небе старый истребитель «спитфайр» — как на похоронах кумира Рональда — Уинстона Черчилля.

Так прощался Лондон с бандитом и убийцей. Мозг Рональда извлекли из черепа и оставили в клинике для исследовательских целей.

Почему же братьев-бандитов уважали? Они были в Ист-Энде своими парнями, их помнили обыкновенными уличными драчунами, такими же, как все. Молодежь Ист-Энда имела очень мало шансов получить образование, приобрести высокооплачиваемую специальность, найти хорошую работу. Зато путь в криминальную среду был для них обычным делом. Людям нравилось, что эти простые необразованные ребята стали богатыми, на равных общались со знаменитостями, фотографировались рядом с политиками. «Робингуды» Крэй обирали в свою пользу темных дельцов, но, по-видимому, не притесняли просто так своих соседей, не грабили бедных людей — что с них взять? — и на случайных прохожих, как правило, тоже не нападали.

В Ист-Энде знали, что «фирма» выделяла порядочные суммы на благотворительность, и, пожалуй, считали, что братья Крэй делятся своим богатством с нуждающимися земляками. Все это, вместе взятое, и повлияло на отношение англичан к «робингудам» из Ист-Энда.

По материалам зарубежной прессы


25 лет назад Вчера: сгорел дом братьев Рэй

В истории того, как некоторые люди в Америке боролись с нарастающей эпидемией СПИДа в 1980-х годах, трудно найти более вопиющий пример страха и невежества, чем то, что случилось с семьей Рэй во Флориде 25 лет назад ...

Трем мальчикам - Рики, Роберту и Рэнди, родившимся с гемофилией и диагностированным с ВИЧ в 1986 году, не разрешили посещать школу из-за положительных результатов тестов.После того, как в следующем году суд постановил, что они имеют все законные права на посещение, дом их семьи был сожжен дотла через неделю после вынесения решения. Излишне говорить, что семья решила не оставаться в Аркадии, штат Флорида, и переехала в Сарасоту. К сожалению, Рики Рэй перешел в дух в 1992 году в возрасте 15 лет. Он надеялся жениться на своей девушке, но судья заблокировал попытку из-за его возраста.

В 2000 году Роберт, средний брат троицы, принял решение незадолго до вступления в силу Закона о Фонде помощи Рики Рэю.

Вкратце, вот описание Закона о Фонде помощи Рики Рэя:

«Закон 1998 года о Фонде помощи Рики Рэя при гемофилии (Публичный закон 105-369) учредил Программу Фонда помощи при гемофилии Рики Рэя для предоставления сострадательных выплат определенным лица с нарушениями свертываемости крови, такими как гемофилия, которые лечились антигемофильным фактором в период с 1 июля 1982 года по 31 декабря 1987 года и заразились ВИЧ. Закон также предусматривает выплаты определенным лицам, заразившимся ВИЧ, от вышеупомянутых лиц.Супруг (а) или бывший супруг (а) такого человека, заразившийся ВИЧ от этого человека, имеет право на получение оплаты, как и дети, заразившиеся ВИЧ в результате перинатальной передачи от подходящего родителя. В дополнение к этим лицам, некоторые выжившие также имеют право на участие. Конгресс выделил 75 миллионов долларов на поддержку Программы Фонда помощи от гемофилии Рики Рэя в течение 2000 финансового года. " - источник, Федеральный регистр

Часть моей собственной истории с ВИЧ означает, что меня выгнали из школы из-за моего ВИЧ-статуса.Это произошло в 1987 году. Не было суда, меня попросили уйти в один прекрасный день ближе к концу шестого учебного года, потому что руководство школы было напугано, и, когда слухи облетели мой маленький родной город, некоторые родители тоже были напуганы. И только после того, как к делу подключился адвокат и возникла угроза судебного разбирательства, меня пустили обратно, как раз к средней школе после летних головных болей для моих родителей и врачей.

Я благодарю Райана Уайта и Лучей за то, что они проложили болезненный путь, который 25 лет назад показал членам моей общины, что они проиграют, если решат обратиться в суд.

Что касается этой темы, то только в прошлом году подросток подал заявление в частную школу-интернат для малообеспеченной молодежи The Milton Hershey School, и ему было отказано исключительно из-за его ВИЧ-статуса. Спустя почти год - и после того, как суд дал мальчику разрешение на возбуждение судебного дела - директор школы сказал, что ученика будут рады в школе. Подросток предпочел продолжить судебный процесс вместо получения образования в Милтоне Херши.

Который я поддерживаю. Видите ли, у меня нет юридических доказательств того, что случилось со мной в 1987 году.Когда я учусь, я делюсь своей историей того, чем занималась моя семья и я. Я много писал об этом в своей книге My Pet Virus . Когда местная газета здесь, в Шарлоттсвилле, взяла у меня интервью по поводу книги, они связались с человеком, который был начальником школьной системы Уэйнсборо. (Мой нынешний родной город К'вилл находится всего в 25 милях от моего места рождения Уэйнсборо.) Суперинтендант сказал, что меня никогда не выгнали из школы, что я и моя семья лгуны.

Сначала разозлился. На тот момент прошло двадцать лет с тех пор, как меня выгнали из школы. Я справился с этим очень давно. Мой редактор книги Кен Симан успокоил меня по телефону. Он побуждал меня делать то, что я делаю, - быть смешным. Поэтому, когда газета спросила, как я реагирую на суперинтенданта, я предложил пойти выпить пива и поговорить с ним, а если у них ничего не получится, мы всегда сможем побороться в грязи.

Инцидент в Херши проливает свет на необходимость расширения просвещения по вопросам ВИЧ в школах, как частных, так и государственных, в 2012 году и в последующий период.Для многих ВИЧ - это проблема остального мира, поэтому, когда он приземляется у них на заднем дворе, они нажимают кнопку паники. Они принимают иррациональные, быстрые решения, стремясь избавиться от «проблемы», вместо того, чтобы работать над решением, в котором проблема на самом деле не является большой проблемой.

В 1987 году мой врач знал, что я не представляю физического риска для других студентов. В прошлом году несколько человек обратились в школу Милтона Херши с предложением провести обучение по вопросам передачи ВИЧ. Это упало на глухие уши.Необходимо сделать правовую сноску о том, что в 2012 году учащийся, получивший нужные оценки, подвергся дискриминации из-за того, что не сдал один тест, который не имеет значения: тест на ВИЧ.

Самый молодой из Лучей, Рэнди, все еще жив. Давайте же позаботимся о том, чтобы наследие его семейных испытаний продолжалось.

С уважением,
Шон


РИККИ РЭЙ, 15 лет, СМЕРТЕТ ОТ СПИДА

ОРЛАНДО - Рики Рэй, подросток, покоривший сердце страны в ходе шестилетней борьбы со СПИДом, скончался в воскресенье в своем доме в восточном округе Ориндж.Ему было 15 лет.

Застенчивый, чувствительный подросток прославился в 1987 году, когда неизвестный поджигатель сжег дом его семьи в Аркадии в знак протеста против того, что он и два его инфицированных СПИДом брата хотели учиться в государственной школе. Руководство школы округа ДеСото ранее запретило мальчикам посещать школу.

Рики умер около 3 часов утра. Его отец, Клиффорд Рэй, сказал, что подросток будет похоронен на кладбище в Сарасоте, где ранее жила семья. Услуги были запланированы на конец этой недели.

«Он уехал очень быстро, и именно здесь он хотел быть», - сказала его мать, Луиза Рэй. «Он хотел быть дома; он хотел быть со своей семьей».

Ее сын «хотел, чтобы люди поняли, что СПИД - это не просто слово, которое случается с кем-то еще - это может случиться со всеми», - сказала она на пресс-конференции в воскресенье возле офиса семейного поверенного Джудит Кавано в Сарасоте.

«Рики сделал то, что хотел, - сказал отец мальчика. "Он выиграл битву и ушел в лучшее место."

В последние годы Рики стал самым заметным из Лучей, сначала из-за своей помолвки с соседом, а затем, когда он лежал на больничной койке, как откровенный защитник лечения СПИДа.

Рики входил и выходил из All Children's Больница в Санкт-Петербурге в течение нескольких месяцев, где лечился от пневмонии, инфекций и проблем с глазами. Он уехал оттуда за день до Дня Благодарения, сказав, что хочет вернуться домой на каникулы.

Врач сказал, что Рики гулял совсем недавно, через неделю после Дня благодарения, но его здоровье резко ухудшилось.Последние несколько дней мальчик находился в коме. По словам врачей, его смерть наступила в результате полиорганной недостаточности.

Репортер Orlando Sentinel, посетивший дом Рэя в районе Веджфилд 4 декабря, обнаружил, что Рики свернулся калачиком на кушетке под красным одеялом и смотрел телевизор с большим экраном.

Его кормили через внутривенный зонд и принимали лекарства от боли. Его мать сказала, что Рики все еще хочет принимать решения о своей медицинской помощи.

В течение последних недель Рики семья оставалась открытой для средств массовой информации, позволяя репортерам и камерам новостей показывать миру последствия СПИДа.

На своей больничной койке Рики сказал, что хочет дать молодым людям реальную картину смертельной болезни. «Вот что такое СПИД», - сказал он. «Это то, что он делает с тобой».

Рики даже привлек внимание избранного президента Билла Клинтона, который позвонил ему 7 ноября в больницу. Рики сказал Клинтону, что больным СПИДом нужна дополнительная помощь, и Клинтон пообещал, что сделает все, что в его силах.

Его братья, Роберт, 14 лет, и Рэнди, 13 лет, также заражены вирусом СПИДа.Считается, что братья, все больные гемофилией, заразились от испорченной крови, используемой для борьбы с врожденным заболеванием крови. Их сестра, 11-летняя Кенди, не больна СПИДом.

Семья Рэй переехала в район Орландо в начале этого года. Их отец работает в Центре приема Центральной Флориды, отделении исправительных учреждений для новых заключенных в округе Восточный Ориндж.

Вместе с Райаном Уайтом, 18-летним парнем из Индианы, который умер от СПИДа в прошлом году, Рики и его братья помогли преодолеть предрассудки и страх, окружающие неизлечимое заболевание.

Но чаще всего в центре внимания находился Рики. В прошлом году он произвел фурор в СМИ, когда объявил, что женится на своей соседке и девушке Веноне Линдберг, которой тогда было 16 лет.

Он подарил ей кольцо с бриллиантом, которое выбрали он и его отец. Помолвка имела благословение родителей, но вызвала неоднозначную реакцию со стороны посторонних.

Эти двое попали в сеть ток-шоу. Но пять месяцев спустя пара отложила свою декабрьскую свадьбу из-за неоднократных госпитализаций Рики.

Позже они разорвали помолвку, но остались друзьями. Линдберг останавливался в семье Рэя недавно, когда состояние Рики ухудшилось.

У братьев Рэй был диагностирован вирус СПИДа, когда они жили в Аркадии в 1986 году. Врачи заявили, что у младших братьев нет никаких признаков заболевания СПИДом.

В 1987 году власти округа ДеСото запретили братьям Рэй посещать государственные школы. Однако их родители подали в суд, и федеральный суд приказал чиновникам разрешить мальчикам посещать обычные классы.

Родители в родном городе Лучей Аркадии бойкотировали школу на неделю, сократив посещаемость вдвое.

РЕЗУЛЬТАТЫ ДЛЯ БРАТЬЕВ РЭЙ, ЛИШЕНИЕ СПИДА - НЕ НАИБОЛЬШАЯ ЧАСТЬ. ЖИЗНЬ В АРКАДИИ, штат Флорида. ЯВЛЯЕТСЯ.

ВСЕ ТРИ мальчика Рэя дикие, как жеребята, но девятилетний Роберт - самый отважный. Жизнь для Роберта все еще цирк, и он лично взял на себя ответственность заполнить центральное кольцо смертоносными трюками.На стоянке Роберт перевернется вверх ногами и будет носиться по раскаленному асфальту на руках, свесив ноги над головой. Однажды Роберт откинул заднюю часть капота семейного пикапа.

«Прекрати. Ты убьешь себя», - сказала его мать.

Но мгновение спустя, когда он подумал, что она не смотрит, он сделал это снова - откинул капюшон, его соломенные волосы развевались, когда он, как радуга, летел по воздуху, аккуратно приземлившись на две ноги.

Его мать спросила его, почему он сделал это после того, как его предупредили, чтобы не делать этого.

«Я хотел посмотреть, действительно ли это меня убьет», - сказал он.

Сорвиголова Роберт зажат между 8-летним Рэнди и 10-летним Рики. Рэнди - одиночка; дайте ему книгу или игрушку, и он будет доволен тем, что может часами проводить в одиночестве. Но Рики явно самый чувствительный из троих. У него более стройное телосложение и более тонкие черты лица. Он имеет тенденцию держать боль внутри, пока кто-нибудь не вылечит ее из него. Он единственный из мальчиков, у которого хватило терпения сесть и написать бабушке письмо.

Но различия между ними начинают проявляться только после того, как вы познакомитесь с тремя мальчиками. На первый взгляд кажется, что они действуют как стая, прокладывая себе путь через лето в маленьком городке во Флориде, все руки, ноги и грязные футболки - все трое подключены к одному и тому же неисчерпаемому источнику энергии.

Их трудно назвать больными гемофилией. Еще сложнее представить их жертвами СПИДа.

Но все трое братьев оба. Они больны гемофилией с рождения.И хотя у них еще не обнаружено ни одного симптома синдрома приобретенного иммунодефицита, они стали жертвами этого заболевания с тех пор, как год назад у них был положительный результат на антитела к СПИДу.

С того дня в августе самые важные вещи в жизни мальчиков за пределами их семьи - церковь, школа и родной город - были похищены.

Из-за СПИДа - страха перед болезнью, а не самой болезни - их семья отчуждается от прихожан и пастора маленькой баптистской церкви, где они когда-то поклонялись.

Из-за СПИДа мальчики не посещают обычные классы в своих школах, хотя все медицинские и юридические органы страны заявляют, что нет причин исключать их.

Из-за СПИДа семья Рэй даже ненадолго собрала вещи и покинула свой родной город.

И эти дети на самом деле не болеют СПИДом. Вирус, вызывающий болезнь, просто находится у них в крови и находится в спящем состоянии. Они могут никогда не заболеть СПИДом.

РОДИТЕЛИ МАЛЬЧИКОВ, Клиффорд и Луиза Рэй, выросли в Аркадии, сельском городке с населением 6500 человек, в 50 милях к востоку от Сарасоты.Они познакомились в старшей школе, поженились 11 лет назад и вырастили трех мальчиков и девочку - Кенди, которой сейчас 6 лет - в небольшом каркасном домике недалеко от взлетно-посадочной полосы городского аэропорта. Но они чувствовали себя настолько изгнанными из-за СПИДа, что в марте прошлого года решили попытаться начать новую жизнь в городе, где их никто не знал.

Это длилось недолго. Спустя всего шесть недель они решили вернуться в Аркадию. Когда они рассказали об этом мальчикам, Роберт и Рэнди, младшие, просто пожали плечами. Но Рики перестал есть.Когда его заставили поесть, его вырвало. Он ходил, как взбитый щенок, и плакал всякий раз, когда упоминалась тема возвращения в Аркадию. Рики сказал своей матери, что боялся, что все его друзья проигнорируют и дразнят его из-за теста на СПИД.

Аркадия - это город в искаженном времени - «50 миль и 50 лет» от Сарасоты, как выразился местный историк Джордж Лейн. В конце 1800-х годов это был такой процветающий коровий город, что Фредерик Ремингтон приехал рисовать его персонажей - ковбоев дикого запада Флориды.Ковбои ушли, но Аркадия по-прежнему наполнена некоторыми достопримечательностями, которые, должно быть, были им знакомы - жестяными крышами, деревьями жакаранда с пурпурными цветами, церквями из белой обшивки.

Потомки ковбоев тоже здесь. В телефонной книге вы найдете те же фамилии, что и в учебниках истории - Уэллс, Мизель, Брюэр. Есть также герой из родного города: бригадный генерал Джеймс Дозье, известный в Аркадии как Джимми. Когда Джимми вернулся домой четыре года назад после шести недель в плену у итальянских террористов, в городе устроили для него парад и дали ему ключ от города.

Женщин в Аркадии до сих пор называют «мисс». В городе 15 баптистских церквей, и в полночь действует комендантский час на распродаже спиртных напитков. Если вы хотите посмотреть фильм в первый раз, вам нужно ехать в Сарасоту.

Кроме цитрусовых рощ по дороге в город, в Аркадии нет ничего, что могло бы сделать ее похожей на город Флориды. Элегантная урбанизация, поглотившая большую часть Флориды, никогда не выходила за пределы округа ДеСото. Если в штате есть что-то, что было бы застраховано от какой бы то ни было чумы 1980-х годов, можно было бы ожидать, что Аркадия будет вероятным кандидатом.

Трудное положение семьи Рэй разрушило эту иллюзию.

ПРОБЛЕМЫ ЛУЧЕЙ начались в сентябре прошлого года, когда они решили сдать мальчиков на анализ на антитела к СПИДу. Врач мальчиков, Джерри Барбоза, сказал Клиффу и Луизе, что больные гемофилией - это группа высокого риска заражения СПИДом.

Гемофилия - это наследственное заболевание, при котором снижается способность крови к свертыванию. Для его жертв простой порез может быть опасным для жизни. От гемофилии нет лекарства; Лечение включает в себя снабжение пациентов недостающим агентом свертывания крови с помощью периодических инъекций.

Барбоса, медицинский директор отделения детской гематологии и онкологии Всей детской больницы в Санкт-Петербурге, не был удивлен, когда результаты теста на СПИД у мальчиков оказались положительными. Он знал проценты.

Мальчики, как и все больные тяжелой формой гемофилии, получали периодические инъекции фактора VIII, свертывающего агента, сделанного из человеческой крови. Кровь тысяч разных доноров просеивается и объединяется при переработке фактора VIII.

Фактор VIII сейчас проходит скрининг на СПИД, как и все продукты крови и доноры крови.Но прежде чем врачи узнали о существовании вируса СПИДа, он ускользнул из процесса фильтрации. С 1978 по 1985 год - с того момента, как СПИД пришел в США и когда ученые обнаружили его причину, - запасы фактора VIII в стране были питательной средой для СПИДа. Из 10 000 больных гемофилией в США около 95% заразились.

Вирус СПИДа, техническое название которого - вирус иммунодефицита человека (ВИЧ), имеет длительный инкубационный период. Вирус может годами бездействовать, прежде чем стать активным и вызвать болезнь.

Носить вирус ВИЧ в состоянии покоя - это все равно что сидеть на бомбе замедленного действия, не зная, когда она может взорваться. Это может быть два года - или 10, или 20. В этой ужасной игре ожидания, однако, гемофилики имеют преимущество.

Если и была одна обнадеживающая вещь, которую д-р Барбоза мог сказать Лучам, так это то, что у больных гемофилией по причинам, до сих пор не совсем понятным, СПИД не развивается так быстро, как у других групп с высоким риском заболевания - гомосексуалистов и потребителей наркотиков. .До сих пор только около 2–3 процентов больных гемофилией, инфицированных этим вирусом, заболели этим заболеванием. В общей популяции жертв СПИДа процент намного выше - примерно 30 процентов за пятилетний период и продолжает расти.

ВСЕ МЕДИЦИНСКИЕ ОРГАНЫ страны соглашаются: нельзя заразиться СПИДом при случайном контакте. СПИД - разрушительное, загадочное и почти всегда смертельное заболевание, но не очень заразное. Если бы он передавался так же легко, как простуда, мы бы все уже были мертвы.

Когда Луиза Рэй узнала о результатах анализов крови мальчиков, ее разум отключил большую часть того, что сказал доктор. Несмотря на то, что она только что закончила медсестринскую программу в больнице DeSoto Memorial, она отреагировала на эту новость не как медсестра, а как мать.

«Все, что я слышала, было« СПИД », и все, что я знала, это то, что если ты заболел, ты умрешь», - говорит она. «Я подумал про себя: потерять одного из них было бы достаточно плохо, но все три?»

Она даже не задавала вопросов.Она просто сидела, онемевшая.

Мальчики были постоянным источником беспокойства, но в целом они были здоровее многих больных гемофилией. Клифф и Луиза гордились тем, что не заботятся о мальчиках. Они хотели, чтобы у них была как можно более нормальная жизнь.

Лучи знали, что проблемы со здоровьем, возникающие из-за гемофилии мальчиков, обычно не были серьезными. Когда один из мальчиков заболел, это чаще всего происходило из-за небольшого внутреннего кровотечения в суставах, которое обычно бывает у больных гемофилией в тяжелой форме.Луиза просто вынимала маленький пузырек фактора VIII, который всегда хранила при себе, и сама делала укол.

Но Клифф и Луиза также знали, что такое чувство, когда врач говорит им, что он не уверен, что их ребенок переживет ночь. Все трое мальчиков были близки к смерти в тот или иной момент. В детстве Рики порвал уздечку, небольшую полоску ткани, соединяющую верхнюю губу с десной, и потерял столько крови, что чуть не умер. Они чуть не потеряли Роберта, когда он в младенчестве болел менингитом.Рэнди упал с кровати, порезал себе висок и чуть не истек кровью, когда ему было 4 года.

Казалось жестоким пережить все эти тяжелые времена только для того, чтобы понять, что времена могут стать намного тяжелее. Сказать эту новость своему мужу было самым сложным делом, которое Луиза когда-либо делала. Затем ей пришлось рассказать мальчикам.

Сначала вся семья сидела и рыдала вместе. Но мальчики быстро пришли в норму. Им было больше любопытно, чем страшно. Они не задавали вопросов о смерти; они только хотели знать, могут ли они по-прежнему ходить в школу и церковь и играть со своими друзьями.

«Конечно, можешь», - сказала Луиза.

ЭТО БЫЛО ТОЛЬКО после того, как она сказала Клиффу и мальчикам, что ее собственная боль начала овладевать. Луиза сказала Клиффу, что ей нужно поговорить с кем-нибудь еще. Они решили навестить своего министра.

Луиза ходила в Центральную баптистскую церковь с детства. Иногда она пела соло во время богослужений. А когда у нее были собственные дети, она тоже брала их с собой на воскресные службы. Это была небольшая церковь, насчитывающая всего около 50 членов.Но в то время в крошечной общине было два министра: уходящий министр Рауль Гамиотеа следил за тем, чтобы его заменяющий, Карл Фуэнтес, сориентировался должным образом.

Клифф и Луиза пошли к Фуэнтесу в его офис. Он пытался их утешить. Он ничего не знал ни о гемофилии, ни о СПИДе, поэтому все, что он мог сказать им, это то, что все это каким-то образом было волей Бога.

Луиза и Клифф пошли домой, чувствуя себя немного лучше. Примерно через неделю Фуэнтес и Гамиотеа пришли в их дом.

«Они оба выглядели очень серьезно, - вспоминает Клифф. «Они спросили нас, могут ли они войти поговорить, а затем они попросили нас отправить детей на улицу».

Два министра сначала спросили, примут ли Лучи «любовное приношение» в размере 250 долларов на медицинские расходы детей.

Затем, говорят Лучи, служители попросили их больше не возвращаться в церковь.

«Они сказали нам, что боятся паники», - говорит Луиза. «Они сказали, что думали, что получат телефонные звонки и угрозы от других людей в церкви, если мы приведем сюда наших детей."

Оба служителя отрицают этот счет. Они говорят, что давали Лучам деньги, но никогда не просили их держаться подальше от церкви. Они говорят, что никогда не было разговоров между ними или их прихожанами об исключении Лучей.

Лучи, однако, были ошеломлены: «Мы не могли поверить, что христиане могут так поступать», - говорит Луиза.

Несколько дней спустя пара решила отвести детей на вечерние службы в среду, просто чтобы посмотреть. если бы люди избегали их.Когда они пошли, они почувствовали, что некоторые люди отводят глаза и держатся на расстоянии. Но, возможно, Лучи просто представили это. Сейчас, оглядываясь назад, они не уверены. «С тех пор я много думал об этом, и это могло быть просто паранойей с нашей стороны», - признает Клифф.

Одно можно сказать наверняка: после встречи со служителями и их опыта в церкви Лучи испугались еще больше. Они решили рассказать Джиму Абрахаму, директору Западной начальной школы, о состоянии мальчиков.Он сказал им, что в школе нет политики в отношении СПИДа - это был первый случай, с которым они столкнулись.

Авраам рекомендовал забрать мальчиков из школы и записать их на домашнюю программу. Лучи согласились. Было также решено, что Кенди, у которой тест на антитела к СПИДу отрицательный, сможет продолжать посещать обычные занятия.

ПРОГРАММА ДОМОЙ работала какое-то время. Но вскоре Лучи забеспокоились. Постоянно держать детей дома было нелегко, особенно для Луизы, которая работала в ночную смену в больнице и мало спала с тремя мальчиками в доме.Клифф работал охранником в исправительном учреждении Десото недалеко от города.

Постепенно Лучи пришли к пониманию, что СПИД не передается при случайном контакте, что наличие вируса не означает наличие болезни, что нет никаких медицинских причин удерживать мальчиков вне класса.

Школьная администрация так не считала. Они пытались убедить Лучей, что мальчикам лучше дома. Они сказали, что врачи могут ошибаться - есть вероятность, что они не обнаружили всех путей передачи СПИДа.

Клифф, который все еще злился на проблемы с церковью, был в ярости. Он ходил с большим гневом внутри, ища предлог, чтобы выпустить его наружу. «Какое-то время, - вспоминает он, - если кто-то рассказывал анекдот о СПИДе, я просто хотел перерезать ему глотку».

Клифф рассказал своим начальникам в тюрьме о своих детях. Однажды начальник смены снял его с ОМОНа и поручил другим обязанностям.Клифф взорвался. Он начал чувствовать себя прокаженным - его и его семью исключили из церкви, из школы. Теперь это. Он не ждал объяснений; он вышел.

Позже командир сказал ему, что он изменил назначение, чтобы дать Клиффу больше обычного времени, чтобы он мог быть дома и проводить время со своими детьми. Но Клифф не мог вернуться назад. Он начал думать о том, чтобы уйти от всего, что обернулось против них. Может быть, если они уедут из Аркадии, весь ужасный беспорядок исчезнет.

Итак, в марте прошлого года они переехали в Бэй Минетт, штат Алабама, к матери Луизы. Поскольку ее дом был маленьким, они устроили уборку в заброшенном школьном автобусе на заднем дворе. Это было временное соглашение, пока Клифф не найдет работу. Но в каком-то смысле Бэй Минетт был лучшим временем с начала учебного года для мальчиков. Они вернулись в класс - обычный класс, а не домашняя программа, по которой они были записаны в Аркадии.

Но после того, как мальчики ходили в школу две недели, директор захотел узнать, почему они так сильно отстают от других детей в своих классах.Сначала Клифф солгал: он сказал директору, что мальчики не ходили в школу, потому что у них был гепатит. Потом он понял, что, когда поступят медицинские карты мальчиков, их секрет будет раскрыт. У него было болезненное, знакомое чувство, когда он сломался и сказал директору: «Послушайте, я думаю, мне нужно поговорить с вами об этом ...»

На следующее утро в 7 утра зашел инспектор, чтобы спросить Лучи больше не посылать своих мальчиков в школу.

Клиффорд и Луиза поняли, что у них нет возможности избежать проблемы; казалось, реакция будет такой же везде, куда бы они ни пошли.Поэтому после шести недель в Алабаме они решили вернуться в Аркадию и попытаться снова записать детей в обычные классы.

Вскоре стало ясно, что школьные чиновники ДеСото были более чем когда-либо полны решимости не допускать мальчиков в классы. В качестве компромисса школьный совет предложил братьям портативную автономную классную комнату в кампусе, вдали от обычных учеников. Семья отклонила предложение и в июне подала в суд на школьную систему, заявив, что она незаконна.

Ранее в этом месяце пользователь U.Судья Южного районного суда Тампы постановил, что братьям нужно разрешить вернуться в обычные классы, когда в понедельник (24 августа) начнется учеба. Школьный совет все еще может оспаривать это решение, но все юридические прецеденты на стороне Лучей. В каждом другом оспариваемом деле школьников со СПИДом - даже с детьми, у которых болезнь находится на активной стадии - суды постановляли, что дети должны посещать обычные классы.

Во Флориде нет государственной политики в отношении лечения школьников, больных СПИДом.Местные школьные советы принимают первоначальные решения о том, как поступить с любым ребенком, страдающим инфекционным заболеванием.

Несмотря на широкую огласку этого дела, реакция на споры в Аркадии была сдержанной. Время жатвы. Люди заняты. «Это меня удивило, но на самом деле я ни от кого не слышал», - говорит Авраам, директор, с которым Лучи впервые разговаривали в сентябре прошлого года.

Хотя они говорят, что у них были проблемы с получением квартиры - один домовладелец сказал, что будет сдавать их им только в том случае, если они получат письменное разрешение от своих потенциальных соседей - Лучи говорят, что после своего возвращения они слышали в основном одобрительные комментарии.

Одним из самых сильных союзников Лучей был доктор Джерри Барбоза, гемотолог, который предложил мальчикам пройти тест на антитела к СПИДу. «Глупо, когда с кем-то из этих детей обращаются как с прокаженными из-за невежества некоторых людей», - говорит Барбоза. «Печально, что это происходит в 20 веке».

Клифф Рэй продолжает надеяться, что что-то хорошее выйдет из ситуации в Аркадии. Пока он может думать только об одном: «Я бы сказал, что благодаря всему этому я стал лучшим отцом.Я делаю с ними то, чего никогда раньше не делал. Однажды по дороге домой я услышал по радио песню о том, как боль в сердце делает вашу любовь сильнее. Думаю, именно это и происходит с нами - эта боль заставляет нас становиться сильнее, как семья ».

Луиза обнаруживает, что спит все больше и больше, чтобы спастись. Она также видит признаки возрастающего давления в детях.

Шестилетняя Кенди превратилась в одиночку, как будто она чувствует себя посторонней, потому что не имеет прямого отношения к кризису мальчиков.Не так давно, когда они планировали семейный пикник, Кенди спросила свою маму: «Могу я пойти?»

Рэнди и Роберт ссорились все больше и больше; кажется, что они выражают свой гнев друг другу.

Но самое большое изменение можно увидеть в Рики, самом старом. «Он пытается брать на себя все больше и больше ответственности», - говорит Луиза. «Сейчас он заботится о младших больше, чем когда-либо раньше. Для меня это странно. Я все еще думаю о нем как о маленьком мальчике, но все больше и больше он ведет себя как мужчина.

Луиза посоветовала Рики вести дневник. Запись его мыслей в желтый блокнот, кажется, помогает ему разобраться в своих чувствах.

Это вступительный отрывок:

«Сначала я родился в Аркадии, Флорида. Шли годы, и мы встретили новых друзей. Но через несколько лет мы обнаружили, что у нас есть антитела. Моя мама знала об этом первой. Я думаю, что самым трудным, что ей приходилось делать, было рассказать моему отцу. Через несколько дней она нам рассказала. Да, мы боялись. Но больше всего меня беспокоила школа и то, как другие дети будут относиться ко мне позже...

«Через несколько месяцев мы уехали в другое место, и это была Алабама. Мы веселились восемь дней, а потом пришли наши записи, и нас снова выгнали из школы. Потом мы передумали и переехали. обратно во Флориду. Мы знали, что это будет сложно, но мы сделали это. Потом я заболел и почувствовал себя не очень хорошо. Я никогда не чувствовал себя так, пока это не началось. Теперь я в порядке. Когда я узнал, что собирался зайти в трейлер на школьном дворе, мне это не понравилось.

Спросите мальчиков, что они думают о драке со школой, и все они смотрят в землю и молчат. Наконец говорит Роберт.

«Мы хотим поиграть с другими детьми, - говорит он. - говорит Рэнди.

Но Рики просто смотрит в сторону. Он не говорит ни слова.

Семья, заболевшая СПИДом, покинула город Флорида после ожогов дома

В результате «подозрительного» пожара, уничтожившего их дом в пятницу вечером, родители трех молодых братьев, инфицированных вирусом СПИДа, заявили сегодня, что семья уедет отсюда. город в южной Флориде.

Близкие родственники проживали у родственников в неизвестном месте, когда в каркасном доме вспыхнул пожар. Но пожар, который завершился неделей угроз взрывами и убийством, а также школьным бойкотом в результате возвращения братьев в класс на этой неделе в начале нового учебного года, отправил дядю мальчиков в больницу для лечения отравления дымом.

Родители, Клиффорд и Луиза Рэй, подали в суд на школьную систему округа ДеСото, чтобы заставить ее принять их троих сыновей.Школьный совет запретил братьям посещать начальную школу «Мемориал» прошлой осенью, но 5 августа федеральный суд вынес постановление о восстановлении их на работе.

Когда школа снова открылась в понедельник, из-за бойкота родителей классы остались наполовину пустыми. По словам Рэйса, последовали телефонные угрозы, но миссис Рэй сказала сегодня: «Я никогда не думала, что это зайдет так далеко».

Братья Рэй, у которых есть шестилетняя сестра Кенди, - Ричард, 10 лет; Роберт, 9 лет, и Рэнди, 8 лет. Все они больны гемофилией, и считается, что они заразились вирусом СПИДа в результате заражения препаратами для свертывания крови, которыми их лечили.

«Аркадия больше не наш дом», - сказал г-н Рэй сегодня на пресс-конференции в офисе своего поверенного в Сарасоте, примерно в 40 милях к западу от Аркадии. «Это было ясно нам вчера вечером.»

«Их дети не будут возвращены в школьную систему округа ДеСото», - сказал адвокат Билл Эрл.

Детям сообщили о решении сегодня утром после того, как их родители осмотрели обугленные останки дома. По словам миссис Рэй, дети плакали, но «поняли, что это для их безопасности».«Пожар назван« подозрительным »

Между тем в Аркадии шериф Джо Варнадор охарактеризовал пожар как« подозрительный », но отказался подробно описать какие-либо доказательства.

«Дом очень быстро сгорел, - сказал шериф. '' Внутри довольно плохо. Похоже, они потеряли все ''.

Расследование было передано начальнику службы пожарной охраны, сказал он.

Осмотрев дом сегодня, мистер Рэй сказал, что, по его мнению, в детской спальне начался пожар - это предупреждение.''

Брат г-на Рэя, 27-летний Энди, был единственным, кто находился в доме, когда начался пожар. Сегодня он был в стабильном состоянии в больнице, страдал от отравления дымом, а затем был освобожден, сообщает Associated Press.

Спящего Энди Рэя вытащил из дома друг, Джеймс Смитерс, который только что приехал в гости. Позже Смитерс сказал следователям, что, войдя в дом, почувствовал запах бензина.

Миссис Рэй, которая ни разу не отпустила левую руку своего мужа во время сегодняшней пресс-конференции, сказала, что решение забрать детей из школы было принято потому, что «в следующий раз им, возможно, не так повезет».«Предупреждение крикнуло»

Двоюродный брат мистера Рэя сегодня днем ​​разбирал развалины дома, когда мимо промчалась машина, и один из пассажиров крикнул: «Убирайтесь из Аркадии! Убирайтесь из города, Рэйс! »

Двоюродная сестра Лаури Раммер и ее муж Лони сказали, что им удалось спасти« кристаллы, картины и безделушки »из выпотрошенного дома.

Братья Рэй оказались в центре внимания всей страны в результате того, что их родители предприняли законные усилия по восстановлению их в школе.Г-н Рэй сказал, что семья пыталась ограничить освещение новостей, прося чиновников образования разрешить детям посещать классы за час до начала школы. Запрос был отклонен.

«Я считаю, что политики и школьный совет несут ответственность за случившееся, - сказал г-н Рэй. Он сказал, что руководители образования и политики позволили панике управлять сообществом и не смогли рассказать общественности о вирусе синдрома приобретенного иммунодефицита, который, по словам представителей общественного здравоохранения, может передаваться через обмен жидкостями организма или зараженными иглами, но не через случайный контакт.

Директор школы округа ДеСото, Ларри Браунинг, отверг обвинения, заявив вместо этого, что мальчиков «с самого начала эксплуатировали их родители».

«У нас действует политика конфиденциальности в этом районе», - сказал г-н Браунинг, утверждая, что Лучи виноваты в том, что завоевали сочувствие новостных организаций.

Вспоминая лучи: история нетерпимости, принятия и достоинства - Новости - Sarasota Herald-Tribune

Тихий, как звездочка, легкий ветерок развевает скромную композицию из шелковых цветов, скрывающих могилу трагедии, связанной со СПИДом.

Останки Рики и Роберта Рэя погребены под простой гранитной плитой в Мемориальном парке Палмс в Сарасоте. Бронзовые таблички с именами братьев не намекают на страх, пронизывающий их краткую жизнь.

Запрещенные как опасность для здоровья в школьной системе округа ДеСото после того, как в 1986 году им поставили диагноз ВИЧ, Рики, Роберт и брат Рэнди получили перерыв, когда федеральный судья приказал восстановить детей. Мальчики были больными гемофилией, которые заразились смертельным вирусом через зараженные запасы препарата для свертывания крови под названием Фактор 8.

Но 28 августа 1987 года подозрительный пожар уничтожил их дом в Аркадии. Заподозрили поджог, но следователям не удалось установить источник.

Семья, в которую также входит не зараженная вирусом сестра Кенди, впоследствии переехала в Сарасоту и поступила в начальную школу Госио. Команды сетевых новостей освещали эту раннюю напряженность, которая была снята только после того, как Департамент здравоохранения округа Сарасота возглавил образовательные программы в школах.

«Оглядываясь назад, можно сказать, что это стало образцовой программой для остальной части штата», - говорит бывший директор Др.Марк Магенхайм, чьи усилия были процитированы генеральным хирургом США К. Эвереттом Купом в 1989 году.

«Все сводилось к обращению к здравому смыслу людей посредством образования и науки, а не слухов и мифов», - добавляет Магенхайм, ныне генеральный директор и медицинский директор банка крови сообществ Санкост.

Рики Рэй умер в 1992 году в возрасте 15 лет. Роберту было 22 года, когда СПИД унес его в 2000 году. Вскоре после этого их отец, Клиффорд Рэй, предпринял попытку самоубийства. Он благодарит Луизу, дипломированную медсестру и его 32-летнюю жену, за спасение его жизни.

Отец Клиффорд Рэй отказывается вернуться в те мрачные дни. Ранее этим летом он и жена Луиза переехали в небольшой городок в Алабаме, где они охраняют свой скромный статус.

«Я скучаю по Сарасоте, и когда мы умрем, нас там похоронят», - говорит Рэй, который перевозит тяжелые грузы на больших установках. «Но мы начинаем нашу жизнь заново, и мы просто хотим, чтобы нас оставили в покое. Тогда мы сделали свою долю историй. Сейчас наше время».

Суровое испытание семьи завершилось принятием закона о Фонде помощи при гемофилии Рики Рэя, который предоставил 75 миллионов долларов тем, кто заразился вирусом через зараженные агенты свертывания крови.

Рэнди Рэй, 28 лет, живет в Орландо и борется с ВИЧ с помощью лекарств. Кэнди, 26 лет, тоже живет в Орландо. Клиффорд Рэй говорит, что между ними и приемным сыном по имени Дьюк, который живет в Лейкленде, у них с Луизой четверо внуков.

«Я думаю, что весь этот опыт научил меня тому, как стать лучшим отцом», - говорит Клиффорд. «Я учился на своих ошибках, что сделало меня лучшим дедушкой».

Клиффорд также говорит, что единственный способ оглянуться назад - это с благодарностью: «Я хотел бы поблагодарить жителей Сарасоты за то, что они сделали нас частью семьи в трудные времена и заставили нас чувствовать себя как дома.«

ПРИЧИНА ПОЖАРА НА ЛУЧАХ - МАЛЬЧИКИ НАЧИНАЮТ ШКОЛУ СЕГОДНЯ

Поджог вызвал пожар, в результате которого был разрушен дом трех зараженных СПИДом братьев, сообщили во вторник следователи, но они признали, что у них недостаточно доказательств для ареста подозреваемого.

Тем временем Клиффорд и Луиза Рэй, бежавшие из Аркадии после того, как пожар разрушил их дом 28 августа, планировали позволить своим сыновьям - 10-летнему Рики, 9-летнему Роберту и 8-летнему Рэнди - пойти в школу сегодня в Сарасоте.

Но «Граждане против СПИДа», группа Аркадии, которая выступала против детей Рэя, посещающих школу в их районе, последовала за ними в Сарасоту и планирует провести там семинар сегодня вечером.

Шериф округа ДеСото Джо Варнадор сказал, что его отдел продолжает расследование пожара и надеется произвести арест.

По словам Варнадора, пожар начался в нескольких местах, включая подсобное помещение, коридор и гостиную. Поджигатель использовал «ускоритель», чтобы создать «горячий и быстрый огонь».«Он не мог определить, какой тип воспламеняющейся жидкости использовался.

« Он вошел поджигатель, окропил несколько комнат и поджег спичку », - сказал Армон Саммерал, директор по общественной безопасности округа. произошли в том же районе в течение последних пяти лет, но не стал бы строить предположений, были ли они связаны между собой.

Варнадор сказал, что входная дверь дома Лучей была оставлена ​​открытой в ночь пожара, что является обычной практикой в ​​семье. Человеком дома был брат Клиффорда Рэя, Энди, который заснул перед телевизором.Он был разбужен пламенем и сбежал.

Хотя Варнадор сказал, что существует «очень большая вероятность», что арест не состоится, потому что случаи поджогов трудно доказать, он позже добавил: «Думаю, я собираюсь произвести арест».

Пожар уничтожил дом через пять дней после того, как мальчики Рэя пошли в начальную школу в Аркадии, несмотря на решительные возражения сотен родителей. Школьный совет графства пытался не допустить детей, но в начале августа федеральный судья постановил, что мальчики не представляют опасности для здоровья и должны быть допущены в школу.

Варнадор развеял слухи, циркулировавшие в Аркадии, что кто-то из семьи Рэй был ответственен за пожар.

«На данный момент мы исключили Лучи», - сказал он.

Варнадор также исключил кого-либо, связанного с «Гражданами против СПИДа». Но он уклончиво ответил на вопрос о Джимми Смитерсе, друге семьи Рэев, который был в доме в ночь пожара. Смитерс, который жил по улице от Rays, ранее в этом месяце сказал St. Petersburg Times, что его считают подозреваемым.

Варнадор также исключил кого-либо, связанного с «Гражданами против СПИДа».

Но он уклончиво ответил на вопрос о Джимми Смитерсе, друге семьи Рэй, который был в доме в ночь пожара. Смитерс, который жил по улице от Rays, ранее в этом месяце сказал St. Petersburg Times, что его считают подозреваемым.

Смитерс, 28 лет, сказал, что в ту ночь он пришел к дому, чтобы пригласить Энди Рэя поиграть в бильярд. Он сказал, что видел, как Рэй боролся с огнем из садового шланга, и последовал за ним внутрь, чтобы забрать вещи, прежде чем они были уничтожены.Смитерс сказал, что Рэй начал терять сознание в доме, и ему пришлось ему помочь.

Варнадор сказал, что Смитерсу дали тест на детекторе лжи, единственный тест, проведенный во время расследования. Позже, отвечая на вопросы журналистов о расследовании, Варнадор упомянул, что подозреваемый прошел тест на детекторе лжи.

Когда его спросили, означает ли это, что подозреваемым был Смитерс, Варнадор сказал: «Я бросил тебе кривую, так что это то, с чем тебе придется смириться».

Лучи живут в Сарасоте, стараясь держаться подальше от внимания средств массовой информации и вернуть свою жизнь к нормальной жизни, - сказала их адвокат Джуди Кавано из Сарасоты.

Сегодня трое братьев начнут занятия в начальной школе Госио. Хотя ни один из мальчиков не болен СПИДом, каждый из них заразился вирусом. Считается, что они заразились вирусом из продуктов крови, используемых для лечения гемофилии.

По понедельникам и вторникам по вечерам в округах проводились семинары для информирования родителей о СПИДе. Конференция в понедельник, на которой присутствовало около 500 родителей, была омрачена криками некоторых людей, выступающих против новой политики округа по приему студентов со СПИДом.В зале присутствовали члены движения «Граждане против СПИДа», которые проехали около 45 миль, чтобы принять участие в митинге.

Кавано сказал, что, несмотря на некоторые проблемы на конференции, родители в Сарасоте кажутся более просвещенными и что братьев Рэй следует принимать без особых потрясений.

«Все здесь были так милы, что решили остаться», - сказал Кавано. «Люди изо всех сил стараются помочь».

Однако организация «Граждане против СПИДа» планирует провести «информационный семинар» в Сарасоте на 7 p.м. Сегодня, чтобы ответить на вопросы о СПИДе, сказал президент группы Дэнни Тью. Он сказал, что это совпадение, что встреча проходит в тот же день, когда дети Рэя идут в школу.

«У нас есть право идти куда угодно, пока мы остаемся в рамках закона», - сказал Тью. «Это беспокойство касается более широкой проблемы СПИДа, а не детей Рэя. Это касается не только детей Рэя».

Группа хочет, чтобы Законодательное собрание потребовало, чтобы все школьники прошли тестирование на СПИД, а местные школьные советы предоставили им возможность изолировать их от других детей.

«Надеюсь, мы пойдем в каждый округ ... пока мы не получим достаточно поддержки, чтобы обратиться в Законодательное собрание и принять закон», - сказал он.

Руководители школы Сарасоты заявили, что не планируют отказываться от своей политики в отношении СПИДа в классе, которая была одобрена ведущими органами здравоохранения, такими как генеральный хирург США К. Эверетт Куп.

«Родительские собрания были интересными, - сказала Роберта Палмер, пресс-секретарь школьного совета округа Сарасота.«Было много дезинформации. Есть страх. Есть радость. И есть апатия».

Брат Рэй перенесет операцию в борьбе со СПИДом

Семья, которая боролась со СПИДом, правительство и сельское сообщество все еще испытывают финансовые трудности.

Его до сих пор помнят в стране как одного из трех мальчиков, чья кровь была случайно инфицирована ВИЧ. Отвергнутый соседями, которые боролись за то, чтобы не пускать их в школу, он и его братья плакали, когда кто-то из их небольшого сообщества сжег их дом.

Их семья бежала из Аркадии и округа ДеСото в 1987 году, что является трагедией с первых дней эпидемии СПИДа. С тех пор Лучи так и не оправились.

Сегодня, когда его семья переживает последнее испытание, Роберт Рэй, которому сейчас 22 года, перенесет операцию в All Children's Hospital по удалению селезенки.

Когда он попал в больницу около 10 дней назад, врачи обнаружили увеличенную селезенку - результат гемофилии, которая была у него и его братьев с рождения, и СПИДа, с которым он годами боролся с помощью новейших методов лечения, - сказала его мать. Среда.

«Это самое больное, что он когда-либо был», - сказала 42-летняя Луиза Рэй, которая вместе со своим мужем Клиффордом много раз публично рассказывала о тяжелом положении семьи - от выступлений на сетевом телевидении до пресс-конференций с членами Конгресса.

Несмотря на свой высокий статус, Лучи оказались в затруднительном финансовом положении из-за лет правовой, политической и медицинской борьбы, которая началась в 1986 году, когда лабораторные тесты показали, что антитела к вирусу СПИДа присутствовали в крови их сыновей, Рики, 9 , Роберт, 8, и Рэнди, 7.

Мальчикам вводили зараженные продукты крови за несколько дней до того, как национальная система кровоснабжения была проверена на ВИЧ, вирус, вызывающий СПИД.

Рики умер в 1992 году в возрасте 15 лет, вскоре после того, как избранный президент Билл Клинтон позвонил ему в All Children's, чтобы сказать, что он будет работать над финансированием борьбы со смертельным вирусом.

Выступая в холле All Children's, где их сыновья лечились на протяжении многих лет, Луиза и Клиффорд Рэй рассказали, что недавно переехали из Орландо в Бэй Минетт, штат Алабама.Они сказали, что им нравится более низкая стоимость жизни и более медленные темпы. Но они живут в передвижном доме с двумя спальнями и, по их словам, едва успевают на пособия по инвалидности из-за клинической депрессии Клиффорда Рэя. Они сказали, что ехали в Санкт-Петербург на старых машинах, которые могут быть возвращены в любой момент.

Они могут быть рядом со своим сыном благодаря милости Дома Рональда Макдональда.

Но пара добавила, что они не одни, они являются частью «сообщества» больных гемофилией, разоренного последствиями СПИДа и бездействием правительства, которое привело к его присутствию в системе кровоснабжения в 1980-х годах.

Этим летом пара требовала от Конгресса одобрения финансирования Закона Рики Рэя о помощи при гемофилии, названного в честь их сына, который компенсирует более 5 500 больных гемофилией, заразившихся ВИЧ после получения зараженных продуктов крови.

При выплате 100 000 долларов каждой жертве правительство признает, что проблему можно было бы предотвратить, если бы чиновники более агрессивно отреагировали на предупреждения в конце 1970-х и 1980-х годах.

Законопроект был принят в 1998 году, когда предполагалось, что потребуется 750 миллионов долларов для выплаты компенсации всем больным гемофилией и их выжившим.Но, поскольку Конгресс никогда не финансировал его полностью, жертвы должны соревноваться друг с другом за деньги через систему лотереи.

Хотя фонд назван в честь их сына, Лучи сказали, что их около 3200 человек в списке, чтобы получить 100000 долларов в качестве выживших Рики. По их словам, Рэнди Рэй, которому сейчас 21 год и который работает неполный рабочий день в Орландо, числится в списке около 3600 человек. Луиза Рэй охарактеризовала здоровье Рэнди как хорошее, хотя, по ее словам, у него нет страховки.

Роберт, который никогда не работал из-за болезни, числится около 500 человек в списке, но его родители сказали в среду, что они задаются вопросом, доживет ли он до денег.

«То, что это сделало, остановило его жизнь, - сказал Клиффорд Рэй.

При текущем финансировании ожидание оценивается в четыре года или дольше.

The Rays заявили, что деньги помогут их семье встать на ноги после многих лет борьбы с проблемами, вызванными болезнями их сыновей. Их дочь Кэнди, которой сейчас 19 лет, не страдала гемофилией и никогда не была инфицирована ВИЧ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *