Банкротство ип кратко: процедура, особенности, последствия для должника, как оформить банкротство индивидуального предпринимателя с долгами и без?

Содержание

Банкротство ИП в Чебоксарах - помощь юристов в рассрочку 💼 ЮГ «Делу время»

Предпринимательство – это риск! Именно поэтому и существует институт банкротства физ. лиц

По официальным данным Росстата количество банкротов – физических лиц за половину 2018 года выросло на 51%. Может быть и вам уже пора избавиться от головной боли?

Банкротство ИП = Банкротство гражданина

Задолженность, возникшая в результате коммерческой деятельности предпринимателя переходит на гражданина и будет списываться через процедуру банкротство физического лица. Первым делом, мы бесплатно закроем вам ИП (в том числе с долгами) до начала процедуры. Это делается для того, чтобы у вас была возможность вновь открыть ИП сразу после банкротства.

Спокойствие и свобода

Уже через 4-6 месяцев, по решению суда вы официально получаете статус банкрота, а это означает, что вы больше никому ничего не должны и можете начать финансовую жизнь с чистого листа!

Коллекторы и приставы больше не мотают вам нервы

После подачи заявления в суд о признании вас банкротом, коллекторы общаются уже с нашими юристами, а не с вами.

После признания вас банкротом приставы снимают все ограничения на ваше имущество.

Банкротство ИП, бесплатная консультация - Красноярский юридический центр

Вам необходима помощь юриста?

ИП, также, как любое предприятие, осуществляет коммерческую деятельность, и не застрахован от банкротства. Банкротство ИП возможно в том случае, если имеется масса долгов. Какие же особенности можно выделить в данной ситуации. Само понятие банкротство -  это неспособность полностью выполнить все свои финансовые обязательства. Для того, чтобы признать банкротство ИП, обозначенная им неплатёжеспособность должна быть признана арбитражным судом.   Одна из особенностей банкротства ИП – это то, что при банкротстве ИП употребляются те же правила, которые определены для банкротства гражданина.  Правом объявить

Банкротство ИП наделён только арбитражный суд. Сама процедура банкротства осуществляется  в соответствии с  Арбитражным процессуальным кодексом РФ. В настоящее время нет такого закона, по которому возможно добровольное объявление ИП о своём банкротстве. Это значит, что без решения суда это невозможно.

Чтобы признать ИП банкротом, в арбитражный суд могут обратиться с исковым заявлением следующие лица: должник, кредиторы по всем денежным обязательствам ИП, уполномоченные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти и органы местного самоуправления. Существует положение, по которому определено имущество, которое не является предметом для взыскания при банкротстве ИП. Это жильё гражданина-должника и членов его семьи, земельные участки, на которых расположены объекты, являющиеся предметом ипотеки, предметы домашней утвари и вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и т.

п. Можно сделать вывод, что если у ИП имеются большие долги, которые он не может выплатить, то банкротство может быть выгодным, чтоб избавится от долгов. Минусы этой процедуры заключаются в том, что с момента объявления арбитражным судом решения, в котором ИП признаётся банкротом, ликвидируются все лицензии и статус ИП, а так же он не может быть зарегистрирован вновь в течение года.

Если Банкротство ИП Вам необходимо, то обратитесь к нашим юристам, которые защитят Ваши интересы и проведут процедуру с наименьшими для Вас потерями.

Виды банкротства, основные виды банкротства

Когда предприятие объявляет о своем банкротстве, это говорит о его неплатежеспособности. Не всегда банкротство завершается полной ликвидацией компании. В некоторых случаях фирме целесообразно объявить себя банкротом, чтобы в будущем извлечь из этого дополнительные выгоды. 

Финансисты знают, какие виды банкротства существуют, по каким правилам проходит процедура признания компании неплатежеспособной. По сути, банкротами являются те компании, дебиторская задолженность которых превышает кредиторскую задолженность, а имеющихся активов недостаточно, чтобы погасить ее хотя бы частично.

Содержание

Скрыть
  1. Основные виды банкротства
    1. Реальное банкротство
      1. Техническое банкротство
        1. Преднамеренное банкротство
          1. Криминальные банкротства
            1. Специфика банкротства в России
              1. Исполнение процедуры банкротства

                  Основные виды банкротства

                  Существуют следующие основные виды банкротства:

                  • реальное;
                  • техническое;
                  • криминальное.

                  В первом случае процесс признания компании банкротом чаще всего заканчивается его ликвидацией. Во втором случае при правильном управлении и ряде антикризисных мероприятий можно преодолеть трудности. Криминальное банкротство – неправомерные действия по признанию фирмы неплатежеспособной для того, чтобы извлечь из этого какую-то выгоду.

                  Реальное банкротство

                  Реальное банкротство – вид банкротства, который описывает и определяет абсолютную неспособность юридического лица в короткий, установленный срок восстановить свои финансовые показатели и, соответственно, вернуть платежеспособность. Отсутствие платежеспособности говорит о том, что используемый ранее предприятием капитал был утерян. Если уровень потерь капитала приближен к катастрофическому, далее вести хозяйственную деятельность оно уже не может. Единственный законный способ выйти из указанного положения – объявить себя банкротом посредством соответствующих юридических процедур.

                  Техническое банкротство

                  Термин «техническое банкротство» применяется в той ситуации, когда состояние неплатежеспособности юридического лица или физического лица (предприятия, организации, индивидуального предпринимателя и пр. ) появляется в результате значительной просрочки его дебиторской задолженности. Техническое банкротство появляется в том случае, когда сумма активов предприятия заметно выше его финансовых обязательств, но при этом кредиторская задолженность юридического лица существенно меньше, чем дебиторская. Важно понимать, что грамотное антикризисное управление организацией в течение определенного времени, проведение процедур санирования предприятия может позволить организации не выйти в состояние реального банкротства.

                  Преднамеренное банкротство

                  Преднамеренное банкротства – один из наиболее частых видов криминального банкротства, который фиксируется на территории Российской Федерации. Суть преднамеренного банкротства заключается в том, что несостоятельность и неплатежеспособность организации или частного предпринимателя имитируются. То есть отсутствие средств не является очевидным. Для подобной имитации создаются разного рода подставные фирмы и дочерние предприятия. На их счета осуществляется перевод финансовых средств. Схемы таких переводов, как правило, достаточно запутываются для того, чтобы их было сложно отследить и доказать. У банкротства такого плана может быть только одна цель – не возвращать средства кредиторам. Использовать выведенные деньги со временем, не рассчитавшись по своим финансовым обязательствам.

                  Криминальные банкротства

                  Все виды и подвиды криминальных банкротств достаточно хорошо описываются в Уголовном кодексе Российской Федерации. В статье 196 УК рассказывается о преднамеренном банкротстве, в статье 197 – о фиктивном банкротстве. Статья 195 УК РФ посвящена неправомерным действиям при банкротстве.

                  Криминальным признается банкротство, если должник скрывает имеющиеся у него финансовые обязательства при получении новых кредитов, а также различными способами пытается скрыть собственное имущество. Кроме того, должник приостанавливает текущие платежи, продолжая вкладывать значительные суммы в другие предприятия, приобретать ценности через подставных лиц и т.д.

                  Специфика банкротства в России

                  Криминальные банкротства в России имеют свою специфику и, как правило, представляют собой «уравнение с несколькими неизвестными. Для того, чтобы привлечь должника по статье, необходимо будет обосновать и выявить все факты нарушения процедуры банкротства. Сложность заключается в том, что деятельность предпринимательская и хозяйственная достаточно многоплановая. Далеко не всегда заключенные сделки, полученные в долг средства приводят предпринимателя к получению прибыли. Соответственно, нет и рецептов, соблюдая которыми можно успешно вести бизнес. Невозможно на законодательном уровне однозначно загнать предпринимательскую деятельность в определенные рамки. Соответственно, действия, которые повлекли за собой нанесение крупного ущерба самому бизнесу далеко не всегда носят умышленный характер, и можно говорить о криминальном банкротстве.

                  Исполнение процедуры банкротства

                  Банкротство – далеко не самый приятный путь как для предпринимателя, владеющего собственным предприятием или организацией, так и для физического лица. Однако в некоторых ситуациях другого пути из кризисной ситуации просто нет. Исполнение процедуры банкротства может помочь человеку, имеющему огромные долги, реструктуризировать их. Соответственно, у кредиторов появляется шанс вернуть вложенные деньги за счет имущества юридического или физического лица. Запустить процедуру банкротства должник может самостоятельно. Кроме того, стартовать этот процесс способен и кредитор. Для старта судебного разбирательства в арбитражном суде достаточно наличия внешних признаков банкротства. Для юридических и физических лиц такими признаками считается невыполнение финансовых обязательств на протяжении трех месяцев с того момента, как срок их выполнения наступил. Для кредитных организаций (банков) этот срок составляет всего 14 дней.

                  Совет от Сравни.ру: Если банк, где у вас есть депозит, признан банкротом, не спешите прощаться со своими деньгами. Основная задача ликвидационной комиссии – выплатить всю дебиторскую задолженность. Если вы следите за этим процессом, то получите свои средства обратно.

                  ЗАБЮРИСТ - Юридические услуги в Чите

                  По автоюристу

                  Возврат изъятых водительских прав, езда без прав, лишение прав за выезд на встречную полосу, езда в состоянии алкогольного опьянения, запрещенные световые приборы, оставление места ДТП, превышение скорости, оспаривание необоснованных штрафов.

                  По возврату кредита

                  Страхование жизни при кредитовании, просрочка кредита, задолженность по кредиту, излишне уплаченные проценты, незаконно взимаемые комиссии, отсрочка платежей, ответственность за невозврат кредита, требования коллекторов.

                  По семейному праву

                  Субсидии молодым семьям, материнский капитал, пособия на детей, социальная поддержка семей с детьми, расторжение брака, раздел имущества, алименты, брачный договор, совместная собственность, распоряжение имуществом.

                  По трудовому праву

                  Заключение трудового договора, перевод на другую работу или должность, изменение или прекращение трудового договора, задолженность по зарплате, больничный, права беременных, увольнение, компенсации, командировки, пособие по безработице.

                  По недвижимости

                  Заключение договора купли-продажи (дарения) квартиры, регистрация перехода права собственности, какие нужны документы при регистрации, расторжение договора, преимущественное право покупки доли, признание сделки приватизации недействительной.

                  По военной службе

                  Аттестация, получение жилья, жилищные сертификаты, возмещение вреда военнослужащему, переводы по службе, получение надбавок, выплат, взыскание задолженностей, увольнение с военной службы, восстановление на службе.

                  По земельным вопросам

                  Порядок предоставления земли, арендная плата за землю, дачная амнистия, регистрация земли под строительство, межевание земельных участков, перевод земли в другую категорию, бесплатная приватизация земли, права на землю при продаже дома.

                  По защите прав потребителей

                  Возврат денег, товара, замена товара, гарантия на сезонные товары, качество товара, технически сложные товары, претензия продавцу, просрочка выполнения требований потребителя, возмещение ущерба, штраф в пользу потребителя, моральный вред.

                  По страховым случаям

                  Выплаты по страховому случаю ОСАГО , КАСКО, УТС, страховой случай, страховые риски, отказ в выплате, занижение выплаты, возврат страховой премии, взыскание страхового возмещения в суде, действия в случае ДТП, оценка и экспертиза ТС, суброгация.

                  По жилищным вопросам

                  Право собственности, купля-продажа жилья, долевое участие в строительстве жилья, выселение, вселение, наем, аварийное, ветхое жилье, обеспечение жильем, перевод помещений в жилые (нежилые), перепланировка, переустройство.

                  По арбитражным делам

                  Консультация арбитражного юриста, составление иска в суд, переговоры с ответчиком, работа с жалобами и ходатайствами, разработка правовой позиции по арбитражному спору, участие в судебных заседаниях, сбор доказательств.

                  По наследству

                  Восстановление срока для принятия наследства, наследственные споры, оспорить завещание на квартиру, оформление наследства, признание завещания недействительным, недостойные наследники, составление завещания.

                  Справочник по банкротству и интеллектуальной собственности: руководство по интеллектуальной собственности, Интернету и закону о банкротстве

                  Этот ценный настольный справочник предоставляет вам ресурсы для понимания проблем, связанных с IP, Интернетом и банкротством. Это позволяет практикующему банкротству, имеющему дело с ИС, и эксперту по ИС, занимающемуся банкротством и несостоятельностью, понимать проблемы и подходить к ним с практической точки зрения. В качестве легкодоступного справочника настольный справочник предоставляет более глубокий анализ некоторых наиболее распространенных проблем и важных случаев в этой предметной области.Книга состоит из трех частей, начальные главы посвящены пересечениям между интеллектуальной собственностью, технологиями и банкротством; предполагая базовое понимание основных правовых систем. Также включены обсуждения:

                  • процедуры банкротства активов интеллектуальной собственности
                  • сложных и сложных правил, регулирующих процедуру банкротства лицензий интеллектуальной собственности
                  • интеллектуальной собственности в качестве залога, в первую очередь вопросов совершенства, возникающих во время дел о банкротстве
                  • банкротства и кибер- активы, такие как доменные имена, подключение к Интернету, цифровая валюта, виртуальные активы и учетные записи в социальных сетях
                  • права на неприкосновенность частной жизни и их обращение в делах о банкротстве
                  • основные концепции законодательства о банкротстве, относящиеся к интеллектуальной собственности и вопросам лицензирования
                  • справочная информация о патентах, закон об авторском праве, товарных знаках и коммерческой тайне, включая правила передачи и лицензирования, в помощь специалистам по банкротству

                  Справочник также содержит вспомогательные материалы, которые помогут вам в этом процессе; включая глоссарий ключевых терминов, основные контрольные списки и списки дополнительных ресурсов.

                  Электронные книги, компакт-диски, загружаемый контент и программное обеспечение не подлежат отмене, возврату и возврату. Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию об электронных книгах LexisNexis. Электронные версии этого заголовка могут содержать ссылки на Lexis + ™ для дальнейших юридических исследований. Для доступа к этому контенту требуется действующая подписка на Lexis + ™.

                  стратегий в отношении законов США о банкротстве и информационных технологий | Статьи | Финнеган

                  Автор: Дж.(Джей) Т. Вестермайер

                  Есть много вопросов, которые возникают в связи с составлением, согласованием и обеспечением соблюдения условий лицензии, касающихся банкротства и соответствующих положений условного депонирования исходного кода. В этой статье основное внимание уделяется §365 (n) Кодекса США о банкротстве и нескольким другим разделам Кодекса США о банкротстве, которые больше всего влияют на транзакции в сфере информационных технологий, соглашения и стратегии условного депонирования исходного кода, а также вопросы, касающиеся совершенствования интересов безопасности в интеллектуальной собственности и информационные технологии под U. С. закон.

                  Сначала мы обсудим §365 (n) Кодекса США о банкротстве и ряд стратегий, которые возникли в связи с §365 (n). Затем мы обсудим конкретные проблемы, возникающие в связи с §365 (c) и положениями об автоматическом приостановлении действия согласно законам США о банкротстве. Далее мы обсудим соглашения об условном депонировании исходного кода и стратегии, связанные с получением лицензиатами доступа к исходному коду. Наконец, мы обсудим совершенствование обеспечительных интересов в активах интеллектуальной собственности информационных технологий и уступку активов интеллектуальной собственности при банкротстве.

                  Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства

                  18 октября 1988 г. был принят Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства (публичный закон 100-506). Он представляет собой значительное событие, затрагивающее лицензиаров и лицензиатов программного обеспечения, а также других лицензиаров и лицензиатов интеллектуальной собственности. Практикующие юристы в области информационных технологий и интеллектуальной собственности должны хорошо разбираться в этих поправках к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства.S. Кодекс о банкротстве.

                  Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства добавил новый подраздел (n) в §365 Кодекса США о банкротстве, а также добавил несколько новых определений в §101. 1 Согласно закону США о банкротстве, лицензиары-должники могут отклонить лицензию в своей процедуре банкротства на том основании, что выполнение своих обязательств по лицензионному соглашению является слишком большим бременем для конкурсной массы. Право должника принять или отклонить принудительный договор имеет жизненно важное значение для основной цели реорганизации согласно главе 11 в соответствии с Законом о банкротстве. 2

                  Согласно §365 Кодекса США о банкротстве, лицензиар-должник имеет право отклонить «исполнительные контракты». Право §365 принять или отклонить лицензию ограничено исполнительными контрактами. Исполнительный договор - это любое соглашение, которое содержит существенно невыполненные обязательства обеих сторон, если невыполнение будет являться существенным нарушением. 3 Большинство лицензий на программное обеспечение являются исполнительными контрактами, поскольку у лицензиата есть обязательства по уплате лицензионных сборов, соблюдению конфиденциальности программного обеспечения, надлежащему использованию программного обеспечения или другим существенным обязательствам, а у лицензиара есть такие обязательства, как компенсация и обслуживание и поддержка программного обеспечения.Неисполнительный договор или договор продажи не подлежат отклонению.

                  Раздел 365 (n) предоставляет лицензиату два варианта: рассматривать отказ в выдаче лицензии как существенное нарушение в соответствии с §365 (n) (1) (A) и расторгнуть лицензионное соглашение или принять решение о сохранении лицензии в соответствии с §365 (n). ) (1) (B) с некоторыми изменениями. Согласно первому варианту лицензиат теряет свою лицензию на программное обеспечение, но получает общее необеспеченное требование о возмещении денежного ущерба в соответствии с §365 (g) Кодекса о банкротстве. Как правило, при этом первом варианте лицензиаты получают очень мало в качестве необеспеченных кредиторов и теряют право продолжать использовать лицензионное программное обеспечение.Лицензиат окажется в таком же положении, как и любая другая сторона, чей контракт был отклонен и рассматривался как обычный необеспеченный кредитор с предварительным требованием. Согласно второму варианту лицензиат сохраняет лицензию с теми же правами, которые существовали на дату подачи заявления о банкротстве, но все будущие обязательства лицензиара (такие как возмещение убытков, новые разработки, техническое обслуживание и поддержка) прекращаются, хотя лицензиат обязан продолжать платить лицензионные сборы в объеме, предусмотренном лицензией.Таким образом, очень важно, чтобы лицензиат обеспечил наличие у него достаточных прав по лицензии на дату подачи заявления о банкротстве для продолжения использования лицензионного программного обеспечения. Существует много интересных стратегий использования §365 (n), которые будут обсуждаться ниже.

                  Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства направлен на обеспечение того, чтобы лицензиат интеллектуальной собственности получал выгоду от своей сделки даже после банкротства лицензиара. Раздел 365 (n) предоставляет новую, установленную законом лицензию.«Интеллектуальная собственность» определяется в Кодексе о банкротстве и включает в себя работы масок, авторские права и патенты, возникающие в соответствии с определенными разделами законодательства США, а также патентные заявки и коммерческую тайну без каких-либо географических различий. 4 Торговые марки прямо исключены. Это исключение может оказаться особенно неприятным в связи с лицензиями на распространение программного обеспечения, по которым лицензиат-дистрибьютор распространяет программный продукт с товарным знаком. Существует также озабоченность по поводу авторских прав и патентов, возникающих в соответствии с иностранным законодательством, поскольку определение интеллектуальной собственности в Кодексе о банкротстве, по-видимому, не включает авторские права и патенты в соответствии с иностранным законодательством.

                  Если лицензиат решит сохранить свои права по лицензионному соглашению в соответствии с §365 (n), он должен продолжать выплачивать роялти в соответствии с лицензионным соглашением. Если лицензиат решает сохранить за собой право на использование лицензионного программного обеспечения, он должен отказаться от любого права на зачет, которое он может иметь в отношении убытков, возникших в результате отказа, и любых требований приоритета, которые лицензиат может иметь в результате его работы в соответствии с лицензией. В частности, в соответствии с этими поправками лицензиару запрещается вмешиваться в осуществление лицензиатом своих сохраненных прав.Но в случае отказа лицензиара лицензиар освобождается от своих подтверждающих обязательств по лицензии, включая такие обязанности, как техническое обслуживание, поддержка в обучении, предоставление улучшений или новых выпусков, гарантийные обязательства и обязательства по возмещению убытков. Таким образом, даже при наличии доступа к исходному коду продолжающихся прав лицензиата на использование программного обеспечения может быть недостаточно, поскольку лицензиат не сможет поддерживать и поддерживать программное обеспечение без помощи лицензиара. Риски требуют, чтобы лицензиаты оценили §365 (n) и соответствующие стратегии условного депонирования исходного кода.

                  Поскольку лицензиаты в соответствии с §365 (n) сохраняют только те права, которые существуют на момент банкротства лицензиара, лицензиаты должны убедиться, что лицензионное соглашение прямо включает в себя исходный код и права на обслуживание в рамках своего объема. Важная концепция заключается в том, что вы не можете сохранить права, которых у вас никогда не было. Мы рекомендуем включать текущую лицензию в исходный код, соответствующий лицензионному программному обеспечению, с учетом последующих условий в будущем, основанных на условиях получения доступа к исходному коду.По сути, это лицензия на использование будущих интересов. 5 Мы также считаем, что эта лицензия на исходный код должна включать право на копирование, адаптацию и изменение исходного кода для внутреннего использования и поддержки лицензиатом в соответствии с лицензионным соглашением лицензиата, даже если права не активируются до тех пор, пока не вступит в силу лицензия на исходный код. . Последующее будущее условие может быть связано с получением доступа к исходному коду, хранящемуся для защиты лицензиата, в рамках соглашения об условном депонировании исходного кода или другого события или комбинации событий.

                  Положения лицензии, которые требуют поставки исходного кода, технической документации или другой интеллектуальной собственности в случае банкротства лицензиара, подлежат исполнению в соответствии с этими поправками к Закону о защите интеллектуальной собственности от банкротства. Таким образом, даже если лицензионное соглашение предусматривает доставку исходного кода после банкротства, лицензиат может потребовать, чтобы исходный код был доставлен ему. Если исходный код не был доставлен, лицензиат должен иметь возможность обеспечить соблюдение этих прав поставки в суде по делам о банкротстве, имеющем юрисдикцию над лицензиаром-должником.

                  Другое важное право в соответствии с Законом о защите интеллектуальной собственности от банкротства касается периода после банкротства, но до решения лицензиара об отказе. По письменному запросу лицензиата лицензиар может быть привлечен к исполнению своих обязательств по лицензионному соглашению.

                  Следует отметить, что Закон о защите интеллектуальной собственности от банкротства не рассматривает ситуацию обанкротившегося лицензиата. Должник-лицензиат интеллектуальной собственности может продолжать отказываться от договора исполнителя и, в таком случае, вернуть лицензированную интеллектуальную собственность лицензиару.

                  Ниже мы обсудим, как лицензиат может защитить себя в случае, если лицензиар не дает согласия на подтверждение лицензионного соглашения лицензиатом, то есть лицензиар отклоняет лицензию.

                  Лицензионные соглашения должны конкретно предусматривать права после банкротства, которые может сохранить лицензиат. Необходимо подробно описать продолжающиеся обязательства лицензиата, которые остаются в силе после прав банкротства лицензиара. Например, может оказаться целесообразным скорректировать условия оплаты, чтобы отразить ответственность сторон в случае, если лицензиат решит сохранить лицензионное программное обеспечение и связанный с ним исходный код. Как правило, лицензионные сборы, сборы за продление, обслуживание и т. Д. Косвенно включают роялти за использование лицензированной интеллектуальной собственности, но роялти прямо не обозначены как таковые. Лицензиарам необходимо обеспечить непрерывный поток доходов от сохраняющегося лицензиата. Рекомендуется, чтобы в лицензионных соглашениях отражались лицензионные платежи, которые лицензиат должен уплатить лицензиару в такой ситуации, когда лицензиату предоставляется право сохранить лицензионное программное обеспечение, хотя и без какой-либо поддержки со стороны лицензиара.Это связано с тем, что, если лицензиар не обеспечивает обслуживание, то, вероятно, не будет продолжающегося обязательства платить лицензиару за оставшееся использование программного обеспечения и связанного исходного кода, если единственное существующее обязательство лицензиата, например, заключалось в уплате сборов за обслуживание. .

                  Ниже приведен пример такого типа предоставления:

                  Если Лицензиар отклоняет Лицензионное соглашение в соответствии с Разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве, Лицензиат может решить (i) рассматривать Соглашение как прекращенное в соответствии с Разделом XXX (Расторжение) настоящего Лицензионного соглашения или (ii) сохранить права Лицензиата. по Лицензионному соглашению, включая, помимо прочего, право и лицензию на использование, адаптацию и изменение Лицензионного программного обеспечения и связанного с ним Исходного кода в течение всего срока Лицензионного соглашения и получение полной и текущей копии исходного кода, соответствующего лицензированному программное обеспечение, используемое Лицензиатом из Агента условного депонирования исходного кода или, в случае, если полная и текущая копия Исходного кода не предоставляется Агенту временного хранения исходного кода, то непосредственно от Лицензиара.

                  Принимая во внимание получение копии Исходного кода в соответствии с положениями настоящего Соглашения, Лицензиат соглашается выплачивать Лицензиару вместо любых других сборов годовой гонорар в размере ______ долларов, начиная с момента получения Лицензиаром Исходного кода и постоянно после этого в годовщину такого получения, пока Лицензиат продолжает использовать Лицензионное программное обеспечение или любые его производные.

                  Размер роялти будет отличаться от ситуации к ситуации.Если лицензиар не предоставляет какое-либо обслуживание и поддержку, мы считаем, что роялти должны быть существенно меньше 50 процентов от того, что в противном случае было бы обязательством годового сбора за обслуживание лицензиата. Годовой роялти в размере от 10 до 20 процентов от суммы ежегодного сбора за обслуживание, вероятно, будет разумным в большинстве случаев.

                  Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве требует тщательного планирования и разработки. В этой статье мы рассмотрим ряд рисков и проблем, которые могут возникнуть в связи с §365 (n).Сначала мы рассмотрим конкретные случаи и стратегии, связанные с §365 (n), а затем §365 (c), а затем обсудим различные стратегии условного депонирования исходного кода и совершенство интересов безопасности.

                  Конкретные §365 (n) Случаи и стратегии

                  Избежание заранее оцененных убытков и иностранное регулирующее законодательство

                  In re: EI International 6 было первым судебным постановлением, применяющим поправки к Закону о защите интеллектуальной собственности 1988 года. Постановление показывает, как §365 (n) может использоваться, чтобы избежать наложения заранее оцененных убытков или других убытков и применения иностранного права в соответствии с положением применимого права в исполнительном контракте.

                  В этом случае EI International согласилась поставить свою систему программного обеспечения PMAX канадской государственной коммунальной корпорации Ontario Hydro, адаптированной для удовлетворения требований Ontario Hydro. После того, как El International подала прошение о банкротстве в соответствии с Главой II, EI International отклонила исполнительный контракт с Ontario Hydro в соответствии с §365 Кодекса США о банкротстве.

                  Ontario Hydro потребовала 3 631 533 долларов в качестве компенсации ущерба по контракту, главным образом для устранения недостатков и упущений с целью исправления поставленного программного обеспечения.EI International признала претензию Ontario Hydro только в размере 176 752,00 долларов. Несмотря на то, что рассматриваемый контракт содержал положение о регулирующем праве, требующее соблюдения закона Онтарио, Суд по делам о банкротстве США постановил, что спор в суде по делам о банкротстве регулируется законом США о банкротстве. Таким образом, §365 (n) можно рассматривать как стратегию избежания применения иностранного права при определенных обстоятельствах. Если лицензиар подает заявление о защите от банкротства в Соединенных Штатах, закон США о банкротстве будет применяться к любым контрактам с иностранными сторонами.

                  При таких обстоятельствах Суд по делам о банкротстве пришел к выводу, что иск Ontario Hydro следует рассматривать как любой другой иск, вытекающий из отклоненного исполнительного контракта в соответствии с §365. Отказ от исполнительного договора в соответствии с §365 приводит к отклонению всего договора, включая положения о возмещении убытков. Таким образом, положение о заранее оцененных убытках в контракте было признано не имеющим исковой силы, поскольку «если бы положения о заранее оцененных убытках имели исковую силу, не было бы причин для отказа должника от контракта.«Поскольку Ontario Hydro предпочла сохранить программное обеспечение, а не рассматривать отказ как прекращение, было сочтено, что Ontario Hydro отказывается от любого права на зачет и любых претензий по контракту после подачи ходатайства. Таким образом, суд по делам о банкротстве постановил, что Ontario Hydro имеет право только к ущербу, который он понес бы в качестве претензии до подачи заявления в связи с нарушением контракта со стороны EI International. Допустимая претензия Ontario Hydro, таким образом, ограничивалась фактическими "наличными расходами", которые Ontario Hydro понесла до подачи Петиция EI International по главе 11.Соответственно, §365 (n) также может использоваться как стратегия для ограничения убытков и обязательств по исправлению положения. Эта стратегия, например, может быть полезна в связи с провалом проекта разработки программного обеспечения, в котором лицензиар сталкивается со значительными потенциальными денежными убытками и обязательствами по исполнению.

                  Раздел 365 (n) может использоваться лицензиарами в качестве стратегии сбора платежей

                  Encino Business Mgmt. v. Prize Frize, Inc. , 7 не связано с информационными технологиями, однако это очень важное постановление о банкротстве в отношении того, являются ли лицензионные сборы, уплачиваемые лицензиатом за использование технологий, патентов и прав собственности, «роялти». в смысле 11 U.S.C. §365 (n) (2) (B) и, следовательно, должен продолжать выплачиваться после того, как банкротный лицензиар осуществил свое законное право отклонить договор. Платежи роялти не определены в Кодексе о банкротстве, но история законодательства и это постановление суда предполагают, что вопрос о том, следует ли считать платеж «роялти», должен зависеть от содержания сделки, а не от ярлыка. Эта ситуация является поводом для споров, требующих конкретной ссылки на «выплаты роялти».

                  В соответствии с лицензией лицензиат согласился уплатить лицензиару лицензионный сбор в размере 1 250 000 долларов США, который должен был быть уплачен следующим образом: 300 000 долларов США при исполнении, а затем 50 000 долларов США в месяц до выплаты остатка.Лицензиар подал заявление о защите от банкротства в соответствии с главой 11. Лицензиат прекратил вносить ежемесячные платежи за лицензию на том основании, что в технологии обнаружен дефект конструкции. Затем лицензиар-должник подал заявление, чтобы отклонить лицензионное соглашение и обязать лицензиата выбрать, желает ли он сохранить свои права в соответствии с §365 (n) (1). Суд по делам о банкротстве постановил, что в случае, если лицензиат решит сохранить свои права по соглашению в соответствии с §365 (n) (1), он должен оплатить все лицензионные сборы, причитающиеся в настоящее время, оплатить остаток ежемесячными платежами и отказаться от любых и все права на зачет в отношении контракта в соответствии с применимым законодательством о банкротстве и любые претензии в соответствии с §503 (b) Кодекса о банкротстве, возникающие в связи с выполнением обязательств по соглашению.

                  Когда лицензиат решил сохранить свои права, он был обязан произвести все платежи роялти, причитающиеся по контракту. Лицензиат утверждал, что в лицензионном соглашении проводится различие между роялти и лицензионными платежами и что лицензионные сборы не являются платежами роялти, которые должны быть уплачены в случае удержания. Суд по делам о банкротстве отметил, что §365 (n) неоднократно говорит о «лицензиаре» и «лицензиате» с явным подтекстом, что платежи лицензиара лицензиару за использование интеллектуальной собственности были «лицензионными сборами» или «роялти» и, в качестве роялти, должен оплачиваться лицензиатом, который решает сохранить свою лицензию после банкротства лицензиара. Суд поднял вопрос о том, было ли распределение правомерным с учетом других договорных обязательств лицензиара, по которым он больше не несет ответственности; однако этот вопрос сторонами не поднимался и поэтому не учтен в решении. Это решение суда поддерживает рекомендованное нами распределение и спецификацию «роялти».

                  Дело Encino показывает, как §365 (n) может использоваться для сбора лицензионных сборов и лицензионных отчислений. Например, предположим, что лицензиар - очень маленькая компания или иным образом не может финансировать судебный процесс по взысканию долгов.Лицензиат заявляет основания, реальные или только притворные, для неуплаты лицензиара лицензионных сборов, которые в противном случае причитались. Лицензиат знает, что лицензиар испытывает финансовые проблемы и не имеет средств для возбуждения иска о взыскании с лицензиата. Лицензиар может использовать §365 (n) и суд по делам о банкротстве для взыскания долга лицензиата перед лицензиаром в той степени, в которой лицензиат решит сохранить лицензированную интеллектуальную собственность.

                  Раздел 365 (n) может повлиять на сроки и стратегию приобретения активов ИС в процессе банкротства

                  Постановление Schlumberger Resource Management Services, Inc.v. CellNet Data Systems, Inc. , 8 предоставляет ряд ценных уроков, касающихся покупки активов интеллектуальной собственности в ходе процедуры банкротства, включая любые лицензионные соглашения, относящиеся к активам интеллектуальной собственности.

                  У CellNet Data Systems было лицензионное соглашение с BCN Data Systems. По лицензионному соглашению CellNet получила роялти, равное 3 процентам валовой выручки BCN от технологии CellNet. CellNet продала свои активы интеллектуальной собственности компании Schlumberger, в то время как CellNet находилась в состоянии банкротства.Schlumberger исключил лицензионное соглашение BCN и другие лицензионные соглашения CellNet из активов интеллектуальной собственности, которые компания Schlumberger приобрела у CellNet. Эта покупка фактически разорвала лицензионные соглашения с активами интеллектуальной собственности, которые приобрела Schlumberger. После покупки Schlumberger CellNet отклонила лицензионные соглашения с BCN в рамках процедуры банкротства.

                  После того, как CellNet отклонила свое лицензионное соглашение BCN, BCN решила сохранить свои права в соответствии с §365 (n).Согласно §365 (n) BCN должен был произвести все платежи роялти, причитающиеся по контракту, в течение срока действия контракта. В результате своего избрания в соответствии с §365 (n) BCN было разрешено продолжать использовать лицензированную интеллектуальную собственность, первоначально полученную от CellNet, но при этом она была обязана уплачивать лицензионные платежи, причитающиеся по лицензионному соглашению. Несмотря на то, что Schlumberger приобрела активы интеллектуальной собственности CellNet в ходе процедуры банкротства, Schlumberger не имела права на роялти, связанные с активами лицензионного соглашения, которые были исключены из активов, которые Schlumberger приобрела у CellNet.BCN выплатила гонорары CellNet-должнику, а не Schlumberger.

                  Похоже, что ни Schlumberger, ни CellNet полностью не осознали потенциальный риск того, что BCN может решить сохранить лицензированную технологию в соответствии с §365 (n) в соответствии с условиями лицензионного соглашения CellNet, которое CellNet отклонило. Этот результат говорит о необходимости тщательного анализа рисков §365 (n). Например, могло быть более осмотрительным приобретать лицензионные соглашения как часть приобретения в рамках процедуры банкротства, а затем расторгать лицензионные соглашения после закрытия приобретения в той степени, в которой положения о прекращении допускали такое прекращение.Возможно, это было невозможно, но именно такой анализ следовало провести.

                  Должен признать, что права на товарный знак не покрываются §365 (n)

                  Суд по делам о банкротстве в In re Centura Software Corporation 9 удовлетворил ходатайство комитета должников и кредиторов о вынесении частичного упрощенного судебного решения на том основании, что §365 (n) Кодекса о банкротстве не защищает права лицензиата на использование товарных знаков должника.

                  Суд по делам о банкротстве пришел к выводу, что после отказа в выдаче лицензии контрагент не может продолжать использовать товарные знаки. Raima UK стремилась продолжать продвигать и продавать программные продукты под торговыми марками, принадлежащими должнику, Centura Software Corporation. Raima UK также запросила обновления программного обеспечения и документацию. Согласно §365, если договор отклоняется, считается, что должник нарушил его, и обанкротившееся имущество теряет любую выгоду от договора. Raima UK решила сохранить свои защищенные права на маркетинг и продажу программного обеспечения Raima. Однако, поскольку §365 (n) не распространяется на товарные знаки, Raima UK остается с требованием §365 (g) о возмещении ущерба, причиненного невозможностью использовать товарные знаки в своей деятельности.Суд постановил, что Конгресс недвусмысленно указал, что лицензии на товарные знаки должны быть исключены из §365 (n). Raima Software потеряла свои права на товарный знак, но имеет право подать необеспеченный предварительный иск о возмещении ущерба, причиненного невозможностью использования таких товарных знаков. Суд также отказал Raima в каких-либо улучшениях после подачи петиции, поскольку в результате решения о сохранении лицензии на распространение у Centura Software не было никаких обязательств по поддержке лицензиата.

                  Тот факт, что §365 (n) не включает товарные знаки, может оказаться чрезвычайно важным.Например, предположим, что ваш клиент имеет исключительную лицензию на товарный знак, которая имеет решающее значение для бизнес-планов вашего клиента. Лицензиар испытывает значительные финансовые трудности. Четыре заявителя возбуждают дело о принудительном банкротстве против лицензиара. Если процедура принудительного банкротства будет продолжена, существует значительный риск того, что лицензиар откажется от исключительной лицензии и лицензиат потеряет свои права на товарный знак, несмотря на то, что уже заплатил лицензиару миллионы долларов.В этих обстоятельствах лицензиат, скорее всего, решит, что он вынужден приобрести права на товарный знак у лицензиара. Цена покупки была основана на удовлетворении требований кредиторов лицензиара во избежание предъявления каких-либо залоговых требований в отношении активов товарного знака и иного прекращения процедуры принудительного банкротства в отношении лицензиара. Раздел 365 (n) может потребовать реализации подобных стратегий.

                  Стратегии, связанные с §365 (c) Кодекса США о банкротстве

                  Может ли лицензиат взять на себя лицензию на программное обеспечение в случае, если лицензиат потребует защиты от банкротства? Риск не допущения может оказаться весьма значительным.

                  The
                  In re Sunterra Corp. Постановление

                  Важность вопроса о допущении в отношении лицензий на программное обеспечение для лицензиатов-должников была подчеркнута In re Sunterra Corporation (RCI Technology Corp. v. Sunterra Corp.) 10 Там, Четвертый округ отменил решение окружного суда, постановив, что банкротный должник не имеет права принять на себя указанную лицензию на программное обеспечение RCI без согласия лицензиара программного обеспечения. Мы никогда не видели, чтобы этот риск был устранен ни в одной лицензии на программное обеспечение.Таким образом, это постановление может оказаться очень важным, поскольку оно вызывает необходимость в новой защите контракта для устранения этого риска «допущения».

                  В деле Sunterra Четвертый округ установил, что §365 (c) Кодекса о банкротстве не разрешает Sunterra, лицензиату-должнику, передать RCI свою неисключительную лицензию на программное обеспечение без согласия RCI на такое предположение. Sunterra было запрещено использовать лицензию RCI на использование и изменение Premier Software RCI. В соответствии с лицензионным соглашением по программному обеспечению RCI, Sunterra владела любыми «усовершенствованиями» и предоставила RCI лицензию на использование усовершенствований Sunterra.Sunterra вложила миллионы долларов в Premier Software. В этих обстоятельствах лицензия на программное обеспечение RCI стала критически важной для деятельности Sunterra; однако его способность принять лицензию в рамках плана выхода из банкротства зависела от согласия лицензиара.

                  В ходе процедуры банкротства Sunterra RCI подала ходатайство в суд по делам о банкротстве, чтобы признать ее лицензию на Sunterra отклоненной, и RCI далее утверждала, что, поскольку она отказалась дать согласие на принятие лицензионного соглашения, суд требовался по закону. считать лицензию отклоненной.

                  Вынося решение против Sunterra и ее намерения получить лицензию RCI, Четвертый округ следовал «буквальному тесту», применимому к толкованию и применению §365 (c) Кодекса о банкротстве. Буквальный тест предусматривает, что владеющий должником не может заключать договор об исполнении, несмотря на возражение не должника, если применимый закон (, например, , законы об авторском праве) будет препятствовать уступке уступки гипотетической третьей стороне. Этот запрет применяется даже в том случае, если должник не имеет намерения уступить договор какой-либо третьей стороне.Лицензии на программное обеспечение являются лицензиями с авторским правом. Закон об авторском праве запрещает переуступку лицензии на авторские права без согласия лицензиара, владеющего авторскими правами. Таким образом, §365 (c) подвергает лицензиата риску, если лицензиат когда-либо попытается получить конкретную лицензию на программное обеспечение в ходе процедуры банкротства. Вариант допущения может быть недоступен лицензиату.

                  Четвертый округ определил, что лицензия на программное обеспечение RCI является исполнительным соглашением. В этом постановлении Четвертый округ применил тест Countryman и обнаружил, что лицензия на программное обеспечение RCI была обязательной в то время, когда Sunterra подала заявку на защиту от банкротства, поскольку каждая сторона была должна по крайней мере один продолжающийся материальный долг перед другой в соответствии с соглашением.В частности, каждая из сторон имела постоянное обязательство сохранять конфиденциальность исходного кода программного обеспечения, разработанного другой стороной. Таким образом, Четвертый округ установил, что §365 (c) в буквальном смысле запрещает Sunterra принимать условия лицензионного соглашения RCI без согласия RCI.

                  В соответствии с §365 (c) Четвертый округ рассматривает «предположение» и «уступку» в связи с исполнительной лицензией на программное обеспечение как независимые действия, оба из которых требуют согласия лицензиара.

                  Управление риском непринятия допущения

                  Непризнание лицензии на программное обеспечение в случае банкротства, вероятно, будет очень редким событием. Однако ввиду катастрофических последствий в случае такого отказа от допущения необходимо рассмотреть вопрос об управлении риском допущения.

                  Риск непринятия должен регулироваться положениями контракта. 11 Ниже приводится простое положение, касающееся риска непринятия на себя обязательств.

                  Успенский.Несмотря на любые положения об обратном, в случае, если Лицензиат объявляет о банкротстве и принимает решение принять настоящее Лицензионное соглашение в ходе процедуры банкротства, Лицензиар настоящим соглашается на такое предположение Лицензиата при условии, что Лицензиат соглашается соблюдать все условия Лицензионного соглашения.

                  Это положение начинается с пресловутой фразы «несмотря ни на какие положения об обратном», потому что большинство лицензионных соглашений предусматривают прекращение действия в случае банкротства, даже если такие положения ipso facto недействительны и не имеют исковой силы в соответствии с §365 (e) Кодекса о банкротстве. 12 Согласие лицензиара на предположение происходит только в том случае, если лицензиат принимает решение принять лицензию. Положение не обязывает лицензиата принимать лицензию. В большинстве случаев банкротства лицензиат, скорее всего, откажется от большинства лицензий на программное обеспечение; однако существует условный риск, связанный с допущением, от которого лицензиат должен искать защиты.

                  Постановление Sunterra подчеркивает потенциальную важность решения о вступлении в должность для лицензиатов программного обеспечения в процедурах банкротства.Лицензиаты программного обеспечения должны учитывать риск неприятия, а в некоторых ситуациях должны стремиться управлять этим риском путем включения положения контракта, в котором лицензиар получает предварительное согласие на принятие лицензиатом лицензионного соглашения в случае, если лицензиат примет решение получить лицензию во время процедуры банкротства.

                  Соглашения об условном депонировании исходного кода

                  Целью условного депонирования исходного кода является наличие актуальной и полной копии исходного кода, соответствующей лицензионному программному обеспечению, на хранении в интересах лицензиата в случае, если лицензиар прекращает бизнес-операции или больше не может поддерживать и поддерживать лицензионное программное обеспечение. Механизмы условного депонирования исходного кода должны быть разработаны таким образом, чтобы лицензиат мог взять на себя обязательства лицензиара по поддержке. Помимо получения доступа к исходному коду, существует ряд других стратегий, которые могут быть реализованы, чтобы поставить лицензиата в как можно более сильное положение, если лицензиар терпит неудачу или по другим причинам не может поддерживать лицензионное программное обеспечение.

                  Владение исходным кодом важно для лицензиатов программного обеспечения, которые намереваются модифицировать программное обеспечение. Однако лицензиаты, не имеющие текущего намерения вносить изменения в программное обеспечение, часто рассматривают исходный код как необходимую форму защиты от ситуации, в которой они не могут продолжать использовать программное обеспечение, поскольку лицензиар не может или не желает исправлять ошибки или иным образом поддерживать продукт. .Владение исходным кодом, по мнению клиентов, позволит им вмешаться в брешь и поддерживать систему в рабочем состоянии.

                  Поскольку использование исходного кода (, например, , модификация программного обеспечения и распознавание собственных алгоритмов поставщика и другие коммерческие секреты) принципиально отличается от использования, обычно выполняемого с помощью объектного кода (обработка данных), любой лицензиар, который делает исходный код доступным лицензиат должен включить в свое лицензионное соглашение положение, которое тщательно и точно определяет конкретные права в исходном коде, которые лицензиату разрешено осуществлять.Например, лицензиар может пожелать разрешить лицензиату использовать только предоставленную единственную копию исходного кода и запретить лицензиату делать бумажные или электронные копии для целей, отличных от машинного использования и архивирования. Как отмечалось ранее, лицензиар может пожелать разрешить только определенные типы модификаций программного обеспечения и запретить все другие модификации. Довольно часто изменения вносятся только теми, которые необходимы для обслуживания и поддержки программного обеспечения внутри компании. Практически во всех случаях лицензиар захочет запретить раскрытие и распространение исходного кода.Ни в коем случае исходный код не должен предоставляться в соответствии с лицензионным соглашением, которое дает лицензиату неограниченные права «использовать программное обеспечение» без специальных положений об исходном коде и объеме лицензии, применимой к исходному коду.

                  Лицензиары, которые обычно не предоставляют исходный код своим лицензиатам, часто готовы ответить на запросы лицензиата о депонировании исходного кода на условное депонирование для выгоды и защиты лицензиата. Депонирование исходного кода - это договоренность, согласно которой лицензиар передает исходный код в руки независимой третьей стороне для хранения.Затем, в случае наступления любого из ряда перечисленных событий, таких как прекращение деятельности лицензиара или прекращение поддержки линейки продуктов, лицензиат имеет право получить копию исходного кода. Пользователь должен стремиться к тому, чтобы исходный код и вся другая информация, которая потребуется пользователю для обслуживания самого программного обеспечения, были депонированы на ответственное хранение. Следующие проблемы обычно возникают в связи с созданием условного депонирования исходного кода.

                  Выбор эскроу-агента

                  Стороны должны выбрать эскроу-агента.Ряд компаний занимается депонированием исходного кода и имеет все необходимое для хранения исходного кода на электронных носителях в безопасной контролируемой среде. Многие крупные лицензиары создали условное депонирование исходного кода, и им просто нужно уведомлять агента условного депонирования о дополнительных бенефициарах, когда они получают новых лицензиатов.

                  Уплата пошлин

                  Стороны должны распределить ответственность за оплату расходов по условному депонированию. Типичные затраты включают первоначальную плату за установку, ежегодную плату за обслуживание и сборы в связи с отдельными транзакциями, такими как депозиты и снятие средств.Неспособность платить комиссию за условное депонирование на постоянной основе является наиболее частой причиной развала договоренностей об условном депонировании. Один из способов решения этой проблемы - предоставить лицензиату право оплачивать сборы за условное депонирование и зачислять такой платеж в счет любых других сборов, причитающихся лицензиару. Для этого лицензиат должен стремиться заключить договор с агентом условного депонирования и получать уведомление о невыплате.

                  Проверка кода

                  Лицензиат должен решить, необходимо ли проверять содержимое депозитов лицензиара на счет условного депонирования.Один из методов проверки включает наблюдение за компиляцией депонированного исходного кода в пригодный для использования объектный код. Компиляция может быть продемонстрирована лицензиаром или любой из компаний, занимающихся условным депонированием исходного кода. Иногда качество кода проверяется перед его депонированием с целью оценки риска исходного кода. Если исходный код непонятен, можно рассмотреть дополнительные меры предосторожности. Одна из стратегий - потребовать заполнить видеоурок с исходным кодом, который подробно объясняет код.Другая стратегия заключается в том, что лицензиат имеет право нанимать ключевых программистов-лицензиаров независимо от любого запрета на привлечение сотрудников любой из сторон в случае запуска условия предоставления доступа к исходному коду. Эти стратегии более подробно обсуждаются ниже.

                  Обновления депозита

                  Стороны должны согласовать частоту обновления депозита. Хотя клиенты захотят иметь последнюю версию исходного кода в случае дефолта лицензиара, современное программное обеспечение часто не дорабатывается, и выпуски выпускаются часто.Лицензиары такого программного обеспечения могут сопротивляться обязательству депонировать каждую новую версию, и компромисс, требующий не более определенного количества депозитов в год, может быть разумным. Целью должно быть обеспечение того, чтобы исходный код в значительной степени соответствовал лицензионному программному обеспечению, которое затем используется лицензиатом.

                  Инициирующие события выпуска кода

                  Стороны должны указать события, которые позволят клиенту получить исходный код от агента условного депонирования.Обычно они включают невыполнение лицензиаром обязательства по поддержке программного обеспечения и прекращение деятельности лицензиара, но могут также включать другие события, которые ставят под угрозу способность лицензиара выполнять свои обязательства, даже если дефолта еще не было.

                  Процедуры выпуска кода

                  Стороны должны указать процедуру, с помощью которой лицензиат может получить исходный код от агента условного депонирования. Типичные процедуры требуют письменного уведомления лицензиатом эскроу-агента с описанием события, которое дало лицензиату право получить исходный код.Агент условного депонирования, в свою очередь, направляет лицензиару письменное уведомление о претензии лицензиата. Если лицензиар не оспаривает претензию лицензиата, исходный код выпускается. В качестве альтернативы должна быть согласована процедура разрешения спора лицензиара в отношении претензии лицензиата, и ускоренный арбитраж является обычным средством.

                  Дополнительное соглашение

                  В соответствии с публичным законодательством 100-56 отдельное соглашение об условном депонировании исходного кода называется «дополнительным» к контракту между лицензиаром и лицензиатом.Хорошая идея - убедиться, что обе стороны признают, что соглашение об условном депонировании исходного кода признается обеими сторонами как дополнительное соглашение по смыслу §365 (n) Кодекса о банкротстве, чтобы прояснить, что преимущества §365 (n) предназначены для применения сторонами. Мы предпочитаем трехсторонние соглашения об условном депонировании исходного кода, чтобы лицензиат и лицензиар были наедине с агентом условного депонирования. В трехстороннем контракте лицензиат может иметь право уплатить любые сборы за условное депонирование, которые лицензиар не уплатил, и вычесть любой такой платеж из любых других платежных обязательств, которые лицензиат имеет перед лицензиаром.Это право на оплату признает, что наиболее частой причиной разрыва механизмов условного депонирования является неуплата комиссионных сборов за условное депонирование. В отсутствие трехстороннего соглашения соглашение об условном депонировании программного обеспечения может быть включено в лицензионное соглашение с положениями контракта, требующими, чтобы исходный код оставался актуальным, а соглашение об условном депонировании оставалось в силе в течение срока действия лицензии.

                  Риск исходного кода

                  Следует подчеркнуть, что механизмы условного депонирования исходного кода несут определенные риски.Для сложных систем, даже с доступом к исходному коду, есть определенные опасения, что обслуживание программного обеспечения может оказаться коммерчески непрактичным, поскольку кодирование может быть слишком трудным для понимания в разумные сроки. Оценка риска исходного кода может потребовать обзора кода наряду с другими соображениями.

                  Если программный код непонятен и хорошо документирован, вы можете рассмотреть другие стратегии, чтобы повысить вероятность того, что вы сможете поддерживать код.Одна из стратегий состоит в том, чтобы потребовать от лицензиара подготовить обучающее видео, в котором программисты проведут лицензиата по коду, чтобы программный код был понятен. 13 Аналогичным образом, в дополнение к исходному коду, должна храниться техническая документация, которая поможет в понимании программного кода. Во время переговоров по контракту вы должны убедиться, что все, что потребуется лицензиату для обслуживания и поддержки программного обеспечения, хранится на условном депонировании или предоставляется иным образом.

                  Отказ от запрета на прием на работу

                  Существует ряд положений контракта, которые следует учитывать в связи со стратегиями условного депонирования исходного кода программного обеспечения. Обычно лицензионное соглашение содержит запрет на прием на работу сотрудников лицензиара. Программисты Лицензиара, вероятно, будут наиболее осведомленными в отношении программного кода сотрудниками. Во время переговоров лицензиат должен стремиться определить наиболее знающих программистов и прямо отказаться от любых запретов на их прием на работу в случае, если лицензиату будет предоставлен доступ к исходному коду.

                  Отказ от запрета на обратный инжиниринг

                  Еще одно положение контракта, которое следует учитывать, - это запрет на декомпиляцию, дизассемблирование, перевод или другой обратный инжиниринг. Этот тип запрета на обратное проектирование включен в большинство лицензий на программное обеспечение. В этом нет никакого смысла, если лицензиат получает доступ к исходному коду. Соответственно, мы рекомендуем снять запрет и предоставить лицензиату явное право декомпилировать, дизассемблировать, переводить или иным образом осуществлять обратное проектирование лицензионного программного обеспечения в случае, если лицензиату будет предоставлен доступ к исходному коду.Это может предоставить лицензиату дополнительные права, которые могут оказаться полезными. Например, если предоставленный исходный код не является текущим, это право может предоставить лицензиату права, необходимые для обратного проектирования или иного получения исходного кода для изменений, не включенных в доставленный исходный код. Сопоставляя программное обеспечение на основе предоставленного исходного кода с программным обеспечением, которое фактически использует лицензиат, лицензиат должен иметь возможность создать список изменений. Этот список может использоваться для получения текущего исходного кода от лицензиара или в качестве основы для обратного проектирования изменений.

                  Раздел 117 Права

                  Еще одно положение, которое следует учитывать, относится к §117 Закона об авторском праве, который дает владельцу копии защищенного авторским правом программного обеспечения право изменять программное обеспечение в той степени, в которой это необходимо для использования программного обеспечения, и право на копирование. программное обеспечение для архивных целей. В большинстве судебных постановлений говорится, что лицензиаты не имеют прав, предоставленных в соответствии с §117, потому что они не являются владельцами копии программного обеспечения, переданного им по лицензии. В той степени, в которой лицензиат получает исходный код, мы считаем, что лицензиату должны быть предоставлены все права в соответствии с §117 в отношении программного обеспечения и связанного с ним исходного кода, предоставленного лицензиату по лицензии.Эти права еще больше укрепят права лицензиата на изменение и адаптацию программного обеспечения в случае, если лицензиат должен взять на себя обслуживание и поддержку лицензионного программного обеспечения.

                  Совершенствование обеспечительных интересов и уступок в процедурах банкротства

                  Совершенствование обеспечительных интересов в материалах, защищенных авторским правом

                  In re Peregrine Entertainment, Ltd. против Capitol Federal Savings and Loan Ass'n 14 решает вопрос о том, решает ли Обеспечительный интерес в авторском праве совершенствуется соответствующей регистрацией в U.S. Бюро регистрации авторских прав или в отчете о финансировании UCC-1, поданном в соответствии с законодательством штата.

                  Федеральная ссудно-сберегательная ассоциация Capitol подала финансовые отчеты UCC-1 в Калифорнии, Колорадо и Юте в связи с предоставлением кредитной линии Peregrine. В заявлениях Capitol UCC-1 и в соглашении об обеспечении залог описывается как «[весь] инвентарный список, состоящий из фильмов и всех счетов, договорных прав, движимого имущества, общих нематериальных активов, инструментов, оборудования и документов, относящихся к таким инвентарным запасам, которые сейчас принадлежат или приобретены в будущем со стороны Должника."В Бюро регистрации авторских прав США не было зарегистрировано никаких обеспечительных интересов.

                  Суд отметил, что всеобъемлющая сфера действия положений федерального Закона об авторском праве в отношении записи, наряду с уникальными федеральными интересами, которые они затрагивают, поддерживает точку зрения, «что федеральный закон вытесняет методы штата по совершенствованию обеспечительных интересов в авторских правах и соответствующей дебиторской задолженности». В той мере, в какой у Peregrine были действующие авторские права, Суду по делам о банкротстве было предписано разрешить Peregrine осуществлять свои полномочия по расторжению сделок в соответствии с Кодексом о банкротстве в отношении интересов, в отношении которых Peregrine не подавал свои обеспечительные права в U.S. Бюро авторских прав. Следует отметить, что это решение относится к совершенствованию обеспечительного интереса в зарегистрированных авторских правах. Если обеспечительный интерес используется, например, в отношении коммерческих секретов, незарегистрированных авторских прав и других нематериальных активов, эти обеспечительные интересы должны быть усовершенствованы в соответствии с законодательством штата путем подачи заявления о финансировании UCC-1.

                  In re World Вспомогательная энергетическая компания 15 занимается совершенствованием обеспечительных интересов незарегистрированных авторских прав должника.Девятый округ подтвердил решение окружного суда о том, что у банка Кремниевой долины был усовершенствованный обеспечительный интерес в незарегистрированных авторских правах должника. Здесь соглашение об обеспечении и заявление о финансировании также охватывают «[все] все авторские права, заявки на авторское право, регистрацию авторских прав и тому подобные средства защиты на каждое авторское произведение и производные от него произведения, опубликованные или неопубликованные, находящиеся в собственности или приобретенные в будущем».

                  Девятый судебный округ принял Peregrine и постановил, что для зарегистрированных авторских прав единственное подходящее место для подачи обеспечительного интереса - это Бюро регистрации авторских прав, но отметило, что обеспеченный кредитор не может усовершенствовать обеспечительный интерес в незарегистрированных авторских правах путем записи в Бюро регистрации авторских прав.Только государственная файловая система UCC создает файловую систему, применимую к незарегистрированным авторским правам. В рамках своего обоснования Девятый округ отметил, что Закон об авторском праве предполагает, что большинство авторских прав не будет зарегистрировано. Поскольку авторское право создается каждый раз, когда люди кладут перо на бумагу или пальцы на клавиатуру и закрепляют свои мысли на материальном носителе, писателям, художникам, программистам и веб-дизайнерам будут связывать руки, чтобы они не создавали незарегистрированные авторские права в течение всего дня. ежедневно.Девятый округ отмечает, что Закон об авторском праве устанавливает режим, при котором большинство авторских прав никогда не будет зарегистрировано.

                  Извлеченный урок состоит в том, что обеспеченный кредитор может совершенствовать обеспечительный интерес в незарегистрированном авторском праве в соответствии с законодательством штата, подав финансовый отчет UCC-1 в соответствии с законодательством штата. В той степени, в которой UCC-1 стремится охватить нематериальные права интеллектуальной собственности (, например, , коммерческие секреты, конфиденциальную информацию, доменные имена и т. Д.), Мы рекомендуем прямо включить незарегистрированные авторские права в описание защищенного обеспечения.

                  Объем усовершенствованного обеспечительного интереса в зарегистрированных авторских правах

                  Суд по делам о банкротстве в деле In re Avalon Software, Inc. , 16 определил, что Imperial Bank не смог реализовать свой обеспечительный интерес в программном обеспечении Avalon, защищенном авторским правом, и не имел усовершенствованная безопасность в любом программном обеспечении Avalon, модифицированном программном обеспечении, лицензиях, руководствах или соглашениях, касающихся распространения программного обеспечения и исходящих из этого.

                  Авалон занял деньги у Империал Банка.Банк подал финансовые отчеты UCC-1 государственному секретарю Аризоны, но никогда не подавал заявление о финансировании, соглашение об обеспечении или какой-либо другой документ, подтверждающий его обеспечительный интерес, в Бюро регистрации авторских прав США. Подача заявки в Бюро регистрации авторских прав и использование оговорки о приобретении после приобретения означало бы, что банк усовершенствовал свой обеспечительный интерес в отношении авторских прав и материалов, защищенных авторским правом, а также доходов от них. В результате суд постановил, что на длинный список активов не распространялся обеспечительный интерес банка, включая дистрибьюторские соглашения VAR и полученные от них доходы.С другой стороны, суд постановил, что соглашения об обслуживании, консалтинге и обслуживании Avalon существенно не включали продажу или лицензирование какой-либо материальной «интеллектуальной собственности» и, как таковые, были предметом усовершенствованного обеспечительного интереса банка.

                  Сторонние модификации программного обеспечения, не покрываемые залогом

                  In re: CTek Software, Inc. , 17 занимается рядом очень важных вопросов, связанных с интересами безопасности и банкротством.Партнерство деловых предприятий штата Нью-Йорк усовершенствовало интересы безопасности в компьютерном программном обеспечении CTek, известном как ClienTrak. Обеспечительный интерес включал «исходный код и все права собственности на компьютерное программное обеспечение ClienTrak, включая авторские права 1983, 1984, 1985, 1986 и 1987 годов». Позже, после предоставления обеспечительного интереса, CTek получила всемирное право продавать и разрабатывать программное обеспечение ClienTrak. Принимая во внимание лицензию на распространение, дистрибьютор согласился выплачивать лицензионные отчисления CTek, размер которых со временем будет уменьшаться по мере того, как дистрибьютор вносит изменения в программное обеспечение.В частности, CTek дал дистрибьютору право «производить, копировать, распространять и продавать производные версии программного обеспечения и документации без ограничений». На модифицированную версию программного обеспечения дистрибьюторов не распространялся обеспечительный интерес, принадлежащий Партнерству деловых предприятий штата Нью-Йорк. В индустрии программного обеспечения подобное соглашение о распространении фактически передает технологию от лицензиара лицензиату дистрибьютора. New York Business Venture Partnership совершила большую ошибку, не обеспечив применимость своего залога безопасности к улучшенному программному обеспечению.

                  Вопрос, который рассматривался Судом по делам о банкротстве, касался степени обеспечительного интереса, который Партнерство деловых предприятий штата Нью-Йорк имело в исходном коде, в свете изменений, внесенных дистрибьютором после того, как обеспечительный интерес Партнерства был усовершенствован. Спор касался изменений, внесенных в программное обеспечение ClienTrak после версии 3.7.2.B. Суд по делам о банкротстве сослался на дело Stewart v. Abend , 18 , заявив, что «аспекты производной работы, добавленные автором производной работы, являются собственностью автора, но элемент, извлеченный из ранее существовавшей работы, остается на безвозмездной основе от владельца. из ранее существовавших работ."

                  Суд по делам о банкротстве также отметил, что «[работы], в значительной степени производные от предыдущих работ, независимо от того, защищены ли ранее существовавшие работы авторским правом или находятся в общественном достоянии, также подлежат защите авторским правом, если производная работа сама по себе является оригинальной». Суд по делам о банкротстве счел, что исправления ошибок достаточно оригинальны, чтобы быть независимо созданными объектами, охраняемыми авторским правом, то есть что они не были «тривиальными» в смысле авторского права. Суд постановил, что модификации программного обеспечения, внесенные программистами дистрибьютора, требуют независимых усилий и суждения.Фактически суд по делам о банкротстве, опираясь на доказательства экспертов, отметил, что «сложнее изменить исходный код другого программиста, чем создать свой собственный». Поскольку версии 3.7.2.B программного обеспечения ClienTrak, подпадающего под залог Партнерства деловых предприятий штата Нью-Йорк, могли быть отделены от текущей производной рабочей версии программного обеспечения ClienTrak, суд постановил, что обеспечительный интерес не покрывают модификации программного обеспечения, сделанные дистрибьютором.

                  Следовательно, благодаря возможности отделить модификации от текущей версии (предположительно, просто ссылаясь на архивную копию исходного программного обеспечения), дистрибьютор смог преодолеть доктрину присоединения.Суд по делам о банкротстве также постановил, что у дистрибьютора была лицензия CTek на производное программное обеспечение, защищенное авторским правом, модификации программного обеспечения отвечали требованиям оригинальности законодательства об авторском праве, и дистрибьютор владел этими изменениями программного обеспечения без каких-либо прав удержания со стороны New York Business Venture Partnership. .

                  В результате обеспечительный интерес, принадлежащий New York Business Venture Partnership, был сильно обесценен, поскольку он не применялся к усовершенствованному программному обеспечению. Это относилось только к более старой версии, которая стала технологически устаревшей.

                  Совершенствование обеспечительных интересов в выданных патентах

                  В деле Moldo против Matsco, Inc. (In re: Cybernetic Servs, Inc.) , 19 Девятый округ подтвердил решение Апелляционной комиссии о банкротстве, что ни Закон о патентах также статья 9 Единого коммерческого кодекса требует, чтобы держатель обеспечительного интереса в патенте совершенствовал этот обеспечительный интерес в Федеральном ведомстве по патентам и товарным знакам (PTO). В данном случае обеспечительный интерес был усовершенствован в соответствии со статьей 9 до подачи заявления о банкротстве путем подачи заявления государственному секретарю штата Калифорния.

                  Раздел 261 Закона о патентах гласит, что «[] переуступка, предоставление или передача являются недействительными по отношению к любому последующему покупателю или залогодержателю за ценное вознаграждение без уведомления, если это не зарегистрировано в Ведомстве по патентам и товарным знакам в течение трех месяцев с его дата или до даты такой последующей покупки или ипотеки ". В Законе о патентах не упоминается требование о подаче обеспечительного интереса. В PTO необходимо регистрировать только передачу прав собственности.Обеспечительный интерес в патенте не подразумевает передачу прав собственности и не является уступкой, предоставлением или передачей. Девятый судебный округ сослался на процедуры по совершенствованию обеспечительного интереса в материалах, защищенных авторским правом, в Бюро регистрации авторских прав, но не указал, что такая процедура была неправильной или необязательной, но отметила, что Закон об авторском праве регулирует интересы безопасности. Девятый округ предложил, чтобы обеспечительные интересы, относящиеся к материалам, защищенным авторским правом, должны быть усовершенствованы путем подачи заявки в Ведомство по авторскому праву, в то время как обеспечительные интересы в зарегистрированном патенте не должны подаваться в PTO, а, скорее, в соответствии со статьей 9.Соответственно, обеспечительный интерес в патенте должника, своевременно поданный в соответствии со статьей 9 до подачи заявления о банкротстве, имел приоритет над требованиями доверительного управляющего.

                  Уступка активов интеллектуальной собственности при банкротстве

                  Раздел 365 (c) Кодекса о банкротстве устанавливает два условия, которые должны быть выполнены, прежде чем должнику будет запрещено уступать лицензию, стороной которой был должник, до подачи заявления о защите от банкротства. Во-первых, в соответствии с применимым законодательством лицензиару, не являющемуся должником, должно быть разрешено отказать в исполнении лицензии другой стороне.Например, большинство лицензий на программное обеспечение не подлежат передаче, если лицензиар не дал согласия на передачу. Во-вторых, лицензиар, не являющийся должником, еще не дал согласия (или не дает согласия) на уступку.

                  Патентные лицензии

                  В соответствии с федеральным законом; неисключительные патентные лицензионные соглашения являются личными для лицензиара и не могут быть переданы, если это прямо не указано в соглашении.

                  В Everex Sys. v. Cadtrak Corp. (в отношении CFLC, Inc.) , 20 Девятый округ постановил, что неисключительная патентная лицензия, принадлежащая конкурсной массе, не подлежит переуступке как часть активов, проданных должником при банкротстве.CFLC была предоставлена ​​неисключительная лицензия на использование определенной технологии компьютерной графики, на которую Cadtrak имел патент. В ходе процедуры банкротства CFLC стремилась принять лицензию и уступить ее. Кадтрак выступил против предположения и задания. Согласно федеральному закону, неисключительная патентная лицензия является персональной и не подлежит передаче. Лицензия не могла быть принята и передана без согласия Cadtrak. Возможность свободного переуступки неисключительной патентной лицензии без согласия патентообладателя была сочтена несовместимой с патентной монополией и противоречащей федеральной политике.

                  Ситуация с возможностью передачи исключительных патентных лицензий менее ясна. Некоторые суды рассматривают исключительные патентные лицензии как предоставление имущественных, а не только личных прав. 21 В таких ситуациях §365 (c) не должен препятствовать принятию или уступке исключительной лицензии должником. Другие суды рассматривали возможность уступки даже исключительных патентных лицензий как требующую согласия патентообладателя, поскольку в противном случае исключительная лицензия была бы эквивалентна прямой уступке патента.

                  Лицензии на авторские права

                  Неисключительные лицензии на авторское право, как и неисключительные патентные лицензии, не могут свободно уступать место должникам без согласия лицензиара авторского права. 22 Однако, как и в случае с патентами, менее ясно, может ли передаваться исключительная лицензия на авторское право. 23

                  Лицензии на товарные знаки

                  Лицензии на товарные знаки обычно считаются личными и не подлежат передаче без согласия лицензиара. 24

                  Автоматический останов

                  Одной из основных автоматических функций подачи заявления о банкротстве является автоматическое приостановление, которое активируется при подаче заявления для сохранения имущества банкротства до тех пор, пока имущество должника и кредиторы не будут объединены и конкурирующие права в имущественной массе банкротства не будут рассмотрены.Автоматическое приостановление предписывает инициировать любые действия кредитора против должника или конкурсной массы должника или продолжить какие-либо действия со стороны или против должника. Кроме того, в рамках автоматического приостановления все лицензиары или лицензиаты, не являющиеся должниками по лицензии, должны выполнять свои обязательства, если неисполнение обязательств может нанести ущерб имуществу банкротства должника. Контракты исполнителя остаются в силе, и кредиторы обязаны выполнять их до тех пор, пока они не будут приняты или отклонены.

                  После подачи заявления о банкротстве автоматически вступает в силу действие моратория.Автоматическое приостановление согласно §362 Кодекса о банкротстве является запретом на большинство действий кредиторов по взысканию долгов с должника. Автоматическое приостановление является одним из наиболее важных средств защиты должников, предусмотренных законодательством о банкротстве, и может быть нарушено только при наличии веских причин для этого. 25

                  Положения об автоматическом приостановлении работают для защиты должника от определенных действий кредиторов, включая: (1) начало или продолжение судебного разбирательства в отношении должника; (2) действия по получению имущества должника; (3) действия по созданию, совершенствованию или принудительному удержанию имущества должника; и (4) зачет задолженности перед должником до начала процедуры банкротства. 26

                  Обеспеченные кредиторы могут обратиться в суд по делам о банкротстве с ходатайством об освобождении от автоматического приостановления при наличии уважительной причины. Суд по делам о банкротстве может освободить кредитора от моратория, если кредитор сможет продемонстрировать, что мораторий не обеспечивает надлежащей защиты или если приостановление ставит под угрозу интересы кредитора в определенном имуществе. 27

                  Нарушение автоматического останова может иметь тяжелые последствия. Девятый контур в In re: Computer Communications, Inc., 28 подтвердил вывод о том, что сторона, не являющаяся должником по соглашению о разработке технологий с оговоркой о прекращении действия в случае банкротства, нарушила автоматическое приостановление, расторгнув соглашение в одностороннем порядке. Должнику были присуждены компенсационные убытки и штрафные убытки.

                  Недействительность положений о прекращении производства в случае банкротства

                  Раздел 365 (e) (1) Кодекса о банкротстве предусматривает, что исполнительный договор должника не может быть прекращен или изменен в любое время после начала процедуры банкротства должника исключительно из-за положения такого договора, которое обусловлено любым из следующие:

                  (1) неплатежеспособность или финансовое состояние должника в любое время до закрытия процедуры банкротства;

                  (2) начало процедуры банкротства;

                  (3) назначение или вступление во владение управляющим в деле о банкротстве или попечителем до начала процедуры банкротства. 29

                  В разделе 365 (е) обычно содержатся положения, которые прекращаются из-за «несостоятельности» или «финансового состояния» должника или из-за подачи заявления о банкротстве, не имеющими исковой силы после возбуждения дела о банкротстве. В соответствии с разделом 365 (e), как правило, положения ipso facto в исполнительных контрактах лишены исковой силы. 30

                  Раздел 365 (e) (2) (A) в основном предусматривает, что положения о расторжении договора о банкротстве имеют исковую силу, если (i) применимый закон о банкротстве не разрешает лицензиату уступать лицензию без согласия лицензиара и (ii) лицензиар не согласился.В этом отношении лицензиар может дать предварительное согласие в соответствии с условиями лицензии. 31

                  Большинство исполнительных договоров содержат положения о расторжении договора о банкротстве. Важно не полагаться на эти положения о прекращении действия и осознавать, что они, скорее всего, не будут иметь исковой силы. Одна из причин сохранения этих положений в контракте заключается в том, что Кодекс о банкротстве может быть изменен, чтобы восстановить прежнее правило, обеспечивающее соблюдение этих положений. Другая причина заключается в том, что недействительность возникает только в случае фактического объявления о банкротстве.

                  Заключение

                  Риски, связанные с банкротством, необходимо полностью учитывать при сделках с использованием информационных технологий. В этой статье был обсужден ряд рисков и стратегий в соответствии с законом США о банкротстве, а также стратегии условного депонирования исходного кода для защиты лицензиатов и вопросы, связанные с совершенствованием интересов безопасности в связи с транзакциями, связанными с информационными технологиями.

                  Концевые сноски

                  1 См. 11 U.S.C. §§101, 365 (n) (Дополнение.1989). Этот закон, по сути, отменил решение Четвертого округа по делу Lubrizol Enterprises, Inc. против Richmond Metal Finishers, Inc., 756 F.2d 1043 (4th Cir. 1985), cert. отклонил , 475 U.S. 1057 (1986), в соответствии с которыми лицензиар-должник отклонил лицензионное соглашение неисключительного лицензиата с катастрофическими последствиями. В деле Lubrizol суд по делам о банкротстве утвердил, согласно правилу коммерческого решения, отказ в выдаче неисключительной лицензии на запатентованный процесс нанесения покрытия на металл должником-лицензиаром.

                  2 In re: TWA, 2001 Bankr. LEXIS 267 (Bankr. Ct. D. Del. 12 марта 2001 г.).

                  3 Vern Countryman, «Исполнительные контракты при банкротстве: Часть I», 51 Minn. L. Rev. 439, 460 (1972–1973).

                  4 «Интеллектуальная собственность» определяется в 11 U.S.C. §101 (35A).

                  5 См. DDB Technologies, LLC против MLB Advanced Media LP, 2008 г., приложение для США. LEXIS 11180 (Федеральный округ, 14 апреля 2008 г.) (обсуждение лицензирования будущих интересов до возникновения будущих интересов).

                  6 In re: EI International, 123 Bankr. 64, 1991 Банкр. LEXIS 18, 18 U.S.P.Q.2d 2045 (Bankr Ct. Idaho 1991).

                  7 Encino Business Mgmt. против Prize Frize, Inc., 32 F.3d 426 (9th Cir.1994).

                  8 Schlumberger Resource Management Services, Inc. против CellNet Data Systems, Inc., 327 F.3d 242 (3d Cir. 2003).

                  9 In re Centura Software Corp., 2002 Bankr. LEXIS 960 (N.D. Cal. Bankr. 24 июля 2002 г.).

                  10 In re Sunterra Corporation (RCI Technology Corp.против Sunterra Corp.), 361 F.3d 257 (4-й округ 2004 г.).

                  11 Следует отметить, что эта стратегия не противоречит правилу, согласно которому должник не может в одностороннем порядке отказаться от своих полномочий принять или отклонить принудительный договор. См. In re: TWA, 2001 Bankr. LEXIS 267 (Bankr. Ct. D. Del. 12 марта 2001 г.).

                  12 См. In re: Computer Communications, Inc, 824 F.2d 725 (9th Cir.1987).

                  13 В соглашение о передаче технологии, связанное с лицензией на исходный код, довольно часто включается компонент консультационных услуг для ознакомления лицензиата с исходным кодом.Этой цели может служить видеоурок.

                  14 Дело «Перегрин Энтертейнмент, Лтд.» Против Федеральной ссудно-сберегательной ассоциации Капитолия, 116 Банкр. 194, 1990 США Dist. LEXIS 10812, 16 U.S.P.Q.2d (BNA) 1017; Авторское право L. Rep. (CCH), 26, 616 (C.D. Cal.1990).

                  15 In re World A вспомогательная энергетическая компания, 203 F.3d 1120 (9th Cir. 11 сентября 2002 г.).

                  16 In re Avalon Software, Inc., 209 Bankr. 517 (D. Az. 1997).

                  17 В отношении: CTek Software, Inc., 127 Банкр. 501; Копировать. L. Rep. (CCH) 26 796 (Bankr. Ct. D.N.H.1991).

                  18 Стюарт против Абенда, 110 S. Ct. 1750 (1990).

                  19 В деле Moldo v. Matsco, Inc. (In re: Cybernetic Servs, Inc.), 252 F.3d 1039 (9th Cir. 6 июня 2001 г.).

                  20 Everex Sys. против Cadtrak Corp. (In re: CFLC, Inc.), 89 F.3d 679 (9th Cir. 1996).

                  21 Everex Sys. против Cadtrak Corp. (In re: CFLC, Inc.), 89 F.3d 679 (9th Cir. 1996).

                  22 См. Nike v.Гарднер, 279 F.3d 774 (9-й округ, 2002 г.).

                  23 См. In re: Golden Books, 269 B.R. 300 (Bankr. D. Del. 2001).

                  24 См. In re: N.C.P. Маркетинговая группа, 337 B.R. 230 (Д. Нев. 2005), без оп. , 279 Фед. Прил. 561 (9 округа, 23 мая 2008 г.), сертификат. отказано , N.C.P. Marketing Group, Inc. против BG Star Productions, Inc., 129 S. Ct. 1577, 2008 WL 4522334 (6 октября 2008 г.).

                  25 См. In re Wang Laboratories, Inc., 1996 США Dist. LEXIS 879 (Массачусетс 1996).

                  26 http://en.wikipedia.org/wiki/automaticstay (последнее посещение 9 октября 2009 г.).

                  27 л.д. .

                  28 In re: Computer Communications, Inc., 824 F.2d 725 (9th Cir.1987).

                  29 "Имеются ли принудительные меры в отношении положений договора о прекращении действия банкротства?" (Отправлено 16 сентября 2007 г.). http://bankruptcy.cooley.com/2007/09/articles/business_bankruptcy_issues/are_termination_on_
                  bankruptcy_contract_clauses_enforceable?

                  30 Идентификатор .

                  31 К. Тернер, «Лицензирование интеллектуальной собственности при банкротстве», http://www.ipfrontline.com/depts/article.asp?id=6317dept.d=3&page=2.

                  Copyright © Finnegan, Henderson, Farabow, Garrett & Dunner, LLP. Эта статья предназначена для информационных целей, не предназначена для использования в качестве юридической консультации и может считаться рекламой в соответствии с действующим законодательством штата. Эта статья является только мнением авторов и не принадлежит Finnegan, Henderson, Farabow, Garrett & Dunner, LLP или клиентам фирмы.

                  Может ли банкротство прекратить действие лицензий на интеллектуальную собственность? | Мыслительное лидерство

                  После подачи заявления о банкротстве в соответствии с главой 11 компания может запросить разрешение суда «отклонить» любые невыполненные исполнительные контракты. 11 U.S.C. §§ 365 (а), 1107 (а). Если суд по делам о банкротстве одобрит отказ, другая сторона контракта может подать иск о возмещении убытков из-за «нарушения» контракта, но не может требовать исполнения в будущем. 11 U.S.C. § 365 (ж). Верховный суд постановил, что «право отклонить исполнительный договор жизненно важно для основной цели реорганизации согласно главе 11, поскольку отказ может освободить имущество должника от обременительных обязательств, которые могут помешать успешной реорганизации.» N.L.R.B. против Bildisco & Bildisco , 465 U.S. 513, 528 (1984). Во многих случаях денежная компенсация обеспечивает адекватную компенсацию за отказ. Однако в ситуациях, связанных с контрактами на специализированные услуги или товары, денежная компенсация - и, вероятно, уменьшенная денежная компенсация из-за несостоятельности отказавшей стороны - может оставить другую сторону в нежелательном положении. Когда рассматриваемый контракт является лицензией на права интеллектуальной собственности, отклонение указанного контракта обанкротившимся владельцем интеллектуальной собственности может иметь разрушительные последствия для бизнеса лицензиата, если он в значительной степени полагается на лицензированные права интеллектуальной собственности и на доход от лицензии, которая может оказать содействие в реорганизации обанкротившегося лицензиара интеллектуальной собственности.

                  Соответственно, многие утверждали, что лицензиат прав интеллектуальной собственности должен иметь возможность сохранять свои права на интеллектуальную собственность, даже если лицензиар отклоняет договор. Как более подробно обсуждается ниже, Конгресс рассматривал именно этот вопрос в отношении определенных прав интеллектуальной собственности, но другие остаются открытыми для дальнейшего обсуждения и рассмотрения в судах. В деле In re Tempnology, LLC , 879 F.3d 389 (1st Cir.2018) Первый округ подтвердил вывод суда о банкротстве, что лицензиат Mission Products Holdings, Inc.(«Миссия») не имела права на дальнейшее использование прав на товарный знак Tempnology, LLC («Темпнология»), а также не сохраняла исключительных прав на распространение определенных продуктов, на которые распространяются патенты Tempnology. ид. at 405. 26 октября Верховный суд удовлетворил ходатайство Миссии о certiorari для решения разногласий по этим вопросам. Mission Prod. Holdings, Inc. против Tempnology, LLC , No. 17-1657, 2018 WL 2939184 (США, 26 октября 2018 г.). В частности, Верховный суд утвердил следующий вопрос для рассмотрения: «[с] ли, согласно § 365 Кодекса о банкротстве,« отказ должника-лицензиара от лицензионного соглашения », что« представляет собой нарушение такого контракта », 11 U .S.C. § 365 (g) - лишает лицензиата прав, которые сохранятся после нарушения лицензиаром в соответствии с применимым законодательством о банкротстве ». Id .; Петиция по адресу (i). Лицензии на товарные знаки были однозначно исключены Конгрессом, когда он внес поправки в устав, поскольку такие соглашения поднимают особые вопросы, отсутствующие в отношении других лицензий на интеллектуальную собственность, такие как обязанность владельца / лицензиара товарного знака контролировать качество любых лицензированных продуктов и услуг; Конгресс счел целесообразным предоставить решение подобных вопросов на усмотрение судов по делам о банкротстве. См. S. Rep. No. 100-505, at 5 (1988).

                  I. Lubrizol и поправка Конгресса
                  В настоящее время перед Верховным судом стоит проблема толкования закона. Однако в § 365 Кодекса о банкротстве - рассматриваемую нормативную базу - были внесены существенные поправки в ответ на решение 1985 года Четвертого округа. В деле Lubrizol Enters., Inc. против Richmond Metal Finishers, Inc. , 756 F.2d 1043 (4-й округ 1985 г.) Четвертый судебный округ рассматривал вопрос о том, может ли лицензиат запатентованной технологии продолжать применять патент в соответствии с условиями лицензионное соглашение даже после того, как лицензиар отклонил контракт. ид. at 1045. Четвертый округ постановил, что фраза «исполнительный договор» - как указано в § 365 (а) - охватывает лицензии на интеллектуальную собственность. ид. при 1045; см. также 11 U.S.C. § 365 (а) («доверенное лицо с одобрения суда может принять или отклонить любой исполнительный договор»). Таким образом, суд признал «предусмотренное законом« нарушение », предусмотренное § ​​365 (g), контролирует и предоставляет только денежное возмещение убытков для стороны, не являющейся банкротом». Идентификатор . на 1048. Суд рассудил, что разрешение лицензиату сохранить свои договорные права на интеллектуальную собственность «очевидно подорвет основную цель отказа в соответствии с § 365 (а).” ид. Применение холдинга Lubrizol позволяет должникам полностью лишить лицензиата права на дальнейшее использование интеллектуальной собственности должника с одобрения суда.

                  Решение Четвертого округа подверглось немедленной критике, что побудило Конгресс внести поправки в кодекс о банкротстве в 1988 году, включив в него § 365 (n), «чтобы разъяснить, что права лицензиата интеллектуальной собственности на использование лицензированной собственности не могут быть лишены в одностороннем порядке в результате отказ в выдаче лицензии в соответствии с [§] 365.»S. Rep. No. 100-505, на 3200. Конгресс объяснил, что они« никогда не ожидали, что… лицензиат потеряет не только любые будущие позитивные результаты, требуемые от лицензиара по лицензии, но и любое право лицензиата продолжать использовать интеллектуальную собственность в соответствии с первоначальным соглашением в лицензионном соглашении ». Идентификатор . на 3201-3202. Раздел 365 (n) предусматривает, что, когда должник отклоняет договор, «в соответствии с которым должник является лицензиаром права на интеллектуальную собственность», лицензиат может решить либо рассматривать договор как прекращенный, либо «сохранить свои права (включая право для обеспечения соблюдения любого положения об исключительности такого контракта…) по такому контракту… в отношении такой интеллектуальной собственности.”11 U.S.C. § 365 (п). В то же время Конгресс внес поправки в определения кодекса о банкротстве, включив в них термин «интеллектуальная собственность», который охватывает, среди прочего, патенты, авторские права и коммерческую тайну. 11 U.S.C. § 101 (35A). Однако определение «интеллектуальной собственности» не включает товарные знаки.

                  II. Седьмой контур: Sunbeam Prod. против Чикаго Ам. Mfg. LLC
                  Седьмой окружной суд стал первым окружным судом, который рассмотрел вопрос об отклоненных лицензиях на товарный знак после Lubrizol и последующих поправок к § 365. См. Sunbeam Prod., Inc. против Chicago Am. Mfg., LLC, 686 F.3d 372 (7-й округ 2012 г.). Суд постановил, что отказ в выдаче лицензии на товарный знак не прекращает право лицензиата на использование товарных знаков должника, тем самым отказываясь принять доводы, представленные Четвертым округом в заявлении Lubrizol о том, что целям банкротства в соответствии с главой 11 лучше всего послужит прекращение права интеллектуальной собственности лицензиата. ид. , стр. 376–78. В частности, суд утверждал, что решение было «ошибочным» и «неправильно поняло [и] §365 (g).” ид. at 376. По мнению Седьмого округа, Lubrizol неправильно приравнял отказ доверительного собственника или должника в выдаче лицензии к «полномочию уклонения», а не просто к нарушению, как это регулируется § 365 (g). Идентификатор . на 376–77. Суд объяснил, что «помимо банкротства нарушение лицензиара не лишает лицензиата права на использование интеллектуальной собственности». ид. at 376. «То, что делает § 365 (g), классифицируя отказ как нарушение, устанавливает, что в случае банкротства, как и вне его, права другой стороны остаются в силе.» Идентификатор . на 377. Другими словами, согласно Седьмому округу, то, подпадают ли товарные знаки под действие § 365 (n), не влияет на способность лицензиата продолжать использовать товарные знаки после отказа.

                  III. Первый округ: Mission Products Holdings Inc., v. Tempnology, LLC
                  В деле In re Tempnology, LLC Первый округ пришел к выводу, отличному от седьмого округа, и создал разделение каналов, которое теперь передается в Верховный суд. 879 F.3d 389.21 ноября 2012 года «Миссия» и «Темпнология» подписали Соглашение о совместном маркетинге и дистрибьюции, которое стало центральной точкой спора. ид. at 394. Соглашение предоставило Миссии несколько прав, включая патентные лицензии, лицензии на товарные знаки и исключительные права на распространение некоторых запатентованных продуктов. ид. 1 сентября 2015 года компания Tempnology подала заявление о банкротстве по главе 11 и на следующий день отказалась от соглашения с миссией. ид. Миссия использовала § 365 (n), пытаясь сохранить права интеллектуальной собственности, предоставленные соглашением, но суд по делам о банкротстве установил, что это исключение применяется только к патентным правам, а не к исключительным правам на распространение или товарный знак. ид. «Что касается товарных знаков, суд обосновал решение Конгресса исключить товарные знаки из списка определений интеллектуальной собственности в 11 U.S.C. В соответствии с § 101 (35A) лицензия на товарный знак не защищена от отказа ». Идентификатор . Миссия подала апелляцию в Апелляционную комиссию по банкротству Первого округа, которая подтвердила постановление суда в отношении исключительных прав на распространение, но вместо этого применила право собственности на товарный знак Sunbeam . ид. по адресу 395.

                  В частности, Первый округ согласился с первоначальным судом по делам о банкротстве, отменив решение Апелляционной комиссии по делам о банкротстве по вопросу о товарных знаках. Идентификатор . При этом суд применил аргумент Lubrizol о том, что «[e] даже несмотря на то, что § 365 (g) рассматривает отказ как нарушение, законодательная история § 365 (g) ясно показывает, что цель положения состоит в том, чтобы обеспечить только средство возмещения убытков для стороны, не являющейся банкротом ». ид. at 396 (цитируется Lubrizol , 756 F.2d на 1048). Суд утверждал, что Конгресс признал это так, решив добавить § 365 (n) вместо изменения § 365 (a) или (g), чтобы уточнить, что «нарушение» ничем не отличается от нарушений, имевших место вне банкротства. ид. , стр. 397–98. Более того, в Первом судебном округе было рассмотрено, что это соответствует цели банкротства - снизить нагрузку на должника - потому что, в отличие от других форм интеллектуальной собственности, товарные знаки требуют от владельца «контролировать и осуществлять контроль за качеством товаров, продаваемых предприятию. публично под прикрытием торговой марки. ид. at 402. Требование такого мониторинга и контроля товарных знаков, как утверждал суд, «уменьшит [] их ценность для Должника, независимо от того, реализуется ли она напрямую или посредством продажи активов». ид. по адресу 403.

                  В своем ходатайстве о certiorari Миссия просит Верховный суд отменить решение Первого округа, приведенное ниже, и вместо этого принять правило Sunbeam , согласно которому «отказ не означает [y], что какие-либо права другой договаривающейся стороны имеют испарился.'”Петиция на 22 (цитата: Sunbeam , 686 F.3d, 377). Миссион объясняет, что «управляющий или владелец должника при банкротстве действительно имеет право« уклоняться », которое позволяет ему отменять определенные операции, предшествующие банкротству, но это ограниченное право, которое можно найти в других частях Кодекса о банкротстве». Идентификатор . на 23. Миссия далее утверждает, что «[т] упущение товарных знаков из определения« интеллектуальной собственности »Кодекса не создает никаких выводов о том, что права на товарные знаки не выдерживают отказа.» Идентификатор . на 27. В частности, Миссия утверждает, что «вместо того, чтобы одобрить результат Lubrizol для товарных знаков, в отчете Сената подчеркивается, что, хотя« было решено отложить действия Конгресса »в отношении товарных знаков,« отказ [лицензий на товарные знаки] [вызывал] озабоченность из-за толкования [§] 365 судом Lubrizol ». Id . (цитируя S. Rep. No. 100-505, at 3204). В поддержку аргументов Миссии было подано несколько сводок amicus curiae , в том числе одно от Международной ассоциации товарных знаков.Эта записка опровергает выводы Первого судебного округа об уменьшении стоимости товарного знака, объясняя, что «[t] лицензиары товарных знаков также выиграют от этого режима, при котором лицензиаты, зная, что их права будут более ценными в любой возможной процедуре банкротства, будут заинтересованы платить больше за эти права в ходе переговоров о банкротстве ». Бриф INTA на 23.

                  Оппозиция сосредотачивает свои аргументы по существу на утверждении, что «[t] товарные знаки сильно отличаются от других форм интеллектуальной собственности, подпадающих под действие раздела 365 (n), поскольку ценность заключается в передаче сообщения о постоянном мониторинге и контроле качества. создателем (а не только лицензиатами).Возражение на 6. Темпнологические причины «[t] уникальные характеристики товарных знаков подтверждают мнение о том, что лицензиаты не могут продолжать использовать товарные знаки после того, как должник отклоняет лицензию на товарный знак в соответствии с разделом 365, поскольку дальнейшее использование обязательно накладывает расходы и обременяет лицензиара-должника». ид. , 13–14. Оппозиция утверждает, что Конгресс признал это фундаментальное различие, связанное с товарными знаками, прямо рассматривая их включение, но впоследствии исключив их из своих определений банкротства и § 365 (n). ид. at 7. Темпнология утверждает, что Конгресс должен решить «посредством законодательных действий то, что Суд не может», если он считает, что изменения необходимы. Идентификатор . на 9.

                  IV. Заключение
                  Международная ассоциация товарных знаков отметила, что «[в 2014 году] товарные знаки составили 6,1 триллиона долларов добавленной стоимости к валовому внутреннему продукту США». INTA Brief at 24 (со ссылкой на Управление экономики и статистики и Управление США по патентам и товарным знакам, INTELLECTUAL PROPERTY И U.С. ЭКОНОМИКА: ОБНОВЛЕНИЕ 22 (2016) 2016). Более того, лицензирование товарных знаков «обеспечивает значительный поток доходов для лицензиаров товарных знаков, не говоря уже об обширных коммерческих возможностях». ид. at 25 (цитируется Ирен Калболи, «Закат« контроля качества »в современном лицензировании товарных знаков», 57 AM. U. L. REV. 341, 343 (2007)). Таким образом, коммерческое значение предстоящего решения Верховного суда очевидно. Решение Верховного суда по этому делу должно, независимо от результата, внести определенную ясность для сторон, рассматривающих лицензии на товарные знаки перед лицом потенциального банкротства.Повышенная ясность позволит участникам переговоров присвоить надлежащую стоимость соответствующим товарным знакам и, возможно, другим правам интеллектуальной собственности. Например, меры защиты § 365 (n) прямо применяются только к лицензионным соглашениям. Если Верховный суд согласится принять стандарт Sunbeam , это решение может иметь более широкое влияние на другие типы контрактов, связанных с правами интеллектуальной собственности, такие как обязательства не предъявлять иски и эксклюзивные соглашения о распространении / продаже.

                  Для некоторых U.Наиболее популярное дело о товарных знаках в Верховном суде США идет по проторенному пути: компания A владеет разнообразным портфелем патентов, авторских прав, коммерческой тайны и товарных знаков, которые она лицензирует для получения лицензионных отчислений. Компания B является одним из таких лицензиатов и построила все свое предприятие на производстве и продаже продуктов с лицензированной интеллектуальной собственностью.

                  Но что произойдет, если компания А обанкротится и подаст заявление о банкротстве?

                  Закон о банкротстве разработан частично для того, чтобы освободить должников от их договорных обязательств, которые могут помешать реструктуризации, что позволяет компании А «отклонять» свои исполнительные договоры.Но если лицензионное соглашение компании по интеллектуальной собственности будет «отклонено», должна ли компания B пойти ко дну вместе с кораблем только потому, что ее бизнес-центр полностью основан на лицензионных правах интеллектуальной собственности?

                  В отношении лицензий, связанных с патентами, авторскими правами и коммерческой тайной, Конгресс дал ответ еще в 1987 году: В соответствии с разделом 365 (n) Кодекса о банкротстве, отказ лицензиара выдавать лицензии на интеллектуальную собственность при банкротстве не отменяет эти соглашения или не аннулирует права лицензиата. . Отказ лицензиара может представлять собой нарушение договора с его лицензиатом или может мотивировать стороны пересмотреть свое соглашение, но сам отказ не лишает лицензиата права на использование лицензированной ИС.

                  Например, производителю, имеющему лицензии на различные фармацевтические патенты, не обязательно прекращать производство запатентованных фармацевтических препаратов только потому, что его лицензиар обанкротился. Идея состоит в том, что лицензиат не должен потерять свой бизнес из-за провала бизнеса лицензиара.

                  Однако Конгресс, определяя формы лицензионных ИС, исключенных из этого исключения, прямо исключил товарные знаки из списка. Итак, что происходит с товарными знаками обанкротившегося лицензиара?

                  Владельцы товарных знаков и лицензиаты по всей стране, наконец, могут получить ответ в Mission Product Holdings Inc.против ООО «Темпнология» .

                  Lubrizol и Sunbeam : происхождение раскола

                  Mission Product Holdings призвана разрешить разделение полномочий между патентным делом Четвертого округа Lubrizol Enters. Inc. против Richmond Metal Finishers Inc. и Sunbeam Products Inc. из Седьмого округа против Chicago American Mfg. LLC .

                  Так называемый «подход Lubrizol » предписывает, что лицензии на товарные знаки, «отклоненные» в результате банкротства, считаются прекращенными, и что лицензиат должен прекратить любое использование лицензированных товарных знаков, в результате чего сторона, не являющаяся банкротом, получает только денежный ущерб. средство правовой защиты от банкрота.

                  «Подход Sunbeam » утверждает противоположное, так что должники не могут аннулировать свои лицензии на товарный знак путем «отказа».

                  В результате этого разделения лицензиаты товарных знаков оказались в подвешенном состоянии, когда их лицензиары обанкротились.

                  Sunbeam может быть фаворитом, но у Конгресса, вероятно, будет последнее слово

                  Многие справки amicus curiae были поданы различными экспертными организациями, включая Международную ассоциацию товарных знаков (INTA), Нью-Йоркскую ассоциацию права интеллектуальной собственности (NYIPLA), Американская ассоциация права интеллектуальной собственности (AIPLA), Ассоциация владельцев интеллектуальной собственности (IPOA), собрания профессоров права о банкротстве и U.Правительство С.

                  Большинство яростно высказывались в поддержку заявителя-лицензиата, призывая Верховный суд сделать Sunbeam законом страны.

                  Хотя подход Sunbeam привлек большую часть поддержки amicus , суд анализ этого вопроса не будет односторонним. В конце концов, цель главы 11 - реабилитировать должников, а не защитить лицензиатов товарных знаков. Он прямо разрешает должникам заключать выгодные для них контракты и отказываться от тех, которые могут помешать их возмещению.

                  Для многих обанкротившихся лицензиаров сохранение лицензиатами прав на товарные знаки может быть препятствием для их реорганизации, особенно если у них есть значительные портфели с множеством лицензиатов, каждый со своими коммерческими интересами.

                  Сторонники Lubrizol утверждают, что Кодекс о банкротстве должен благоприятствовать выбору должника. Если должник решит, что отмена его лицензий на товарный знак лучше всего поможет его восстановлению, он должен иметь возможность сделать это путем отказа в соответствии с разделом 365, освобождая третьи стороны от претензий на свои права ИС, когда он снова встает на ноги.

                  Вероятный результат

                  Однако, несмотря на аргументы об обратном, Верховный суд, скорее всего, встанет на сторону истца и постановит, что отклонение лицензионных соглашений о товарных знаках при банкротстве представляет собой простое нарушение, а не расторжение этих соглашений.

                  Как сказано в AIPLA: «Простой ответ на поставленный вопрос -« нет »: отказ от лицензионного соглашения на товарный знак не прекращает права лицензиата, которые сохранятся после нарушения лицензиаром в соответствии с применимым законодательством о банкротстве.

                  Удобный для лицензиатов подход Sunbeam , по-видимому, больше соответствует намерению Конгресса внести поправки в Раздел 365, поскольку он унифицирует обращение со всеми лицензируемыми ИС в соответствии с законом.

                  Тем не менее, последнее слово по этому вопросу, вероятно, останется за Конгрессом. Поскольку товарные знаки были исключены из списка «интеллектуальной собственности», охраняемой в соответствии с разделом 365 устава, но обсуждались в отчете комитета Сената и выделены для дальнейшего анализа, ( См. S.Представитель № 100–505, 100-е заседание, 2-я сессия. 5 (1988), 1988 U.S.C.A.N. 3200).

                  Конгресс может внести поправки в статут, включив в него товарные знаки, особенно если Верховный суд примет Lubrizol в качестве национального стандарта. Если суд одобрит Sunbeam , Конгресс может попытаться кодифицировать результат или внести дополнительную ясность в этот вопрос.

                  Суд заслушал устные доводы 20 февраля, но не дал четких указаний, так или иначе, куда попадет большинство. Учитывая колоссальные коммерческие последствия этого решения, специалисты по товарным знакам и банкротству, а также их клиенты с нетерпением ждут решения суда.

                  Этот столбец не обязательно отражает мнение The Bureau of National Affairs, Inc. или его владельцев.

                  Информация об авторе

                  Кэти М. Базиль - партнер по интеллектуальной собственности из офиса Reed Smith в Кремниевой долине, который занимается всеми аспектами законодательства о товарных знаках, от создания товарных знаков и брендов до судебных разбирательств. Кэти выступает в качестве главного внешнего юриста для нескольких всемирно известных брендов, консультируя по вопросам оформления товарных знаков, судебного преследования и связанных сделок внутри страны и во всем мире.

                  Эндрю М. Левад (Andrew M. Levad) является сотрудником компании Reed Smith из Сан-Франциско и специализируется на судебных процессах, касающихся коммерческих секретов, недобросовестной конкуренции, сложных коммерческих спорах, конфликтах мобильности сотрудников и защите прав на товарные знаки.

                  Подготовка к шквалу банкротств после COVID: права интеллектуальной собственности в главе 11

                  Интеллектуальная собственность включает в себя некоторые из наиболее ценных активов, которыми может владеть бизнес - его бренды, патенты, ноу-хау и другие нематериальные права, которые делают бизнес уникальным.Активы интеллектуальной собственности (ИС) по всему энергетическому сектору - добывающая, средняя, ​​перерабатывающая и поставщики услуг на этом пути - будут затронуты, поскольку все больше энергетических компаний будут искать средства защиты от банкротства в результате как ценовой войны на нефть, так и пандемии Covid-19. Даже компании, которые не рассматривают возможность банкротства для себя, скорее всего, пострадают, если их лицензиары ИС или лицензиаты объявят о банкротстве.

                  Не существует универсального ответа на вопросы интеллектуальной собственности или банкротства, тем более, когда они сталкиваются в деле о банкротстве лицензиара или лицензиата.Кредитор-лицензиар прав интеллектуальной собственности находится в совершенно ином положении, чем кредитор-лицензиат, который берет свои права у недавно обанкротившейся стороны. В этой статье объясняются некоторые права и обязанности лицензиара , не являющегося должником, и лицензиата интеллектуальной собственности. В нем также дается краткий обзор того, как потенциальные покупатели ИС могут извлечь выгоду из Раздела 363 Кодекса о банкротстве, который позволяет им приобретать активы ИС обанкротившегося юридического лица без обязательств этого юридического лица.

                  1.Права и ограничения лицензиара в отношении должника-лицензиата.

                  Когда лицензиат ИС заявляет о банкротстве (т.е. становится «должником» в деле о банкротстве), лицензиар, не являющийся должником, может оказаться в опасном положении. Должники являются должниками, потому что они не могут (или не хотят) платить по своим долгам. Если должник-лицензиат уже просрочил лицензионные платежи, а затем подал заявление о банкротстве, то первым инстинктом лицензиара, не являющегося должником, может быть прекращение действия лицензии. Однако после подачи заявления о банкротстве лицензиар не может в одностороннем порядке прекратить действие лицензии без одобрения суда по делам о банкротстве.Подача заявления о банкротстве вызывает «автоматическое приостановление», которое не позволяет кредиторам предпринимать какие-либо действия против должника и его имущества из-за предбанкротных долгов. Нарушение автоматического останова может повлечь за собой крупные штрафы или даже хуже; поэтому крайне важно действовать осторожно и обращаться за советом к адвокату, прежде чем предпринимать какие-либо действия против обанкротившегося должника. Более того, многие суды пришли к выводу, что положения об «автоматическом прекращении действия», которые вступают в силу после подачи заявления о банкротстве, не имеют законной силы.Таким образом, перед прекращением действия лицензии лицензиар, не являющийся должником, должен получить разрешение суда по делам о банкротстве.

                  Заявление о банкротстве дает должнику-лицензиату большую свободу действий в отношении того, что называется «исполнительной» лицензией на интеллектуальную собственность. Классификация лицензии как «принудительной» является важным различием, поскольку должник-лицензиат может принять решение отклонить (прекратить действие), принять (оставить лицензию как есть) или уступить (фактически продать или иным образом передать) [1] исполнительная лицензия. См. 11 U.S.C. §365. Хотя в законе о банкротстве этот термин не определен, договор обычно считается «подлежащим исполнению», если у каждой стороны есть текущие обязательства, которые необходимо выполнить каким-либо образом, и суды чрезмерно снисходительны, находя контракты подлежащими исполнению. Например, некоторые суды установили, что продолжающееся обязательство лицензиара не предъявлять иски своему лицензиату за нарушение прав привело к тому, что лицензия вступила в силу. Было установлено, что такие простые обязательства, как требование лицензиата сохранять конфиденциальность, надлежащим образом маркировать запатентованный продукт или вести учет продаж, удовлетворяют требованию «непрерывного обязательства».

                  Возможность лицензиата принять или уступить лицензию может вызвать серьезную тревогу у лицензиара, обеспокоенного тем, что его права могут попасть в руки неэффективного лицензиата или конкурента. К счастью, право назначать или принимать лицензию не является абсолютным. Раздел 365 (c) (1) Кодекса о банкротстве не позволяет должнику-лицензиату уступить или принять на себя исполнительный договор, когда (а) лицензиар не соглашается с принятием / уступкой и (b) применимое право освобождает лицензиара от принятия исполнения или предоставления исполнения другому лицу.Хотя оговорка о запрещении уступки в лицензии будет игнорироваться для этих целей, для предоставления необходимого согласия может использоваться положение, которое конкретно разрешает уступку при определенных обстоятельствах. Лицензиар, не являющийся должником, должен участвовать в переговорах о возможной продаже и уступке лицензии, чтобы гарантировать защиту своих прав, и он должен быть готов подать возражение на уступку в суд по делам о банкротстве, когда это необходимо для защиты и сохранения своей лицензии. прав.

                  В зависимости от обстоятельств лицензиар может потребовать от суда по делам о банкротстве рассматривать лицензионные платежи, начисляемые во время рассмотрения дела о банкротстве, как административный иск.В случае принятия претензия будет иметь приоритет над некоторыми другими претензиями в отношении имущества и выплачена в ходе банкротства. Однако в случае неудачи это действие может нанести ущерб правам лицензиара.

                  2. Права и ограничения лицензиата в отношении должника-лицензиара.

                  Когда лицензиар заявляет о банкротстве, лицензиат логически опасается, что он потеряет права на дальнейшее использование критически важной технологии. В конце концов, те же законы, которые позволяют обанкротившемуся лицензиату отклонять, переуступать или принимать принудительный договор, также применяются к лицензиару.Важно отметить, что Раздел 365 (n) Кодекса о банкротстве защищает способность лицензиата продолжать свою обычную деятельность в некоторых отношениях. Примечательно, что даже если обанкротившийся лицензиар отклоняет лицензию на интеллектуальную собственность, лицензиат может выбрать либо (1) принять прекращение и заявить о нарушении контракта, либо (2) продолжить действовать в соответствии с лицензией, которая существовала в день подачи заявления о банкротстве. был подан. Фактически, до тех пор, пока лицензиат продолжает поддерживать свою часть лицензии (например, выплачивать лицензионные платежи, надлежащим образом маркировать и учитывать проданный продукт и т. Д.), лицензиат будет иметь право продолжать использовать технологию или другую лицензированную интеллектуальную собственность, которая существовала на момент подачи заявления о банкротстве. Одно важное предостережение заключается в том, что права лицензиата часто не распространяются на какие-либо улучшения технологии, сделанные после подачи петиции. Более того, лицензиат остается сам по себе, если против него подан иск о нарушении прав. Лицензиар, отклонивший лицензию, не будет обязан выполнять какие-либо обязательства по лицензии, такие как защита своего лицензиата от претензий о нарушении прав, за исключением воздержания от предъявления иска лицензиату за нарушение.

                  Важно отметить, что конкретные положения Раздела 365 (n) применяются только к лицензиям на авторское право, патенты и коммерческую тайну / ноу-хау; они не применяются к лицензиям на товарные знаки. Информацию о недавнем решении Верховного суда относительно товарных знаков и банкротства см. В нашей статье по адресу https://www.louisianalawblog.com/business-and-corporate/recent-united-states-supreme-court-decision-tackles-question-of -Что-произойдет-когда-банкротство-соответствует-интеллектуальной-собственности /.

                  3.Проблемы и преимущества приобретений путем банкротства - продажа 363.

                  Продажа активов обанкротившейся компании в соответствии с разделом 363 Кодекса о банкротстве дает платежеспособной компании прекрасную возможность расширить свой патентный портфель, получить желаемые лицензии на интеллектуальную собственность или иным образом расширить свою интеллектуальную собственность. Продажа в случае банкротства - это специализированная форма приобретения активов; Потенциальный покупатель должен нанять опытного юриста, который проведет его через процесс и избежит потенциальных мин.Один особенно привлекательный аспект «363 продаж», как их часто называют, заключается в том, что покупатели активов недвижимости обычно могут получить эти активы бесплатно и без каких-либо залогов и обременений [2]. Покупатель часто может освободить активы от каких-либо неизвестных обязательств, таких как претензии о нарушении прав, сделанные до продажи.

                  Как и при любой покупке активов, необходимо будет провести комплексную проверку приобретаемых активов (ИС). Однако, в отличие от типичных сделок, продажи в результате банкротства часто выполняются в относительно короткие сроки.Комплексная проверка активов банкрота обычно ограничена и может быть проведена без существенной помощи со стороны продавца-банкрота, у которого часто отсутствуют необходимые средства или инфраструктура для оказания помощи. Прилежание особенно важно, поскольку продавец может прекратить свою деятельность как непрерывно действующее предприятие вскоре после закрытия сделки. Компенсации после закрытия сделки выплачиваются редко, и попытка добиться ее может быть практически невозможна. Этот риск обычно учитывается в цене покупки активов.

                  Более того, портфели часто приобретаются не в первозданном виде.Поддержание прав интеллектуальной собственности стоит денег: регистрация патентов и товарных знаков в США и других странах требует уплаты пошлин за поддержание в силе, а во многих зарубежных странах эти платежи взимаются ежегодно. Неуплата этих сборов в любое время может привести к отказу от прав. Таким образом, потенциальный покупатель должен удостовериться в статусе всех значительных прав интеллектуальной собственности и разработать план в ходе комплексной проверки, чтобы принять и исправить [3] любые проблемы или недостатки, которые могут существовать.Аналогичным образом, в случае приобретения ожидающих рассмотрения приложений покупатель должен быть готов принять эти приложения в любом состоянии, в котором они существуют, и предпринять немедленные действия для совершенствования этих прав. Кин Миллер поддерживает отношения с иностранными адвокатами по интеллектуальной собственности, которые готовы помочь нашим клиентам в защите их прав по всему миру.

                  *********************************************** ************************************************* *****************

                  [1] Возможно, наибольшее беспокойство вызывает то, что должник-лицензиат может передать свою лицензию конкуренту лицензиара.

                  [2] Глава 11 Банкротство разрешает лицензиатам интеллектуальной собственности обращаться в суд с ходатайством о защите своих интересов, гарантируя, что лицензиатам будет разрешено продолжать использовать технологию.

                  [3] В некоторых юрисдикциях допускается восстановление прав ИС после выплаты причитающегося аннуитета и доплаты, в то время как другие требуют, чтобы владелец подал петицию, объясняющую, почему платеж был пропущен. В зависимости от обстоятельств утраченные права не могут быть восстановлены.

                  Договора о банкротстве и исполнении интеллектуальной собственности

                  Экономические последствия пандемии были катастрофическими.По данным инвестиционного банка Jefferies, по состоянию на конец августа количество заявлений о банкротстве компаний с обязательствами не менее полумиллиарда долларов выросло на 120% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Для многих из этих компаний их интеллектуальная собственность, включая патенты и товарные знаки, являются значительными активами, и советник этих компаний, а также советник их кредиторов, лицензиатов и лицензиаров должны будут понимать эти проблемы, которые возникают, чтобы избежать ловушек и принять меры. полное преимущество возможностей использовать полную стоимость интеллектуальной собственности компании на благо своих клиентов.

                  Прочитать следующие

                  • Нет пост-подтверждения корректировки прогнозируемого располагаемого дохода в подразделе V

                    Джонатан П. Фридланд, Марк Меликьян и Хаджар Джуглаф

                    Большое количество заявленных решений, интерпретирующих Sub V, в основном касалось порога приемлемости для должника действовать в соответствии с новым законом. И законные вопросы будут продолжать возникать. Такова природа большинства новых (и даже не совсем новых) статутов.

                    Подробнее ›

                  • Кредиты ГЧП и банкротство должников малого бизнеса

                    Элисон Д. Бауэр

                    В настоящее время у должников по главе 11 нет возможности получить ссуды ГЧП в ходе рассмотрения дела о банкротстве. Несмотря на ограничение на доступность ГЧП, другие законодательные изменения значительно повысили правомочность и эффективность судебной защиты от банкротства для многих малых предприятий.

                    Подробнее ›

                  • Рассмотрение вопросов трудового законодательства при банкротстве

                    Венди Джонсон Ларио, Алан Броуди и Скотт Хамфрис

                    В этой статье рассматриваются некоторые уязвимости в трудовом законодательстве и судебных разбирательствах, которые компании, в том числе их владельцы, должностные лица и директора, должны учитывать перед прекращением деятельности или подачей заявления о банкротстве.

                    Подробнее ›

                  • Мошеннические требования о передаче в судебном процессе

                    Мелисса Дэвис и Грейс Э. Робсон

                    В этой статье основное внимание уделяется основам претензий по мошенническим переводам и анализу платежеспособности в контексте судебных исков, в которых истец стремится взыскать платежи, сделанные до возбуждения дела о банкротстве, что иногда называют судебным разбирательством по «возвращению средств».

                    Подробнее ›

                  Это всегда что-то: неоднократные посягательства на права лицензиата при банкротстве

                  Автор: Памела Вебстер, эсквайр.

                  Никто никогда не утверждал, что арена банкротства для слабонервных. На пути к разработке плана реорганизации (или, как правило, в наши дни продажи всех активов должника) могут возникнуть ожесточенные бои между должником и его кредиторами, торговыми поставщиками, союзами и арендодателями, а также между траншами. старшего и субординированного долга. Часто эти разногласия вызваны попыткой должника минимизировать свои обязательства, вынуждая кредиторов брать меньше, чем им причитается, или выплачивая им TBD - крошечные доллары банкротства.

                  Однако сокращение количества претензий - не единственная игра в городе. Часто должник стремится повысить стоимость того, чем он владеет, независимо от того, кто пострадал в процессе. Если должник владеет правами интеллектуальной собственности, такими как патенты, авторские права, товарные знаки и т. Д., Наибольшему риску может подвергаться лицензиат.

                  Здесь необходимо краткое изложение закона о банкротстве. 1 Раздел 365 (а) Кодекса о банкротстве гласит, что должник 2 может принять на себя или отклонить «исполнительные контракты», которые в значительной степени понимаются как контракты, по которым у каждой стороны все еще есть значимое исполнение.Вексель не является исполнительным контрактом, потому что одна сторона (кредитор) сделала все необходимое, когда предоставила ссуду. Только заемщик должен по-прежнему выполнять выплаты по ссуде. С другой стороны, контракт на поставку товаров является исполнительным контрактом, поскольку одна сторона обязана продолжать поставки товаров, а другая сторона обязана оплачивать их.

                  Должники обычно отклоняют исполнительные контракты, потому что они являются обременительными обязательствами. Например, контракт на поставку может быть отклонен, поскольку должник является потребителем товаров и вынужден платить по ставке выше рыночной.Но контракты также могут быть отклонены, потому что должник может увидеть лучшую возможность в другом месте. Если должник был обязан поставить товары по цене ниже той, что диктует рынок, он мог бы отказаться от договора, чтобы заключить новый договор с третьей стороной, готовой заплатить более высокую цену. Конечно, это несправедливо по отношению к стороне, оставшейся после отклоненного контракта, которая полностью выполняла свою часть сделки.

                  Хотя прошло уже почти 30 лет, воплощением этой несправедливости является случай Lubrizol Enterprises, Inc . 3 , в котором суд разрешил лицензиару-должнику отклонить патентную лицензию, в результате чего лицензиату, который полностью оплатил лицензионные права и нуждался в них для ведения собственного бизнеса, нанесен непоправимый ущерб только необеспеченным иском, который может быть оплачивается в TBD как утешение. Оправданием для этого катастрофического нарушения прав лицензиата было то, что должник мог перелицензировать патентные права кому-то другому и получать дважды за одну и ту же лицензию.

                  Даже Конгресс не мог игнорировать дисбаланс прав, отмеченный в Lubrizol , и отреагировал внесением поправок в Кодекс о банкротстве в 1988 году, приняв Раздел 365 (n).Раздел 365 (n) предотвращает потерю лицензиатом интеллектуальной собственности некоторых прав после отклонения лицензии должником, хотя он делает это, предлагая выбор Хобсона. Лицензиат может решить разрешить прекращение действия лицензии и заявить любые претензии к должнику, которые у него могут быть (конечно, с учетом закона о банкротстве и оплаты в TBD), или он может решить сохранить свои права. Если он решит сохранить свои права, он должен продолжать выплачивать все лицензионные платежи и не может компенсировать какой-либо из понесенных им убытков из этих сумм.

                  Хотя это намного лучше, чем результат в Lubrizol , Раздел 365 (n) по-прежнему вызывает много боли у лицензиата после отказа. Например, лицензиат может сохранить только те права, которые существовали на момент возбуждения дела о банкротстве. Если интеллектуальная собственность не завершена - программное обеспечение еще разрабатывается, фильм еще не готов, сиквелы еще не написаны - раздел 365 (n) не предлагает никакой помощи, и лицензиат теряет права на эти активы. Даже если лицензиат имеет что-то ценное во время дела о банкротстве, любые последующие модификации или улучшения, даже такие вещи, как исправление ошибки в программном обеспечении, не должны предоставляться лицензиату, несмотря на то, что может предусматривать лицензия.Если лицензия не дает лицензиату доступа к тому, что необходимо для полного использования интеллектуальной собственности, например, к исходному коду, трейлерам или произведениям искусства, Раздел 365 (n) не поможет. Наконец, Раздел 365 (n) не исполняется самостоятельно. Лицензиат, не уделяющий должного внимания делу о банкротстве своего лицензиара, потеряет права по Разделу 365 (n), если они не будут своевременно реализованы.

                  Раздел 365 (n) имеет еще одну серьезную проблему. Это применимо только к интеллектуальной собственности, как этот термин определен в Кодексе о банкротстве, а не в более широком смысле, используемом в бизнесе и в искусстве. 4 Самое очевидное, что Кодекс о банкротстве не включает товарные знаки в качестве интеллектуальной собственности, поэтому лицензиаты этих прав не могут даже ссылаться на Раздел 365 (n). Однако в последнее время, похоже, это хорошо. Несколько судов нашли способы защитить права лицензиата на товарный знак от попыток отказа лицензиара-должника и восстановления лицензионных прав. Например, в деле Exide Technologies 5 Апелляционный суд нашел способ объявить рассматриваемую лицензию не исполнительным контрактом и, следовательно, даже не подлежащей отказу.Совпадающее мнение пошло еще дальше и постановило, что даже если в лицензии может быть отказано, это не означает, что должник может вернуть себе интеллектуальную собственность без прав лицензиата. Скорее, в совпадающем мнении говорилось, что отказ может быть нарушением со стороны должника, но в остальном не повлияет на лицензиата.

                  В прошлом году совпадающее мнение было поддержано (и расширено) другим Апелляционным судом в деле Sunbeam 6 . В деле Sunbeam суд повторно рассмотрел Lubrizol , не согласился с ним и постановил, что лицензиат товарного знака продолжает иметь право использовать знак после отказа.Действительно, Sunbeam означает, что лицензиаты товарных знаков, о которых Конгресс забыл, когда он принял Раздел 365 (n), могут быть значительно лучше, чем лицензиаты других типов интеллектуальной собственности, и что другие лицензиаты могут начать отказываться от защиты Раздела 365 (n). ) для более широких прав, объявленных в Sunbeam .

                  Хотя Exide и Sunbeam , возможно, предлагали более безопасный мир для прав лицензиатов интеллектуальной собственности, новая угроза материализовалась.Здесь снова требуется краткое изложение закона о банкротстве. Раздел 363 (f) Кодекса о банкротстве позволяет должнику продавать свои активы «без каких-либо интересов в таком имуществе» при соблюдении определенных условий. Цель Раздела 363 (f) заключается в том, что покупатель будет платить больше за активы, если ему не нужно беспокоиться об известных и особенно неизвестных залоговых правах и других требованиях к активам. Широко распространено мнение, что чем больше будет реализована стоимость, тем лучше для всех кредиторов, включая тех, чьи интересы были лишены при продаже.Эти «интересы» включают права интеллектуальной собственности. 7

                  Превышает ли 363 (f) право на продажу без явных интересов интеллектуальной собственности положения Раздела 365 (n), позволяющие лицензиату сохранять свои права на лицензированную интеллектуальную собственность? Превосходит ли это права, защищенные в Exide и Sunbeam ? Удивительно, но мы не знаем. В очень похожем контексте суд постановил, что должник может продать принадлежащее ему имущество, которое было сдано в аренду, и лишить арендатора его прав, несмотря на раздел 365 (h) Кодекса о банкротстве, который прямо защищает арендаторов от отклоненного договора аренды. 8 В значительной степени, однако, дело было решено на том факте, что арендатор не возражал, что было сочтено сродни подразумеваемому согласию.

                  Совсем недавно покупатель активов Blockbuster Video в Соединенных Штатах пытался воспрепятствовать канадской дочерней компании (чьи активы он не покупал) от использования имени Blockbuster и другой интеллектуальной собственности. Несмотря на то, что у дочерней компании была письменная, полностью оплаченная лицензия на использование интеллектуальной собственности, покупатель утверждал, что права аффилированных лиц Канады в соответствии с Разделом 365 (n) и иным образом были аннулированы, когда активы были проданы «бесплатно и без оплаты» без возражение дочерней компании. 9 То, что у дочерней компании не было практической возможности возражать против продажи, которую продвигала ее собственная материнская компания, было проигнорировано.

                  Если бы позиция покупателя была принята судом, это было бы катастрофическим для прав канадской аффилированной компании и ее кредиторов. Неудивительно, что вопрос уладился, оставив вопрос нерешенным. Но это только вопрос времени, когда другой должник или другой покупатель попытается найти этот новый путь, чтобы уничтожить ценные права лицензиата, о которых договаривались.Что может сделать лицензиат перед лицом этой новой атаки?

                  Прежде всего, независимо от того, насколько жестким является договор, лицензиат должен внимательно следить за делом о банкротстве лицензиара. Очень легко запросить уведомление обо всех действиях по делу и отправить все состязательные бумаги и другие документы по делу непосредственно лицензиату по электронной почте, факсу или обычной почте. Тот, кто следит за этим делом, должен искать ходатайства об отклонении исполнительных контрактов и / или ходатайства об одобрении продажи активов.Может потребоваться активное участие в деле о банкротстве. Если лицензиат находит свое имя в этих предложениях, ему необходимо выбрать лучший вариант, если он желает сохранить свои права непрерывно и в полном объеме. Лицензиат может занять позицию, что лицензия не является исполнительной и должник не имеет права отказаться от нее. Или он мог бы своевременно реализовать свои права в соответствии с Разделом 365 (n), предоставив необходимое уведомление. Или мог возразить. Есть несколько оснований для возражения против продажи без интеллектуальной собственности, подлежащей лицензированию, и это может помешать любому суду найти подразумеваемое согласие на уничтожение этих лицензионных прав.

                  Возможно, если какой-нибудь суд вынесет столь же драматическое заключение, как Lubrizol , Конгресс снова вмешается и исправит, в идеале лучше, чем с Разделом 365 (n), последнее нападение на лицензиатов. А пока, лицензиаты, будьте бдительны и держите свои щиты поднятыми.

                  1 Закон о банкротстве, обсуждаемый в этой статье, является федеральным Кодексом о банкротстве Соединенных Штатов, который находится в главе 11 Кодекса Соединенных Штатов.

                  2 Статут фактически предоставляет эти полномочия доверительному управляющему, но в силу действия других разделов Кодекса о банкротстве эти полномочия доступны и часто используются должниками по главе 11, имеющими ДИП.

                  3 Lubrizol Enters., Inc. против Richmond Metal Finishers, Inc. (In re Richmond Metal Finishers, Inc.) , 756 F.2d 1043 (4-й округ 1985 г.)

                  4 Раздел 105 Кодекса о банкротстве ограничивает интеллектуальную собственность коммерческой тайной, изобретением, процессом, дизайном или заводом, охраняемыми в соответствии с патентным законодательством, заявкой на патент, сортом растений, а также авторским произведением или маской работы, защищенной законом об авторских правах.

                  5 In re Exide Techns ., 608 F.3d 957 (3rd Cir. 2010)

                  6 Sunbeam Products, Inc.против Chicago American Manufacturing, LLC , 686 F.3d 372 (7-й округ 2012 г.).

                  7 FutureSource LLC против Reuters Ltd ., 312 F.3d 281 (7-й округ 2002 г.).

                  8 Precision Industries, Inc. против Qualitech Steel SBQ, LLC , 327 F.3d 537, 545 (7-й округ 2003 г.).

                  9 См. Ответ Blockbuster L.L.C. на возражение получателя Blockbuster Canada Co. против ходатайства должников (I) об отклонении некоторых исполнительных договоров и (II) введение ускоренных процедур отклонения исполнительных договоров, не связанных с арендой., In re Blockbuster Inc., et al. , I0-14997-BRL (Bankr. S.D.N.Y., 21 июня 2011 г.).

                  .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *