Что такое субсидиарная ответственность в гражданском праве: ГК РФ Статья 399. Субсидиарная ответственность / КонсультантПлюс

Содержание

Сила есть — субсидиарная ответственность найдется

Обратная сила закона

В рассматриваемом деле суды оценивали сущность нормы о контролирующем характере статуса бывшего генерального директора ООО «Товары будущего». Суд округа не согласился с доводами налоговой о применении презумпции контроля. Он отметил: в деле применим абз. 31 ст. 2 закона о банкротстве в редакции № 134-ФЗ. По смыслу этой нормы, бывший директор никак не может считаться контролирующим должника лицом, поскольку исполнял обязанности генерального директора в период с 2009 года до 15 апреля 2014 года, то есть за пределами двухлетнего срока принятия заявления о признании должника банкротом (оно было подано 29 апреля 2016 года). 

«Верховный суд заинтересовался заявителем жалобы, и коллегия решила проверить, не нарушены ли интересы государства нижестоящими судами», — считает Ольга Савина, управляющий партнер Parallel Legal Consulting, которая представляет в этом деле одного из ответчиков. Здесь, как и в нашумевшем споре «Дальней степи», основной кредитор — уполномоченный орган. Его требования составляют 99,93% всей кредиторской задолженности, включенной в реестр.

Последние несколько лет ФНС довольно активно использует механизмы субсидиарной ответственности для взыскания задолженности с контролирующих должника лиц. Судебные акты по таким делам несут важную правотворческую функцию

Ольга Савина, управляющий партнер Parallel Legal Consulting

В кассационной жалобе в ВС налоговая настаивает на применении к директору презумпции доведения должника до банкротства (пп. 3 п. 2 ст. 61.11 закона о банкротстве, п. 26 постановления Пленума ВС № 53). «Основания для привлечения лиц к субсидиарной ответственности возникли в период с 2014 по 2016 годы. Те действия, за которые, по мнению ФНС, должны понести ответственность привлекаемые лица, были задолго до налоговой проверки — и до вступления в силу норм Закона № 266-ФЗ», — объясняет Савина. «Практика по субсидиарной ответственности уже давно складывается не в пользу ответчиков. А если речь идёт об интересах государства, шансы на победу уходят вниз в геометрической прогрессии. Достаточно вспомнить дела ЗАО «Орбита», ООО «Дальняя степь» или ООО «Альянс»», — отметила Юлия Михальчук,специалист по банкротству, советник Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × . 

Вопрос о том, относятся ли доказательственные презумпции к материальным нормам или носят сугубо процессуальный характер, не впервые оказывается в поле зрения российских судов. Так, ВС указывал, что субсидиарная ответственность по своей правовой природе является разновидностью гражданско-правовой ответственности. А материально-правовые нормы о порядке привлечения к этой ответственности применяются на момент совершения вменяемых ответчикам действий (N 308-ЭС17-6757; N 305-ЭС19-10079). Арбитражные суды в ряде актов напрямую признали материальный характер доказательственных презумпций в нормах о субсидиарной ответственности (N 81-р; N 37-О-О; N 262-О-О; N 745-О-О; N 691-О-О; N 3-П; N А45-23369/2011). Кроме того, из акта в акт повторяется следующая формулировка: «Поскольку вопросы субсидиарной ответственности — это вопросы отношений между кредиторами и контролирующими должника лицами, основания субсидиарной ответственности, даже если они изложены в виде презумпций, относятся к нормам материального гражданского (частного) права, и к ним не может применяться обратная сила» (N 09АП-81009/2019; N А35-10085/2015; N А43-36755/2017).

Только иронию может вызвать очередная попытка назвать нормы о презумпциях ответственности по главе III.2 «процессуальными» нормами. Они по сути являются неотъемлимым элементом состава гражданско-правовой ответственности. Кассационные инстанции не раз подчеркивали их материально-правовой характер

Николай Покрышкин, партнер Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж Профайл компании ×  

Причинно-следственная связь 

В деле о банкротстве ООО «Товары будущего» довод заявителя о привлечении к ответственности целой группы лиц базируется на сложной цепи фактических обстоятельств. ФНС утверждает, что должник, уклонившись от уплаты налога на прибыль, попытался скрыть вырученные средства с помощью аффилированных лиц. 

Общепринятой в науке и судебной практике является точка зрения о деликтном характере субсидиарной ответственности. Она базируется на принципе генерального деликта (ст. 1064 ГК). Субсидиарная ответственность является частным случаем деликтной ответственности, наступающей за вмешательство третьего лица в обязательство  (п. 2, 6, 15, 22 постановления Пленума ВС от 21.12.2017 № 53). Деликтные отношения, в свою очередь, обусловлены прямой и непосредственной причинной связью между противоправным деянием и вредом, причиненным потерпевшему. При этом наступление вреда может быть вызвано другими обстоятельствами, и выводить причинно-следственную связь только из хронологии неверно.

Причинно-следственная связь имеет особое значение в отношениях, связанных с возмещением чистых экономических убытков, к которым с некоторыми оговорками относится субсидиарная ответственность. Важная особенность причинно-следственной связи при причинении чистых экономических убытков — это появление в механизме привлечения к ответственности нового субъекта. Доказывание причинно-следственной связи серьезно усложняется тем, что вред причиняется ответчиком не напрямую, а путем проникновения в сферу интересов третьего лица. Например, в договорные отношения, как в случае с субсидиарной ответственностью.

Сейчас уже никого не удивишь привлечением к субсидиарной ответственности рядовых сотрудников, представителей по доверенности или контрагентов. Суды начинают стирать корпоративные оболочки и сразу, минуя юрлицо, привлекать к ответственности его директоров и акционеров

Юлия Михальчук,специалист по банкротству, советник Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании ×    

Законодатель и судебная практика были вынуждены защитить ответчиков от необоснованного взыскания чистых экономических потерь. Они возложили бремя доказывания причинно-следственной связи на заявителя. Недоказанность причинно-следственной связи является основанием для отказа судов в привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности или направления спора на новое рассмотрение (N Ф05-5615/2019; N Ф05-11295/2020; N Ф05-7188/2020; N Ф05-15267/2019).

ВС не ограничился абстрактным разъяснением п. 16 постановления Пленума № 53. Судебная коллегия по экономическим спорам подчеркнула, что за доведение должника до банкротства могут быть привлечены только те лица, чье виновное поведение привело к невозможности погашения задолженности перед кредиторами должника (№ А56-26451/2016). При этом суд указал, что для доказывания такой причинно-следственной связи нужно учесть три критерия:

  • наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника; 
  • ведет ли реализация ответчиком соответствующих полномочий к негативным для должника и его кредиторов последствиям;
  • к ответственности подлежит привлечению лицо, инициировавшее подобную сделку и (или) получившее выгоду от ее совершения. При этом выгода может быть потенциальной.

В деле ООО «Товары будущего» привлекаемое лицо — ООО «Ресурсинвест» — не входило в структуру управления должником. Это обстоятельство заявителем не доказано. Его аффилированность с должником опровергнута вступившим в законную силу решением суда по уголовному делу. Следовательно, этот ответчик не мог оказывать существенного влияния на деятельность должника.

Налоговая не доказала факт причинения вреда ответчиком ООО «Ресурсинвест». Исходя из недоказанности первого критерия, ответчик не мог реализовать описанные в нем полномочия в связи с невозможностью контролировать деятельность должника.

По мнению Арбитражного суда Московского округа, ООО «Ресурсинвест», возведя имущественный комплекс к началу 2012 года, не могло получить выгоду от налоговой недоимки в период с 4 декабря 2012 по 31 декабря 2014 года и с 1 января 2015 года по 30 марта 2016 года. Таким образом, ООО «Ресурсинвест» не строило имущественный комплекс на деньги, полученные путем уклонения должником от налогов. А значит, причинно-следственная связь здесь отсутствует.

«Признание правомерности доводов ФНС может нанести непоправимый вред гражданскому обороту. Действительно, ООО «Ресурсинвест» инициировало описанные сделки. Но не как контролирующее лицо, а как сторона договора — участник нормального гражданского оборота. Речь шла о реализации права на внешнюю свободу договора — его заключение. Сам факт заключения договора с должником, совершившим налоговые правонарушения, не означает аффилированности и намерения причинить вред его кредиторам», — говорит Савина. По ее мнению, в таком случае подлежат оценке условия спорных сделок и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В очередной раз сильный кредитор в деле о банкротстве пытается развернуть уже сложившийся взгляд судебной практики по вопросам, которые важны не только в правовом поле института привлечения к субсидиарной ответственности, но и в целом для разрешения споров с участием госорганов

Ольга Савина, управляющий партнер Parallel Legal Consulting

Субсидиарная ответственность — это… Что такое Субсидиарная ответственность?

Субсидиарная ответственность (от лат. subsidiarus — резервный, вспомогательный) — 1) право взыскания неполученного долга с другого обязанного лица, если первое лицо не может его внести; 2) дополнительная ответственность, возлагаемая на членов, например, полного товарищества, несущих солидарную ответственность, в условиях, когда основной ответчик не способен оплатить долг[1].

В российском гражданском праве, субсидиарная ответственность является дополнительной по отношению к ответственности, которую несет перед потерпевшим основной правонарушитель. Она призвана дополнить его ответственность, усиливая защиту интересов потерпевшего. При этом лицо, несущее такую дополнительную ответственность, совсем не обязательно является сопричинителем имущественного вреда, нанесенного потерпевшему, а во многих случаях вообще не совершает каких-либо правонарушений (например, поручитель, субсидиарно отвечающий за должника в случаях, предусмотренных ст. 363 ГК). Здесь проявляется компенсаторная направленность гражданско-правовой ответственности, определяющая ее специфику

[2].

Нормативное регулирование

Правила применения субсидиарной ответственности указаны в статье 399 Гражданского кодекса РФ. А случаи применения субсидиарной ответственности предусмотрены в ГК более чем в 15 статьях. В силу закона субсидиарно отвечают: по обязательствам казенного предприятия — Российская Федерация (ст. 115 ГК), по обязательствам учреждения — его собственник (ст. 120 ГК), по обязательствам производственного кооператива — его члены (п. 2 ст. 107 ГК). Другие случаи субсидиарной ответственности предусматриваются в ст. ст. 56, 68, 75, 95, 105, 363, 586, 1029 ГК. [3]

Гражданский кодекс РФ не единственный нормативно-правовой акт, который предусматривает возможность субсидиарной ответственности. Также она закреплена в целом ряде законов и подзаконных актов.

Например:

— Региональные отделения и иные зарегистрированные структурные подразделения политической партии отвечают по своим обязательствам находящимся в их распоряжении имуществом. При недостаточности указанного имущества субсидиарную ответственность по обязательствам регионального отделения или иного зарегистрированного структурного подразделения политической партии несет политическая партия [4].

— Учредительными документами профессионального объединения должна устанавливаться его обязанность по осуществлению предусмотренных настоящим Федеральным законом компенсационных выплат, а в отношении членов профессионального объединения — их субсидиарная ответственность по соответствующим обязательствам профессионального объединения [5].

— Лица, подписавшие проспект ценных бумаг, при наличии их вины несут солидарно субсидиарную ответственность за ущерб, причиненный эмитентом владельцу ценных бумаг вследствие содержащейся в указанном проспекте недостоверной, неполной и/или вводящей в заблуждение инвестора информации, подтвержденной ими [6].

— Саморегулируемая организация в пределах средств компенсационного фонда саморегулируемой организации несет субсидиарную ответственность по обязательствам своих членов, возникшим вследствие причинения вреда, в случаях, предусмотренных статьей 60 настоящего Кодекса [7].

— Учреждения Российской академии сельскохозяйственных наук отвечают по своим обязательствам денежными средствами и имуществом, приобретенным ими за счет средств, полученных от приносящей доход деятельности. При недостаточности у учреждений денежных средств и имущества, приобретенного за счет средств, полученных от приносящей доход деятельности, субсидиарную ответственность по обязательствам этих учреждений несет Российская академия сельскохозяйственных наук [8].

— и другими актами.

Порядок применения

При субсидиарной ответственности в обязательстве имеется один (основной) должник, однако в силу закона или условий договора за него дополнительно (субсидиарно) отвечает другое (второе) лицо. Тем самым усиливается правовая защита кредитора. Новое гражданское законодательство существенно расширило сферу применения субсидиарной ответственности, что в интересах надежности имущественного оборота[9].


Применение субсидиарной ответственности можно описать следующей схемой:

1. Основной Должник не исполнил своё обязательство.

2. Кредитор должен предъявить требование к Основному должнику.

3. Основной должник отказался удовлетворить требование Кредитора или Кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование.

4. Кредитор может это требование предъявить лицу, несущему субсидиарную ответственность (то есть требовать исполнения обязательства субсидиарным Ответчиком это право, а не обязанность Кредитора).

5. Лицо, несущее субсидиарную ответственность, должно до удовлетворения требования, предъявленного ему кредитором, предупредить об этом основного должника, а если к такому лицу предъявлен иск, — привлечь основного должника к участию в деле.


Поскольку лицо, несущее субсидиарную ответственность, становится в соответствующих случаях на место основного должника, оно вправе использовать против кредитора имеющиеся у основного должника возражения, которые могут повлиять на удовлетворение требования кредитора об исполнении обязательства[10].

Виды субсидиарной ответственности (исходя из оснований наступления)

Субсидиарная ответственность может быть как договорной так и внедоговорной. То есть наступать как за неисполнение обязательств по договору, так и вследствие указания в законе.

В договорных отношениях она обычно наступает при отказе основного ответчика от удовлетворения предъявленных к нему требований (независимо от наличия или отсутствия у него необходимого для удовлетворения кредиторов имущества). Таковой, например, в силу условий договора может быть ответственность поручителя (п. 1 ст. 363 ГК).

При банкротстве юридических лиц, а также при причинении вреда несовершеннолетними гражданами (в возрасте от 14 до 18 лет), то есть во внедоговорных отношениях, субсидиарная ответственность учредителей (участников) юридических лиц, основных («материнских») компаний и родителей (усыновителей) либо попечителей несовершеннолетних наступает лишь при недостатке у банкротов или причинителей вреда какого-либо имущества, способного удовлетворить интересы кредиторов (п. 3 ст. 56, п. 1 ст. 75, абз. 3 п. 2 ст. 105, п. 2 ст. 1074 ГК), и, следовательно, предполагает предварительное обращение взыскания на такое имущество. Кроме того, здесь, в отличие от договорных отношений, дополнительно необходимо наличие вины в действиях субсидиарно отвечающего лица[2].

См. также

Гражданская ответственность

Солидарная ответственность

Поручитель

Примечания

  1. Райзберг Б. А., Лозовский Л. Ш., Стародубцева Е. Б. «Современный экономический словарь» (ИНФРА-М, 2006)
  2. 1 2 Гражданское право: В 4 т. Том 1: Общая часть: Учебник (издание третье, переработанное и дополненное) / под ред. Е. А. Суханова (Волтерс Клувер, 2008)
  3. См.: Гражданское право: Учебник. Т. I / под ред. О. Н. Садикова) (Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2006)
  4. п. 4 ст. 28 Федерального закона от 11.07.2001 N 95-ФЗ (ред. от 05.04.2009) «О политических партиях» (принят ГД ФС РФ 21.06.2001) // «Российская газета», N 133, 14.07.2001
  5. ст. 27 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ (ред. от 30.12.2008, с изм. от 28.02.2009) «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (принят ГД ФС РФ 03.04.2002) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.03.2009) // «Собрание законодательства РФ», 06.05.2002, N 18, ст. 1720
  6. п. 3 ст. 22.1 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ (ред. от 09.02.2009) «О рынке ценных бумаг» (принят ГД ФС РФ 20.03.1996) // «Собрание законодательства РФ», N 17, 22.04.1996, ст. 1918
  7. п. 1 ст. 55.16 Градостроительного кодекса Российской Федерации от 29.12.2004 N 190-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.2004) (ред. от 30.12.2008) // «Российская газета», N 290, 30.12.2004
  8. абз. 5 п. 4 ч. I Постановления Правительства РФ от 28.02.2009 N 180 «О Российской академии сельскохозяйственных наук» (вместе с «Уставом Российской академии сельскохозяйственных наук») // «Собрание законодательства РФ», 16.03.2009, N 11, ст. 1300
  9. Гражданское право: Учебник. Т. I / под ред. О. Н. Садикова) (Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2006)
  10. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Т. 1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (издание третье, переработанное и дополненное) (под ред. Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина) (Юрайт-Издат, 2007)

Ссылки

Виды ответственности

Что такое субсидиарная ответственность по ГК РФ?

Субсидиарная ответственность – это вид дополнительной ответственности, применяемой в отношении третьего лица в ситуации, когда основной должник не в состоянии покрыть возникшую задолженность. Особенности такого вида ответственности и вопросы применения соответствующих норм законодательства в судебной практике рассмотрены далее.

Фото: Фотобанк Лори

Что такое субсидиарная ответственность по ГК РФ 

Субсидиарная ответственность – это одна из разновидностей гражданской ответственности, возлагаемой на третье лицо как дополнение к ответственности основного должника (далее по тексту – ОД), когда последний не имеет возможности рассчитаться по имеющейся задолженности перед кредиторами.

Перед тем как воспользоваться своим правом представления требований к надлежащему лицу, несущему субсидиарную ответственность, кредитор обязан направить эти требования ОД (п. 1 ст. 399 ч. 1 Гражданского кодекса РФ от 30.11.1994 № 51-ФЗ). Только после того как ОД либо выразит отказ выполнять требования кредитора, либо не представит в разумный срок свой ответ, кредитор может предъявить требования о взыскании долгов с лица, несущего субсидиарную ответственность.

Одновременно п. 2 названной статьи устанавливает ограничения: требовать погашения долгов за счет лица, на которого может быть возложена субсидиарная ответственность, кредитор управомочен, только если задолженность не может быть закрыта посредством бесспорного взыскания средств с ОД или путем зачета встречных требований к нему.

В п. 53 постановления Пленума ВС РФ от 01.07.1996 № 6, Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 8 «О некоторых вопросах…» (далее по тексту – Постановление) разъяснено: предписание закона об обращении кредитора к ОД можно считать выполненным, если кредитор представлял ОД свое требование в письменном виде, но получил от него либо отказ, либо никакого ответа в разумные сроки не пришло. При этом суд, не имея доказательств невозможности погашения кредиторской задолженности за счет ОД, все равно может отказать в иске кредитора к лицу, несущему субсидиарную ответственность (постановление ФАС Московского окр. от 26.04.2010 № КГ-А41/3442-10 по делу № А41-33666/09). 

Случаи возникновения субсидиарной ответственности в гражданском законодательстве 

В гражданском законодательстве предусмотрены различные ситуации возникновения субсидиарной задолженности лица. Субсидиарным должником может стать:

  • Любой полный товарищ, перешедший в статус участника (акционера) хозяйственного общества или члена производственного кооператива – в продолжение 2 лет после преобразования юрлица. Рамки субсидиарной ответственности включают все имущество названного физлица (п. 2 ст. 68 ГК).
  • Участник полного товарищества – собственным имуществом по обязательствам названного юрлица (п. 1 ст. 75 ГК).
  • Полные товарищи, участвующие в товариществе на вере (п. 2 ст. 82 ГК).
  • Лицо, владеющее имуществом казенного предприятия на праве собственности, при несоответствующем объеме имущества такого юрлица несет субсидиарную ответственность перед его кредиторами (абз. 3 п. 6 ст. 113 ГК).
  • Лицо, владеющее имуществом учреждения (частного, государственного, муниципального, автономного) на праве собственности, – при несоответствии объема имущества такого учреждения размеру его кредиторской задолженности (п.  3 ст. 123.21 ГК).
  • Поручитель – отвечает по обязательствам, обеспеченным поручительством. Размеры обязательств ОД и поручителя равны. Субсидиарная ответственность возникает в случае неисполнения или несоответствующего исполнения ОД своих обязательств. Меры субсидиарной ответственности применимы в предусмотренных законодательством или соглашением случаях (п. 1 ст. 363 ГК).
  • Лицо, передавшее свое имущество, находящееся под обременением в виде ренты, другому лицу в собственность. При этом лицо, получившее такое имущество, выступает в роли ОД перед получателем ренты по его требованиям в предусмотренных законом случаях. Законодательством или соглашением сторон в данной ситуации вместо субсидиарной ответственности может быть установлена солидарная (п. 2 ст. 586 ч. 2 Гражданского кодекса РФ от 26.01.1996 № 14-ФЗ).
  • Пользователь коммерческой концессии за вред, нанесенный правообладателю вторичными пользователями (ст. 1029 ч. 2 ГК). 

Субсидиарная ответственность при банкротстве юрлица 

При банкротстве юрлица контролирующие лица могут быть привлечены судом к субсидиарной ответственности, если несостоятельность организации стала прямым последствием действий или указаний названных лиц (п. 22 Постановления). Например, постановление АС Московского окр. от 09.04.2015 № Ф05-3115/2015 по делу № А40-79050/2012.

В п. 2 ст. 61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ установлены правила о презумпции виновности контролирующего лица и привлечении его к субсидиарной ответственности в следующих случаях:

  • если вследствие совершения сделки названным лицом или с его одобрения был нанесен вред имущественным правам кредитора;
  • бухгалтерская и иные виды отчетности, ведение которых предусмотрено законодательством, отсутствует или содержащаяся в ней информация сильно искажена и т.д.

Отметим, что презумпция виновности имеет определнные границы (см. мнение ВС РФ о границах презумпции вины руководителя)

Еще одним основанием для привлечения надлежащего лица к субсидиарной ответственности является не представление заявления о признании юрлица банкротом (ст. 61.12 закона № 127-ФЗ). Например, определение ВС РФ от 17.044.2015 № 302-ЭС15-2518 по делу № А33-19474/2013. При этом суды учитывают, что такая обязанность возникает у менеджера в тот момент, когда добросовестный управленец, находящийся в подобной ситуации, должен был узнать о возникновении признаков банкротства (п. 26 Обзора судебной практики ВС РФ от 20.12.2016).  

При наличии одновременно двух и более лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности по одному делу о банкротстве, суд дает правовую оценку действий каждого из них, определяя размер их вины (например, постановление АС Уральского окр. от 24.01.2017 № Ф09-10907/13 по делу № А60-10461/2013). 

Солидарная и субсидиарная ответственность – различия 

Солидарная ответственность – это равная ответственность нескольких должников перед кредитором по общему обязательству.

Кредитор наделен правом требовать покрытия задолженности от всех солидарных должников сразу или обращаться к конкретному из них. При этом требование кредитора может предусматривать необходимость закрытия всего долга или только его части (п. 1 ст. 323 ГК).

Солидарная ответственность лиц появляется, если предмет обязательства – неделимая вещь, при совместном нанесении вреда и т. д.

Солидарная ответственность группы лиц может быть предписана законом или договором (например, ответственность должника и поручителя перед кредитором – см. п. 1 ст. 363 ГК).

В отличие от субсидиарной ответственности, солидарная не предусматривает обязанности кредитора сначала обратиться к иным лицам с требованием о возмещении долга –  кредитор напрямую обращается к должникам. Субсидиарная ответственность же может применяться к лицу только при соблюдении кредитором порядка предварительного обращения к ОД, установленного в ст. 399 ГК.

Солидарная и субсидиарная ответственность не являются взаимоисключающими понятиями и могут применяться одновременно к одним и тем же лицам. Например, участники полного товарищества совместно отвечают своим имуществом перед кредиторами такого юрлица и при этом несут субсидиарную ответственность(п. 1 ст. 75 ГК).

В законодательстве о банкротстве также применяется аналогичный подход. Например, если юрлицо стало банкротом в связи с действиями нескольких контролирующих лиц, то свою субсидиарную ответственность они несут солидарно (п. 8 ст. 61.11 закона № 127-ФЗ). 

***

Итак, термин «субсидиарная ответственность» может быть заменен по смыслу словосочетанием «дополнительная ответственность». К субсидиарной ответственности могут привлекаться физические лица только после соблюдения кредитором порядка предварительного обращения к основному должнику. Субсидиарная ответственность может быть применена к надлежащим лицам одновременно с солидарной.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц

Библиографическое описание:

Николаев, А. Р. Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц / А. Р. Николаев. — Текст : непосредственный // Право: история, теория, практика : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2011 г.). — Санкт-Петербург : Реноме, 2011. — С. 88-91. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/39/902/ (дата обращения: 30.07.2021).

После внесения существенных изменений в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с апреля 2009 года прошло более двух лет, но практика привлечения к субсидиарной ответственности «контролирующих должника лиц» по-прежнему не велика.

Пункт 4 ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что «Контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу».

Контролирующее должника лицо определяются как «лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью)» (ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».)

Таким образом, в законе содержится открытый перечень лиц, которые могут признаны контролирующими должника и, как следствие, нести субсидиарную ответственность.

Основанием для привлечения к гражданско-правовой ответственности является состав гражданского правонарушения: противоправное действие, вредный результат этого действия, причинная связь между действием и результатом, вина правонарушителя.[1]

Емельянцев В.П. пишет, что «В пункте 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» правило о возможности привлечения к ответственности контролирующего должника лица сконструировано не совсем удачно, поскольку позволяет только установить, с какого момента такое лицо несет субсидиарную ответственность. Об обязательном наличии остальных условий ответственности (о противоправном характере действий, вине, причинной связи) можно опосредованно сделать вывод из оснований для освобождения контролирующего должника лица от субсидиарной ответственности.

Во-первых, это следует из положения о том, что арбитражный суд вправе уменьшить размер ответственности контролирующего должника лица, если будет установлено, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине контролирующего должника лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет контролирующего должника лица, привлеченного к субсидиарной ответственности по обязательствам должника (п. 4 (абз. 1) ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Во-вторых, контролирующее должника лицо не отвечает за вред, причиненный имущественным правам кредиторов, если докажет, что действовало добросовестно и разумно в интересах должника (п. 4 (абз. 2) ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»)».[2]

С таким утверждением можно согласиться лишь отчасти. Заслуживает внимание вывод Емельянцев В.П., что можно сделать опосредованный вывод о наличии таких элементов состава ответственности как вина и причинно-следственная связь, но приведенные нормы не позволяют утверждать об обязательности такого элемента состава гражданско-правовой ответственности как противоправность.

Очевидно, что необходимым условием будет являться недобросовестность и/или неразумность поведения указанных лиц в интересах должника, но это не означает противоправности. Напротив, лицо может действовать добросовестно, но не разумно (тогда как для освобождения от субсидиарной ответственности необходимо доказать добросовестность и разумность действий), и тогда оно будет нести субсидиарную ответственность. Например, если руководитель компании, находящейся на грани финансового краха, обратится к экстрасенсам за советом, и, следуя их рекомендациям, потеряет большую часть активов компании, то он, бесспорно, будет нести субсидиарную ответственность. Хотя такой руководитель и действовал добросовестно на благо своей компании, его действия не будут признаны разумными, поскольку современная наука не признает существования «сверхспособностей» у экстрасенсов.

Таким образом, полагаем, что в приведенных нормах не содержатся указаний на обязательное противоправное поведение контролирующих должника лиц, поэтому противоправность их поведения не будет являться элементом состава этого гражданского правонарушения.

Основанием для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц является следующий состав гражданского правонарушения:

Вред, нанесенный имущественным правам кредиторов, т.е. уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Причинно-следственная связь между исполнением должником указаний контролирующих должника лиц и вредом будет необходимым элементом состава, так как в п. 4 ст. 10 ФЗ «о несостоятельности(банкротстве)», говорится о вреде причиненным в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц. Это подтверждается также и судебной практикой, так в Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2010 N 18АП-5608/20010 по делу N А76-45314/2009, суд, анализируя положения п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, а также п. 3 ст. 56 ГК РФ, пришел к выводу о том, что необходимым условием для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на таких лиц является наличие причинно-следственной связи между использованием ответчиком своих прав и (или) возможностей в отношении должника и действиями должника, повлекшими его несостоятельность (банкротство), а также вины ответчика в банкротстве должника.

В гражданском праве нет единого мнения по вопросу вины. Наиболее распространены две теории вины: психическая и поведенческая. Согласно первой из них, вина определяется как психическое отношение лица к своему действию и его результату. Поведенческая теория вины определяет вину в зависимости от объективных факторов. В обосновании этой позиции приводится абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ: «лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства».

Нельзя не согласиться, что «Для оценки вины должника не имеют никакого правового значений индивидуальные качества должника и тем более его «Психические переживания» в связи с совершенным им правонарушением. Вместо этого используется абстрактная модель ожидаемого поведения в той или иной ситуаций разумного и добросовестного участника имущественного оборота».[3] Полагаем, что целесообразно использование именно поведенческой теории вины в гражданском праве.

Вина контролирующих должника лиц будет презюмироваться, так как согласно абзацу 2 п. 4. ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», «Контролирующее должника лицо не отвечает за вред, причиненный имущественным правам кредиторов, если докажет, что действовало добросовестно и разумно в интересах должника». Таким образом, бремя опровержения недобросовестности и неразумности лежит на контролирующим должника лице, а пока презумпция не опровергнута, лицо считается виновным и может нести субсидиарную ответственность по обязательства должника.

Механизмы привлечения такой ответственности пока не отработаны. Указание на дополнительность такой ответственности приводит многих авторов к обоснованному выводу, что до привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, необходимо сформировать конкурсную массу и реализовать все имущество должника.

Так, Филиппов В.Е. указывает: «До предъявления требований к субъектам субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства юридического лица также должна быть завершена продажа имущества юридического лица - должника и соответственно четко определен размер субсидиарной ответственности, исходя из разницы между определяемым на момент закрытия реестра размером требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и размером удовлетворенных требований кредиторов на момент приостановления расчетов с кредиторами или исполнения текущих обязательств должника в связи с недостаточностью имущества должника, составляющего конкурсную массу (пункт 8 статьи 10 Закона о банкротстве)».[4]

Подобное утверждение находим и в другой работе: «Так, в рамках производства по делу о несостоятельности (банкротстве) должника — юридического лица (точнее — в рамках конкурсного производства) должна быть установлена недостаточность имущества обанкротившегося юридического лица для полного удовлетворения установленных арбитражным судом требований конкурсных кредиторов. Это значит, что должно быть завершено формирование конкурсной массы и после этого завершены расчеты должника (в лице конкурсного управляющего) с конкурсными кредиторами за счет наличного имущества должника».[5]

С такой позицией трудно не согласиться, ведь до реализации имущества должника, не будет определен размер субсидиарной ответственности. Полагаем, что данная проблема может привести к абсолютной нежизнеспособность новеллы законодательства. Реализация имущества должника может затянуться на достаточно долгое время за которое у контролирующего должника лица не останется имущества. Поэтому предлагаем следующее.

Перед реализацией практически всегда (за исключением некоторых случаев, которые для данного вопроса не будут иметь существенного значения) производится оценка имущества должника, и уже на данной стадии становится понятно достаточно ли имущества для покрытия всех обязательств должника.

Бесспорно, что имущество может быть продано гораздо выше оценочной цены, но как показывает практика, в среднем цена продажи ниже в 7,7 раза по сравнению со стартовой ценой.[6] Таким образом, возникает обоснованная необходимость привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности непосредственно после формирования конкурсной массы и оценки имущества, принадлежащего должнику. Это может быть реализовано путем подачи соответствующего ходатайства в Арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, который на основании такого ходатайства привлекал бы контролирующих должника лиц к участию в производстве по делу о несостоятельности.

При этом на отдельном судебном заседании подлежит проверке обоснованность признания конкретного лица контролирующем должника лицом, в связи с чем проверяется наличие всех элементов состава гражданско-правовой ответственности, с особенностями, указанными выше. Если будет установлен необходимый состав гражданско-правовой ответственности, то останется лишь установить размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица, Арбитражный суд уже на этом этапе может признать, что такое лицо будет нести субсидиарную ответственность.

Кроме того, целесообразно рассмотреть вопрос о принятии обеспечительных мер, например, в виде наложения ареста на имущество, контролирующего должника лица. Если Арбитражный суд признает, что указанное лицо является контролирующим должника лицом, то такое лицо подлежит привлечения к участию в деле о несостоятельности, чтобы по завершению реализации имущества (в течении которого, на имущество контролирующего должника лицо наложен арест), данное лицо было привлечено к субсидиарной ответственности.

Если установлен состав гражданско-правовой ответственности, тогда почему риск имущественных потерь должны нести кредиторы? Для контролирующего должника лица необходимо предусмотреть возможность внесения денежных средств на депозит суда, для избегания ареста имущества, также могут быть применены и иные обеспечительные меры.

Предложенный механизм является одним из многих возможных и приведенных в качестве примера. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сегодня не содержит подробно описанной процедуры привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, наличие которой существенным образом бы помогло привлекать указанных лиц к субсидиарной ответственности, хотя возможно практика выработает более действенные средства в рамках существующих положений закона.

Литература:

  1. См.: Алексеев С.С. О составе гражданского правонарушения//Правоведение. 1958. № 1. С.47-53; Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С.5; Гражданское право. В 2-х томах. Т. II. Полутом 2/Под ред. Е.А. Суханова. Изд. 2-е перераб. и доп. М., 2004

  2. Емельянцев В.П. Субсидиарная ответственность по обязательствам страховой организации как средство защиты интересов кредиторов // СПС Консультант Плюс.

  3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга Первая: Общие положения. М. 2006, С. 123

  4. Филиппов В.Е. Привлечение недобросовестных лиц к ответственности за нарушения законодательства о банкротстве // СПС КонсультантПлюс. 2009.

  5. Лукьянцев А.А., Буров В.С. О субсидиарной ответственности по обязательствам несостоятельного юридического лица // Законодательство и экономика. 2010. N 12. С. 36 — 38.

  6. Казьмин Д. Банкроты. Дешево // Газета «Ведомости» 22.06.2011 Internet: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/262576/bankroty_deshevo

Основные термины (генерируются автоматически): субсидиарная ответственность, должник лиц, контролирующий должник лица, банкротство, гражданско-правовая ответственность, конкурсная масса, лицо, обязательство должника, Арбитражный суд, несостоятельность.

Субсидиарная ответственность наследников КДЛ | Lextorium

В деле № А04-7886/2016 о банкротстве ООО «Амурский продукт» рассматривался вопрос о привлечении к субсидиарной ответственности наследников бывшего заместителя генерального директора должника Михаила Шефер – его детей Шефер Натальи, Платона и Тимура в пределах наследственной массы.

Отказывая в удовлетворении заявления в части привлечения наследников к субсидиарной ответственности по  обязательствам должника в пределах наследственной массы, суды исходили из того, что данные требования неразрывно связаны с личностью Михаила Шефера, в связи с чем на его   наследников не может быть возложена  обязанность по возмещению убытков в порядке субсидиарной ответственности.

С ними не согласился Верховный Суд РФ, который в определении от 16.12.2019 № 303-ЭС19-15056 пришел к следующим выводам.

Принципиальным для разрешения требования к наследникам контролирующего должника лица является вопрос о том, входит ли в наследственную массу долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности при банкротстве подконтрольного ему лица.

По общему правилу в состав наследства входит все имущество и долги наследодателя, за исключением случаев, когда имущественные права и обязанности неразрывно связаны с личностью наследодателя либо если их переход в порядке наследования  не  допускается  федеральным  законом (статьи 418 и 1112 ГК РФ, пункт 15 постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 №9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее–постановление № 9).

Субсидиарная ответственность по обязательствам должника (несостоятельного лица) является разновидностью гражданско-правовой ответственности и наступает в связи с причинением вреда имущественным правам кредиторов подконтрольного лица. В части, не противоречащей специальному регулированию законодательства о банкротстве, к данному виду ответственности подлежат применению положения глав 25 и 59 ГК РФ, пункт 2 постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).

Из этого следует, что долг, возникший из субсидиарной ответственности, должен быть подчинен тому же правовому режиму, что и иные долги, связанные с возмещением вреда имуществу участников оборота (статья 1064 ГК РФ). Вопреки выводам судов не имеется каких-либо оснований для вывода о том, что обязанность компенсировать свое негативное поведение (возместить кредиторам убытки), возникающая в результате привлечения к субсидиарной ответственности, является неразрывно связанной с личностью наследодателя. Равным образом гражданское законодательство не содержит запрета на переход спорных обязательств в порядке наследования.

Таким образом, долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к субсидиарной ответственности, входит в наследственную массу. Иное толкование допускало бы возможность передавать наследникам имущество, приобретенное (сохраненное) наследодателем за счет кредиторов незаконным путем, предоставляя в то же время такому имуществу иммунитет от притязаний кредиторов, что представляется несправедливым.

Верховный Суд РФ также отметил, что исходя из этого для реализации права кредитора на судебную защиту не имеет значения момент предъявления и рассмотрения иска о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности: до либо после его смерти. В последнем случае иск подлежит предъявлению либо к наследникам, либо к наследственной массе (при банкротстве умершего гражданина – § 4 главы X Закона о банкротстве) и может быть удовлетворен только в пределах стоимости наследственного имущества (пункт 1 статьи 1175 ГК РФ). При этом не имеет значения вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то имущество, которое было приобретено (сохранено) наследодателем за счет кредиторов в результате незаконных действий, повлекших субсидиарную ответственность.

То обстоятельство, что на момент открытия наследства могло быть неизвестно о наличии соответствующего долга наследодателя, также само по себе не препятствует удовлетворению требования, поскольку по смыслу разъяснений, изложенных в пункте 58 постановления № 9, под долгами наследодателя понимаются не только обязательства с наступившим сроком исполнения, но и все иные обязательства наследодателя, которые не прекращаются его смертью. Соответственно, риск взыскания долга, связанного с привлечением к субсидиарной ответственности, также возлагается на наследников (пункт 22 Обзора ВС РФ №1 (2020) от 10.06.2020).

На большом онлайн-курсе «Введение в банкротство» мы подробно рассматриваем базовые вопросы, которые позволят усилить вашу аргументацию при рассмотрении обособленных споров.

Искушенных в банкротстве практиков приглашаем на новый однодневный практический курс — семинар «Субсидиарная ответственность при банкротстве: разбор практики ВС 2020».

Субсидиарная ответственность при банкротстве

На семинаре 26 марта будет рассмотрено, какие новые решения принес ВС РФ в практику субсидиарной ответственности в 2020 году, какие из них являются эффективными, а какие представляют угрозу для разумно рискующих бизнесменов и потому должны быть ограничительно истолкованы судебной практикой и в перспективе — пересмотрены.

Подробнее

Что такое субсидиарная ответственность, на кого возлагается

В качестве одного из возможных видов гражданско-правовой ответственности российское законодательство выделяет субсидиарную. Определение того, что такое субсидиарная ответственность, можно сделать исходя из положений ст. 399 Гражданского кодекса России. Согласно указанной норме, субсидиарная — это дополнительная ответственность субъекта, который не является основным должником, но к которому кредитор на основании нормативных положений или условий обязательства вправе предъявить требование, которое по определенным причинам должник не может выполнить самостоятельно.

Иначе говоря, субсидиарная ответственность несется не за себя, а за другое лицо (физическое, юридическое) на основании законодательства или достигнутых договоренностей. Посредством этого обеспечивается дополнительная защита интересов кредитора.

Схема использования рычагов субсидиарной ответственности выглядит следующим образом:

— должник не выполняет обязательство перед кредитором;

— кредитор направляет ему свое требование;

— основной должник отказывается от выполнения обязательства или вообще не предоставляет ответа на полученное требование;

— кредитор предъявляет требование к субсидиарному должнику. Причем такое обращение является правом кредитора, реализуемым исключительно по собственному желанию.

Обращаем внимание на то, что применяться меры субсидиарной ответственности могут только в названном порядке. Даже если кредитор знает о наличии дополнительного должника, он не имеет права обратиться к нему сразу — только после получения отказа или отсутствия ответа от основного.

Субсидиарная ответственность за юридическое лицо

В области ведения хозяйственной деятельности субсидиарная ответственность — распространенное явление. К ней можно привлечь тех лиц, которые непосредственно участвуют в управлении юридическим лицом. В частности:

— руководителя организации;

— членов органов управления;

— учредителей и участников;

— ликвидатора или главу ликвидационной комиссии;

— контролирующие органы компании-банкрота, которые своими действиями нанесли вред кредиторам (владелец 50% акций или уставного капитала, лицо, имеющее право заключать сделки от имени компании, члены ликвидкомиссии).

Говоря о том, что такое субсидиарная ответственность именно в отношении к юридическому лицу, можно сделать следующий вывод:

— меры ответственности применяются на основании законодательных положений;

— в роли субсидиарных должников выступают те субъекты, которые могут влиять на деятельность компании;

— как дополнительных должников можно привлечь сразу нескольких лиц из перечисленных. Например, всех учредителей и руководителей организации. Тогда эти лица становятся еще и солидарными должниками, которые в равных долях удовлетворяют заявленное требование;

— используется субсидиарная ответственность исключительно в тех случаях, когда у основного должника, то есть юридического лица, не хватает средств, чтобы удовлетворить требования кредитора. Сначала взыскивается все то имущество компании, на которое можно наложить взыскание, и только после этого выставляется требование к субсидиарным должникам;

— для погашения задолженности перед кредитором используется личное имущество дополнительных должников, а потому для применения мер субсидиарной ответственности в большинстве случаев требуется наличие вины в неисполнении обязательства.

На практике чаще всего вопрос о субсидиарной ответственности руководителей, участников и ликвидаторов компании заходит в процессе банкротства юридического лица и требует профессионального подхода.

Юридическое сопровождение

ЦПУ «Империя» оказывает услуги по всем связанным с субсидиарной ответственностью вопросам. Наши юристы предоставляют консультации, рассказывая, что такое субсидиарная ответственность, разрабатывают схемы привлечения к ответственности руководства должника, а также помогают избежать ее при банкротстве компании.

Подробнее о юридических услугах Центра на странице http://cpu-imperia.ru/bankrotstvo/ и в других разделах нашего сайта.

Коллегия адвокатов «Регионсервис» — межрегиональный лидер в вопросах правовой защиты бизнеса — Соотношение субсидиарной ответственности при банкротстве и гражданского иска в уголовном процессе

Коллегия адвокатов «Регионсервис» — межрегиональный лидер в вопросах правовой защиты бизнеса — Соотношение субсидиарной ответственности при банкротстве и гражданского иска в уголовном процессе

Подождите, идет загрузка…

12.04.2021г.

Соотношение субсидиарной ответственности при банкротстве и гражданского иска в уголовном процессе

Павел Семенцов, соруководитель практики «Реструктуризация и банкротство», принял участие в качестве спикера в Банкротном Клубе, посвященном соотношению субсидиарной ответственности при банкротстве и гражданского иска в уголовном процессе.


Следующая запись Сделки в 2021 году: что нужно учитывать Читать запись

Использование Cookies

Мы используем cookies, чтобы обеспечить максимальное удобство посетителей и лучшую работу сайта. Сookies — это небольшие файлы, состоящие из букв и цифр. Они сохраняются на вашем компьютере или другом устройстве для сбора информации о пользовании сайтом (в том числе представленными на нем сторонними сервисами). Нажимая «Принять», вы соглашаетесь с использованием cookies, если позже не решите их отключить. Пожалуйста, обратите внимание: при удалении или отключении наших cookies вы можете столкнуться с перебоями или ограничениями работы некоторых функций.

Принимаю Узнать о cookies больше Как удалить cookies

iVLG | Блог | Когда материнская компания несет ответственность за действия дочерней компании?

Представьте, что вы изо всех сил старались создать корпоративную структуру, которая минимизировала бы риски. Вы разделили свои корпоративные активы на разные дочерние предприятия, так что все они не могут быть доступны одному кредитору. Теперь против одной из ваших дочерних компаний подан иск, и ваша материнская организация также упоминается в иске, и вам интересно, в какой степени активы материнской компании, включая ее право собственности на все другие дочерние компании, находятся под угрозой.

Основное правило — Материнская корпорация не несет ответственности за действия дочерних компаний

Основное правило заключается в том, что материнские корпорации не несут ответственности за действия своих дочерних компаний. Это правило по умолчанию является причиной того, что многие конгломераты структурированы как иерархия материнских и дочерних корпораций. Верховный суд Соединенных Штатов подчеркнул это основное правило в деле United States v Best Foods:

.

«Общий принцип корпоративного права, глубоко укоренившийся в наших экономических и правовых системах, гласит, что материнская корпорация (так называемая из-за контроля через владение акциями другой корпорации) не несет ответственности за действия своих дочерних компаний.”

Возвращаясь к гипотезе, вы, вероятно, думаете, что у вас все в порядке, поскольку общее правило состоит в том, что ваша материнская корпорация не несет ответственности перед кредиторами вашей дочерней компании. К сожалению, не все так просто. В конце концов, это правило не стоит обсуждать, если не будет одного или двух исключений…

Исключения из основного правила — «Пробить корпоративную вуаль»

Вашингтонское корпоративное право
Материнская корпорация может нести ответственность по обязательствам своих дочерних компаний, если закон штата поддерживает «прорыв корпоративной завесы» — правовой термин искусства, который означает игнорирование защиты ответственности, предоставляемой субъектом с ограниченной ответственностью, например корпорацией или общество с ограниченной ответственностью.Чтобы преодолеть корпоративную завесу и найти материнскую корпорацию, несущую ответственность за долги дочерней компании, истец, подающий иск на материнскую организацию, должен показать, что корпорация имеет явное намерение игнорировать юридическое лицо, чтобы избежать обязательств перед этим истцом.

Что значит «пренебречь юридическим лицом, чтобы избежать обязанности?» Вот где прецедентное право Вашингтона становится немного размытым. Как правило, субъекты должны быть частью мошенничества. Что именно является мошенничеством в этом контексте, не совсем понятно.Одно из общих определений мошенничества — это «неправомерный обман, направленный на получение финансовой выгоды».

В то время как более свежие дела имеют тенденцию к более узкому определению мошенничества в контексте ответственности материнской и дочерней компании, более старые дела в Вашингтоне, которые не были отвергнуты напрямую, охватывают такие принципы, как:

«Корпорацию нельзя использовать в качестве прикрытия или маскировки для избежания корпоративной ответственности, и корпоративная завеса может быть пробита, когда это необходимо для совершения правосудия в определенных случаях».

Эту позицию, изложенную Верховным судом Вашингтона в 1966 году, трудно согласовать с тем фактом, что субъекты с ограниченной ответственностью создаются для ограничения ответственности.Если корпорация может быть проигнорирована в любое время, когда она ограничивает ответственность, это не принесет большой пользы.

Также сравните эти две цитаты из Верховного суда Вашингтона, первую из дела 1966 года, а вторую из дела 2002 года:

«Юридическая фикция корпоративного существования может не приниматься во внимание, если корпорация организована и контролируется таким образом, а ее дела ведутся таким образом, чтобы сделать ее просто инструментом или дополнением к другой корпорации».

«Простое общее владение акциями с теми же должностными лицами, служащими и т. Д., не оправдывает игнорирование отдельных корпоративных идентичностей, за исключением случаев мошенничества с третьим лицом ».

Эти два положения закона почти противоречат друг другу, оставляя неопределенность в отношении важности общего контроля при анализе ответственности материнской и дочерней компании. Что мы можем вынести из этих двух утверждений, так это то, что общий контроль не является определяющим фактором в отсутствие других фактов, но в сочетании с другими фактами он может быть важным фактором.

В то время как корпоративное право Вашингтона не имеет такого количества дел, которые необходимы для разработки надежного свода законов, на который можно было бы положиться, мы можем получить некоторые важные выводы, изучив отношение к корпоративному праву в других штатах, что часто оказывается убедительным в судах Вашингтона. .

Рассмотрение дел по всей стране
При рассмотрении дел по всей стране начинают выявляться некоторые четкие закономерности. Большинство ситуаций, в которых материнское предприятие может быть признано ответственным по обязательствам дочернего предприятия, относятся к одной из трех категорий:

  1. Отдельное предприятие
    Материнская компания может нести ответственность за деятельность своей дочерней компании, если эти две организации являются частью одного коммерческого предприятия. Пример общих фактов для этого типа дел: дочерняя и материнская компании осуществляют недокументированные переводы средств, а дочерняя компания ведет бизнес от имени материнской организации.
  2. Недостаточная капитализация
    Если дочерняя компания недостаточно капитализирована — если она неплатежеспособна с момента своего создания и не имеет каких-либо активов, это может быть основанием для преодоления корпоративной завесы. Например, в деле Garden City Co. v Burden корпорация владела оросительным каналом, а ее дочерняя компания, не имевшая активов, отвечала за эксплуатацию и обслуживание канала. Когда канал затопил, истцы подали в суд на материнскую корпорацию. Суд постановил, что, поскольку операционная компания не имела активов и собственности, было бы несправедливо позволить материнской компании избежать ответственности под предлогом раздельной идентичности двух корпораций.
  3. Мошенническая передача активов
    Если дочерняя компания передает активы материнской корпорации после принятия на себя обязательств и не получает взамен равной стоимости, на материнскую компанию может быть предъявлен иск о возмещении как минимум активов, которые были переданы обманным путем.

Возвращаясь еще раз к нашей гипотезе, что все это означает для вашей материнской компании, которая подвергается атаке со стороны кредитора дочерней компании? Каждый случай уникален, и исход вашего конкретного дела будет зависеть от фактов и обстоятельств вашего дела, но если ваша корпорация не попадает в одну из трех вышеуказанных категорий, есть большая вероятность, что ваша материнская организация избежит ответственности.

Фото: SheldonPhotography | Flickr

Если у вас есть вопросы о вашей корпорации или компаниях с ограниченной ответственностью и их родительских или дочерних компаниях, вы можете связаться с нами по телефону (206) 745-5229 или написать нам по адресу [email protected]

Если вам понравилась эта статья, поделитесь, пожалуйста,:

корпоративное управление Обязательства корпорации ООО Члены материнской компании


Кайл Халтен

Когда я не в офисе, мне нравится готовить, заниматься садоводством и смотреть, как мой маленький сын исследует свою маленькую вселенную.


США — Международное руководство по ответственности материнской компании для иностранных дочерних компаний | Глобальная юридическая фирма

Как и когда материнская компания может нести ответственность за поведение своих (иностранных) дочерних компаний

Хотя законы в каждом штате могут отличаться, общий принцип корпоративного права в федеральных судах Соединенных Штатов 1 заключается в том, что «материнская корпорация. . . не несет ответственности за действия своих дочерних компаний ». 2

Порог ответственности материнской компании за поведение дочерней компании высок — материнская компания не несет ответственности за действия своих зарубежных дочерних компаний в отсутствие агентских или альтер-эго отношений. 3 Истец должен доказать, что дочерняя компания фактически является альтер-эго или агентом материнской компании. Суды полностью отклонили иски за отказ присоединиться к дочерней компании в качестве ответчика, когда не могли быть установлены агентские отношения между материнской и дочерней компанией. 4

Ответственность, основанная на теории альтер эго или агентской деятельности, — это расследование, основанное на фактах, требующее от суда изучения фактов по каждому делу. Для установления этих отношений «контролирующая корпорация» должна была использовать юридическое лицо для совершения мошенничества или настолько доминировала и игнорировала форму юридического лица, что юридическое лицо в первую очередь осуществляло операции с личным бизнесом [подчиненного лица], а не со своим собственным корпоративным бизнесом.’” 5 Истец должен делать больше, чем просто утверждать, что существуют отношения альтер-эго, он должен подробно описывать роль и контроль, которые материнская компания играла над дочерней компанией. 6 Это высокий стандарт, требующий демонстрации практически «полного контроля».

Стоит также отметить, что истцы пытались использовать Закон об иностранном правонарушении (ATS) для предъявления иска американским корпорациям за предполагаемые нарушения, совершенные за пределами США. ATS наделяет федеральные суды юрисдикцией над любыми гражданскими исками, поданными иностранными гражданами за нарушение правонарушения. международного права или договора U.S. Однако сфера юрисдикции ATS в последние годы сузилась, и Верховный суд подтвердил, что он не предоставляет юрисдикцию в отношении правонарушений, совершенных за пределами США, если только они не касаются территории США и не касаются ее территории с достаточной силой, чтобы отменить презумпцию против экстерриториального применения 7 , а также не разрешает федеральным судам признавать причины исков против иностранных корпораций, независимо от их связи с США. 8 Влияние этих событий все еще является предметом дискуссий среди U.Практикующих S. Но устранение возможности предъявить иск иностранным корпорациям в США в соответствии с ATS может привести к увеличению попыток предъявить иски материнским компаниям или корпоративным должностным лицам в США за нарушения прав человека с участием их зарубежных дочерних компаний вместо прямого возбуждения исков против иностранной дочерней корпорации .

Особенности шлюза юрисдикции

Федеральные суды в различных U.С. округа постановила, что если «к ответчику предъявляется иск исключительно в связи с поведением его дочерней компании, дочерняя компания является необходимой и незаменимой стороной» 9 , поскольку без дочерней компании суд не может предоставить истцу полную компенсацию. 10 Это особенно верно, когда дочерняя компания является основным участником исков, в отношении которых подана жалоба. Но если материнская компания является основным действующим лицом, иностранная дочерняя компания не является необходимой и незаменимой стороной. 11

Юрисдикционные споры в U.S. Федеральные суды — обычное дело, и они часто участвуют в судебных разбирательствах в самом начале спора. В Соединенных Штатах истец должен установить, что суд обладает юрисдикцией по делу 12 и персональной юрисдикцией. В целях определения ответственности материнской компании за действия иностранной дочерней компании в данном анализе основное внимание уделяется персональной юрисдикции, которая является полномочием суда требовать от стороны явки перед ним. Суд может иметь общую или конкретную личную юрисдикцию в отношении стороны, у которой есть минимальные контакты с форумом.«Общая юрисдикция разрешает подавать иски против корпорации на форумах, где она находится« в основном дома », что обычно означает место ее регистрации или основное место ведения бизнеса». 13 «Конкретная юрисдикция определяет, существует ли достаточная связь между форумом и поведением ответчика, послужившим основанием для претензий». 14

Таким образом, истец должен будет доказать, что суд обладает личной юрисдикцией осуществлять контроль над материнской компанией.Для установления отношений между принципалом и агентством, достаточных для осуществления судом личной юрисдикции, истец должен достаточно обоснованно утверждать, что иностранные ответчики целенаправленно воспользовались преимуществами ведения бизнеса на федеральном форуме и что иностранное дочернее предприятие действовало с ведома и согласия , или обширный контроль над родителем в США. 15

Более того, если иностранная дочерняя компания является необходимой и незаменимой стороной, как обсуждалось выше, суд должен определить, может ли эта пропавшая иностранная дочерняя компания быть присоединена к U.S. иск в соответствии с правилом 19 (а) Федеральных правил гражданского судопроизводства. «Присоединение» отсутствующей стороны невозможно, если (1) место проведения неподходящее, (2) отсутствующее лицо не подпадает под личную юрисдикцию, и (3) когда присоединение нарушит предметную юрисдикцию. 16

Таким образом, истец должен будет доказать, что суд обладает личной юрисдикцией в отношении иностранного юридического лица, прежде чем оно может быть присоединено. Для этого истец должен либо установить, что у иностранной дочерней компании достаточно минимальных контактов с форумом, как и с материнской компанией, либо установить отношения агентства или альтер-эго.Федеральные суды США, как правило, не решаются прийти к заключению о существовании альтернативного или агентского отношения, позволяющего осуществлять юрисдикцию в отношении иностранного ответчика при отсутствии фактов, устанавливающих обширный контроль. Это представляет собой серьезное препятствие, которое истцы должны преодолеть в качестве порогового вопроса.

Основные недавние дела и события

Одним из примеров, когда суд провел такой анализ, является Carl Schroeter GmbH & KO., KG. против Crawford & Co . 17 В этом случае истцы подали в суд на американскую компанию Crawford & Company («Кроуфорд») на основании предположительно ошибочной проверки поставок яблок в Венесуэле, проведенной 100-процентной дочерней компанией Crawford, Crawford Venezuela Adjustadores de Perdias CA (« Кроуфорд Венесуэла). 18

Кроуфорд отказался от иска из-за отказа присоединиться к незаменимой стороне, утверждая, что Кроуфорд Венесуэла является незаменимой стороной и что Кроуфорд не несет ответственности за действия своей дочерней компании. 19 Кроуфорд далее утверждал, однако, что Кроуфорд Венесуэла не может быть присоединен, потому что суд не обладал личной юрисдикцией над этим.

Суд признал общий принцип США, согласно которому материнская компания не несет ответственности за поведение своей иностранной дочерней компании. Он также признал, что дочерняя компания является необходимой и незаменимой стороной, когда истец стремится привлечь материнскую компанию в США к ответственности за поведение дочерней компании. Суд постановил, что « [s] поскольку Кроуфорд, как корпоративный дедушка или бабушка, не несет ответственности за действия своей дочерней компании в отсутствие агентских или альтер-эго отношений, этот Суд не может присуждать полную компенсацию истцам в отсутствие Кроуфорд Венесуэла. 20 Однако истцы не ссылались в жалобе на какое-либо альтер эго или агентские отношения. Поскольку это расследование требует тщательного изучения фактов, суд пришел к выводу, что истцы могут внести поправки в свою жалобу, чтобы отстаивать такие теории, но потребуется дальнейшее раскрытие, чтобы определить, «могло ли это действие справедливо продолжаться без Crawford Venezuela». 21

Практические выводы и основные выводы из подхода США

В U.S., общее правило состоит в том, что материнские компании обычно не несут ответственности за действия своих дочерних компаний, если истец не может доказать наличие агентских или альтер-эго отношений. При отсутствии таких отношений иностранная дочерняя компания должна быть присоединена к иску, чтобы суд вынес решение о полном возмещении ущерба. Если иностранная дочерняя компания является необходимой и незаменимой стороной, необходимой истцу для получения судебной защиты, истец должен доказать, что суд обладает личной юрисдикцией в отношении этой иностранной дочерней компании.

В заключение, истцам необходимо преодолеть ряд препятствий, чтобы привлечь материнскую компанию к ответственности за действия иностранной дочерней компании или присоединиться к иностранной дочерней компании в судебном иске в США. Материнские компании США могут защитить себя, убедившись, что они не устанавливают необходимое агентство или альтер-эго отношений с иностранной дочерней компанией.

Гражданско-правовая ответственность материнских компаний за нарушение закона ЕС о конкуренции их дочерними компаниями Кэролайн Коффман :: SSRN

16 стр. Добавлено: 23 фев 2019

Дата написания: 8 февраля 2019 г.

Абстрактные

В статье исследуется влияние использования понятия «предприятие» в Директиве ЕС о возмещении убытков по антимонопольному законодательству на гражданско-правовую ответственность материнских компаний за нарушения их дочерних компаний и в более общем плане на других физических и юридических лиц, входящих в одно и то же предприятие.Исследование показывает, что Директива и другие правила законодательства ЕС о конкуренции оставляют место для толкования, которое позволяет государствам-членам поддерживать дополнительные критерии ответственности, такие как вменяемость, адекватность или виновность, для предотвращения переноса теории закона о конкуренции ответственности материнской компании в гражданско-правовые. закон. То, как государства-члены решают вопрос об ответственности материнских компаний по гражданскому праву при транспонировании Антимонопольной директивы о возмещении убытков, отличается. Некоторые государства-члены прямо ввели систему ответственности материнской компании, другие намеренно или непреднамеренно не уточняют этот вопрос.В конечном счете, именно Суд должен будет решить, требует ли Директива о возмещении убытков в отношении антимонопольного законодательства вместе с другими правилами законодательства ЕС о конкуренции от государств-членов ЕС перенести теорию законодательства о конкуренции об ответственности материнской компании в гражданское право. Чтобы не дать материнским компаниям использовать дочерние компании для ограничения их ответственности по закону о конкуренции и побудить их обеспечить соблюдение закона о конкуренции их дочерними компаниями, представляется желательным перенос в гражданское право слегка измененной теории ответственности материнской компании в законодательстве о конкуренции.

Рекомендуемое цитирование: Предлагаемая ссылка